Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook
О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/opinion/editorial/m.285767.html

статья Боевое ранение

15.08.2022

104995

75-летний писатель Салман Рушди выжил после покушения. 12 августа перед началом публичной лекции в городе Чаутоква, штат Нью-Йорк, террорист набросился на него с ножом и нанес многочисленные ранения.

От редакции

Отморозки продолжают делать биографию нашему Рушди. Стоит чуть-чуть потерять бдительность, как враги свободы наносят расчетливый, эффектный и безжалостный удар.

Кровь на сцене Chautauqua Institution - это кровь, пролитая за свободу. Автор "Сатанинских стихов" хотел вырваться из сатанинской ловушки, но три десятилетия своего писательского расцвета вынужден был провести на войне.

"Страшный, нелепый, архаичный фанатизм вдруг выскакивает на сцену - совсем как танки 24 февраля", - пишет Сергей Медведев. Конечно, и то и другое выскочило не вдруг. Атаки на основополагающие западные ценности не прекращались ни на день. В 2022 году эта война вступила в решающую, горячую фазу.

"Сегодня, спустя три четверти века после разгрома фашизма и через тридцать лет после падения Берлинской стены, разворачивается не что иное, как новая битва за цивилизацию”, - это цитата из открытого письма, подписанного Салманом Рушди три года назад, перед выборами в Европарламент. Западные интеллектуалы, наблюдая за "все более откровенными манипуляциями хозяина Кремля", предупреждали о "новом натиске тоталитаризма, влекущем за собой мрак Средневековья". Рушди причислял себя к тем, кто "отказывается капитулировать". Он знал, что бой будет кровавым.

Главная битва цивилизаций разворачивается сейчас на фронтах российско-украинской войны. Рашизм оказался более серьезным вызовом Западу, чем исламизм, - если не по накалу фанатизма, то по масштабу жертв и разрушений, по дерзости терактов (чего стоит только захват крупнейшего в Европе атомного объекта). Оставим специалистам сравнительный анализ скрепных идеологий ненависти, а также двух пропагандистских машин. Иранские медиа, восхваляющие "мужественного и сознательного" 24-летнего убийцу, конечно, по-своему эффективны, но не идут ни в какое сравнение с путинскими инфовойсками, чьи диверсии метят в самые уязвимые места западного противника. Оба врага годами паразитировали на западной открытости, на западных свободах. Ненависть - их главный продукт, разрушение - их цель, убийства - их modus operandi.

Рушди догнала изданная в 1989 году фетва, но никто не скажет, что покушение устроил или вдохновил исключительно иранский режим, - понятно, что это зло шире, чем власть аятолл, и способно к самовоспроизводству. Так и с нападением на Украину - рашизм больше, чем путинский режим.

До какого момента западный истеблишмент считал террористическую Россию союзником в борьбе с религиозным фундаментализмом? Может быть, отрезвление пришло с делом Pussy Riot ровно 10 лет назад? Или в 2015-м году, когда после расстрела Charlie Hebdo Путин отказался приехать в Париж на марш солидарности, в Грозном шли многотысячные митинги в защиту права убивать, а Роскомнадзор запретил карикатуры на религиозные темы? Риторика "совместной борьбы с терроризмом" оказалась удивительно живучей. Она сошла на нет только после казни французского школьного учителя Самюэля Пати - зверской расправы, одобренной верным путинским пехотинцем и послушной чеченской массовкой. И вот теперь в разбомбленном Мариуполе кадыровщина, чекизм и совково-православное мракобесие наконец слились в террористическом экстазе.

Искалеченный на старости лет Салман Рушди подмигивает уцелевшим глазом тем западным политикам, которые выражали сочувствие оскорбленным верующим, предавали принципы, надеясь поладить с головорезами. Можно вспомнить, например, что говорил Жак Ширак по поводу "неуважаемого" автора "Сатанинских стихов" и "провокационных" карикатур на пророка.

Рушди был на стороне свободы, когда группа американских писателей бойкотировала ПЕН-центр за посмертную награду Charlie Hebdo. Он говорил о моральном банкротстве Amnesty International еще в 2010 году. Он стал одной из центральных фигур в дебатах о расширении западных цензурных практик.

Сегодня свобода нуждается в вооруженной защите. Не бывает отмененной фетвы. Не бывает перемирия в борьбе с убийцами, которые намерены вас уничтожить.

15.08.2022