«Мы близки к апогею». Война Израиля с проиранской «Хезболлой» кажется неизбежной. Кто сделает первый шаг?

Конфликт на границе Израиля и Ливана

Автор фото, Getty Images

  • Автор, Анастасия Успенская
  • Место работы, Би-би-си, Лондон

События на северных границах Израиля в последние несколько дней развиваются таким образом, что большая война с Ливаном больше не кажется экспертам вероятной, теперь они склонны считать ее неизбежной.

На этой неделе «Хезболла» сообщила о гибели одного из своих высокопоставленных командиров Мухаммеда Нимаха Нассера в результате израильского удара по югу Ливана. Это как минимум третий представитель верхушки радикальной ливанской шиитской группировки, убитый с тех пор, как в октябре прошлого года «Хезболла» активизировала действия против Израиля.

В четверг в ответ на гибель Нассера за один лишь день по Израилю было выпущено около 200 ракет и начиненных взрывчаткой дронов.

Удары по Израилю наносятся фактически ежедневно. Израиль отвечает ударами по военным объектам «Хезболлы», и, по некоторым подсчетам, за последние девять месяцев нанес группировке ущерб на сумму 1,5 млрд долларов.

В радиусе пяти километров в обе стороны от ливано-израильской границы образовалась настоящая военная зона, откуда были эвакуированы сотни тысяч человек — около 100 тыс. израильтян и порядка 90 тыс. ливанцев.

Чтобы прекратить обстрелы своих территорий и вернуть жителей северных районов в их дома, Израилю надо, как минимум, отодвинуть «Хезболлу» от своих границ, и, похоже, все относительно умеренные способы это сделать исчерпаны.

Данные американской разведки тоже указывают на то, что большая война может вспыхнуть в ближайшие недели. Спецслужбы США связывают это с неспособностью Израиля и ХАМАС достичь соглашения о прекращении огня в Газе.

Но эксперты в Израиле считают, что прямой взаимосвязи нет.

Что может стать решающим толчком к большой войне? И остались ли способы ее избежать?

Кто сделает первый шаг?

Пропустить Реклама подкастов и продолжить чтение.
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Реклама подкастов

Израильские эксперты единодушны в том, что первым шаг к большой войне сделает Израиль, у которого скорее рано, чем поздно просто лопнет терпение. Однако они по-разному оценивают значение такого шага: одни считают его естественной и даже необходимой реакцией государства на террор, а вторые – катастрофой.

«Сколько может Израиль жить в ситуации, когда весь север страны ежечасно подвергается атакам, обстрелам и терроризируется. И так уже в течение долгих девяти месяцев. Израильский север обезлюдел. Израильское терпение в данном случае тоже заканчивается. Никакая другая страна не согласилась бы, чтобы ее граждан убивали в течение такого длительного периода времени», — говорит в интервью Русской службе Би-би-си экс-советник премьер-министра Ариэль Булштейн.

«Ситуация на севере может перерасти в мировую, тотальную войну, потому что война на истощение уже идет, и Израиль играет ключевую роль в том, чтобы этого не допустить», — считает Йорам Швайцер, израильский эксперт по вопросам конфликтов и терроризма.

Военные ЦАХАЛ

Автор фото, AFP

Подпись к фото, У «Хезболлы» большой арсенал вооружений, но не достаточно ресурсов для наземного столкновения в отличие от Израиля. На фото военные ЦАХАЛ, переброшенные на северные границы страны в октябре 2023 года после активизации исламистов в Ливане

С последнего серьезного боевого столкновения между Израилем и «Хезболлой», вошедшего в историю как Вторая ливанская война (2006), прошло 18 лет.

Все это время «Хезболла» продолжала ракетные и артиллерийские обстрелы израильских северных территорий, параллельно наращивая и совершенствуя свой боевой арсенал.

По оценке израильских военных экспертов, на сегодняшний день в распоряжении группировки есть около 200 тысяч ракет, в том числе высокоточных, способных покрывать территорию примерно в 700 километров — то есть фактически всю территорию Израиля.

Но для наземной операции у группировки не хватит сил, и первой перейти границу она не решится, говорят эксперты.

«Степень и градус атак «Хезболлы» все время растет, соответственно растет и решимость Израиля отвечать на них. Динамика развития событий говорит о том, что мы приближаемся к их апогею», — говорит Ариэль Булштейн.

Приказ поступит из Тегерана

В отличие от ХАМАС, который поддерживается различными донорами, но при этом остается палестинской (суннитской, в отличие от шиитской «Хезболлы») группировкой с собственной стратегией, «Хезболла» — это не только иранские деньги и вооружения, это проводник политики и целей Ирана в отношении Израиля.

По мнению экспертов, активизация «Хезболлы» не была связана с желанием группировки поддержать собратьев из ХАМАС после их нападения на Израиль, как заявлял ее лидер Хасан Насралла. Просто ХАМАС неожиданно предоставил «Хезболле» удобный момент.

«Я не думаю, что действия Насраллы продиктованы интересами палестинцев. Он действует в собственных интересах, в интересах Ирана, в интересах шиитской оси, к которой он, конечно, пытается привлечь и ХАМАС, чтобы расширить свой фронт. Но палестинцы всего лишь компонент», — считает Йорам Швайцер.

