Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook
О блокировках  |  На основном сайте Граней: https://graniru.org/opinion/m.285241.html

статья Убить Путина

Дмитрий Губин, 06.06.2022

104539

Понимаю, что прямая постановка вопроса - "Надо ли убить Путина?" - вызывает у русского человека даже не испуг, а оторопь. Включая тех, кто в соцсетях сразу после начала войны с подмигиванием просил передать графу Палену привет, а также шарфик и табакерку. (Надеюсь, никто не забыл апокриф, приписывающий именно этому графу то удушение Павла I, то удар табакеркой по виску?)

Но ставить вопрос об убийстве главы государства в ХХI веке?! Когда смертная казнь в большинстве нормальных стран запрещена, ценность человеческой жизни не подвергается сомнению, а вынесение приговоров отдано на аутсорсинг судам!

Прямой вопрос о возможности убийства другого человека сегодня невозможен даже в России. Но я, простите, живу в Германии.

А в Германии каждый год 20 июля, в годовщину попытки убийства Гитлера полковником вермахта Клаусом фон Штауффенбергом, новобранцы бундесвера принимают присягу на том самом месте, где Штауффенберг с товарищами был казнен. И если это не прямое указание на то, что в условиях узурпации власти и развязывания войны у военных есть право на убийство узурпатора, - то объясните, пожалуйста, что это такое. Штауффенберг в Германии - национальный герой. По той причине, которую объяснила Меркель: "он смыл позор с немцев". Позор непротивления злу насилием.

Да и в России убийство главы государства исторически не считается преступлением. Елизавете никто не ставит в вину заточение (а потом и смерть) Ивана Антоновича, Екатерине - убийство Петра III, a Александру I - убийство отца. Имена же убийц Александра II и вовсе прославлены. В России сегодня 15 улиц Андрея Желябова, 26 улиц и переулков имени Степана Халтурина, 31 улица и переулок имени Софьи Перовской. Причем еще недавно улиц, названных в честь цареубийц, было меньше. Но с аншлюсом Крыма их число возросло. То есть присоединение Крыма стало дополнительным аргументом в пользу идеи, что убить главу государства - дело, при определенных условиях, хорошее и славное...

Однако к черту историю и все эти параллели, не слишком отличающиеся от сетевых - гы-гы! - намеков на табакерку и шарфик.

Есть конкретная ситуация, сложившаяся в мире после начала войны. До 24 февраля 2022 года Путин уничтожал свободы, бросал в тюрьмы и травил ядами оппозиционеров по большей части только в России, что еще можно было со скрипом терпеть, особенно если живешь вне России. Но 24 февраля Путин перешел все границы в самом буквальном смысле. Сегодня мы имеем дело с человеком, который убивает и калечит людей десятками тысяч, который бомбит и стирает с лица земли огромные города, который единолично перекраивает границы, который ради желания стать императором уже превратил в труху надежды, судьбы, карьеры, любови, планы миллионов людей. Который ради создания русской империи устроил величайшую гуманитарную катастрофу в Европе после Второй мировой войны, превратив в беженцев около 10 миллионов человек. И которого невозможно ни переизбрать, ни отдать под суд.

В этой ситуации обсуждение вопросов: нужно ли убить диктатора, можно ли его убить, кто может его убить, что именно его убийство должно изменить? - становится рутинной интеллектуальной работой.

Сам военный тупик, в который завел страну Путин, подталкивает к вопросу об убийстве Путина. Тупик в том, что эта война не может быть выиграна, потому что империю в постимперскую эпоху уже не создать. Последней такой попыткой был Третий рейх. Путин, по счастью, не вполне Гитлер, хотя и прилежно его косплеит. И хотя путинская риторика при нападении на Украину целиком позаимствована у Гитлера при нападении на Польшу, мощи гитлеровской военной машины у Путина нет. Польша пала через 18 дней, а Украина держится четвертый месяц и не думает сдаваться. Но откатить назад, вывести войска Путин тоже не может, потому что это будет равносильно признанию личной вины в бессмысленной бойне.

Этот жуткий тупиковый баланс, который не дает преимуществ никому, а только перемалывает людей и экономику сразу нескольких стран, может быть эффективно нарушен лишь ограниченным числом действий. Например, применением Путиным ядерного оружия. Теперь уже понятно, что к этому на Западе готовятся и что ответный удар по России будет мощнейшим. Так вполне может начаться глобальная ядерная война, которая, несомненно, покончит с Россией, но одновременно и с несколькими миллионами, если не десятками миллионов, людей.

А второй способ нарушить баланс - это пойти на свержение узурпатора, что дает неплохой шанс новой власти свалить всю вину за войну именно на покойника.

Что бы выбрали вы - убийство диктатора с окончанием войны или атомную войну?

Причем технически устранение Путина вполне возможно, несмотря на колоссальные размеры его охраны. Чем больше людей в охране, тем больше и шансов, что среди них окажется свой Штауффенберг, повторяющий слова немецкого полковника в ночь перед покушением: "Кто найдет в себе мужество сделать это, войдет в историю как предатель, но если он откажется это сделать, то будет предателем перед своей совестью".

А возможно, руку к убийству Путина приложит армия, которая сегодня брошена на убой, получая за это мало дивидендов, но массу оплеух. Военные обладают оружием, против которого бессильна любая охрана, и они лучше других понимают безнадежность войны. И Путин эту новую опасность чувствует очень хорошо: неслучайно в последнем военном параде не принимала участия авиация под анекдотическим предлогом "плохой погоды". Оно и понятно: наличие среди летчиков во время пролета над Красной площадью всего лишь одного Гастелло позволило бы эффективно и эффектно решить вопрос разом с захоронением и Ленина, и Путина.

Однако герой-одиночка - это плохой вариант, потому что Путин начинал войну не в одиночку. Идеей строительства русского рейха охвачена значительная часть путинской аристократии, этих допущенных к кормушке и власти силовиков, чиновников и госбизнесменов. Если одиночка убьет Путина - на смену легко может прийти новый Путин, возможно, ничуть не лучше. Пришел же на смену убитому террористами Александру II абсолютнейший держиморда Александр III.

А вот политический заговор при поддержке военных может многое изменить. Смена элит в России всегда означала не просто решение проблем страны, но и избавление от текущих угроз. После смерти Сталина новая элита устраняла риск быть репрессированными. После развала СССР элита устраняла риск жить в бедности. Сейчас новой элите важно устранить всесилие силовиков, восстановить отношения с Западом и, как ключ, остановить войну. А поскольку все эти риски сфокусированы в президенте-узурпаторе, новая элита наверняка попробует не просто избавиться от узурпатора, но и изменить политическую конфигурацию России в пользу федерализма и парламентской республики. Я, по крайней мере, знаю тех, кто об этом думал до всякой войны всерьез.

Так что повторю еще раз: вопрос об убийстве Путина столь же нормален и законен, как и вопрос об убийстве Гитлера век назад. Причем никто так много не сделал для постановки этого вопроса, как сам Путин. Если ему так полюбилось сравнивать себя с крысой, которую не следует загонять в угол, иначе она оттуда прыгнет, впившись миру в горло, - то не надо удивляться, что твой бункер мало-помалу будет восприниматься как город Гаммельн и что у городских ворот начнут собираться крысоловы.


Дмитрий Губин, 06.06.2022