Демонстрация в Тегеране, 2006 год

Автор фото, AFP

Подпись к фото, На фото антиизраильская демонстрация в Тегеране, 2006 год. На баннере с изображением еще молодого лидера «Хезболлы» Хасана Насраллы написано: «Клянусь Аллахом, Израиль еще более нестабилен, чем даже паучий дом». Риторика Ирана в адрес Израиля не меняется десятилетиями

«Хезболла» — это страховой полис иранского режима, обеспечивающий не только вооруженные столкновения с Израилем, но и защиту иранских активов внутри Ливана, говорит другой эксперт Ханин Гаддар из Вашингтонского института ближневосточной политики.

«[Участие Ирана в войне] — это не теория и не израильская паранойя. Иран уже напрямую напал на Израиль [в апреле этого года], причем это была беспрецедентная атака — разными видами ракет, в том числе баллистических, беспилотниками. Иран накапливал различные виды вооружений, чтобы их использовать, и он это сделал», — говорит экс-советник премьер-министра Израиля Ариэль Булштейн.

«Иран не скрывает, что его цель — полное уничтожения Израиля. На одной из площадей в Тегеране есть часы, которые показывают, сколько Израилю осталось. То есть страна-член ООН вынашивает в открытую план уничтожения другой страны», — добавляет эксперт.

Таким образом, политически и экономически слабый Ливан в случае полномасштабного конфликта не будет играть в принятии решений фактически никакой роли. Приказы будут поступать из Тегерана, уверены специалисты.

Какой момент для удара устроил бы стороны?

Израильский солдат отдыхает, оперевшись на гаубицу, сектор Газа, октябрь 2023

Автор фото, AFP

Подпись к фото, Израилю, проводящему массированную операцию в секторе Газа, в идеале нужно передохнуть перед новым рывком

«Израиль, подойдя близко к завершающему этапу интенсивной фазы войны против ХАМАС и практически завершив истребление его военных возможностей, это не за горами, остается один на один со своей северной проблемой. И понятно, что ждать бесконечно невозможно», — говорит Булштейн.

О возможностях Израиля воевать на два фронта специалисты рассуждают с того момента, как «Хезболла» начала оттягивать на себя израильские силы в разгар их противостояния с ХАМАС на юге страны.

Эти возможности у Израиля есть, но, конечно, ему предпочтительнее действовать поэтапно, и окончание горячей фазы в секторе Газа можно было бы считать точкой отсчета перед началом операции на севере.

Но это в том случае, если Иран не сделает шаг на опережение.

С точки зрения Тегерана Израиль в настоящий момент находится в самом уязвимом состоянии: он ослаблен войной в Газе, расколот изнутри политическими распрями, его военный кабинет развалился, а отношения с Вашингтоном ухудшились.

Массированные обстрелы израильских территорий дальнобойными ракетами, чего до этого момента «Хезболла» избегала, заставят Израиль реагировать мгновенно, не дав ему отдышаться и перегруппироваться после Газы.

Остались ли шансы на дипломатию?

Возможную большую войну на севере страны сами израильтяне называют «Судный день-2». Это отсылка к Войне Судного дня 1973 года, когда Израиль воевал против целой коалиции арабских государств.

Эта война считается самой масштабной на Ближнем Востоке в современной истории региона.

Новый конфликт не будет противостоянием двух игроков, он охватит значительную часть региона, по крайней мере, ту, где действуют иранские прокси — Ливан, Сирия, Йемен и частично Ирак.

«Иран пытается обложить Израиль со всех сторон экзистенциональными угрозами: с юга в виде поддержки ХАМАС и «Исламского джихада», с севера — ставка Ирана на «Хезболлу», но это касается и других наших границ, например, попытка Ирана взорвать ситуацию в Иордании и фактически превратить самую длинную израильскую границу в очаг напряженности. Все это часть общего плана, который никто не скрывает», — говорит Ариэль Булштейн.

Сейчас всё внимание приковано к международным посредникам — единственной силе, которая может предотвратить катастрофу, хотя надежды на ее эффективность уже практически нет.

Израиль ждет, что посредники добьются от Ливана выполнения резолюции 1701 Совета безопасности ООН, принятой еще в 2006 году, но так и не реализованной.

Она предусматривает отвод любых сил, не имеющих отношения к официальным силам Ливана, от израильской границы и фактическую демилитаризацию южной части Ливана от всех террористических структур, — не только «Хезболлы», но и ее ответвлений.

«Либо международное сообщество находит какие-то инструменты давления, которые обяжут ликвидировать все это террористическое присутствие вблизи израильских границ, выполнить таким образом резолюцию ООН и предоставить израильским гражданам право на жизнь, либо Израилю придется самостоятельно обеспечивать право израильтян на мирную жизнь», — говорит Булштейн.

Вопрос в том, сколько времени Израиль готов ждать результатов дипломатических попыток. Ситуация с безопасностью на севере страны и уроки, вынесенные из трагедии 7 октября, подсказывают, что не долго.

Акция единства перед посольством США в Тель-Авиве

Автор фото, AFP

Подпись к фото, Исход ноябрьских выборов в США имеет для Израиля большое значение, при Дональде Трампе у него больше гарантий и поддержки на случай любого дальнейшего развития событий

Есть мнение, что Израиль не станет ничего предпринимать до того, как станут известны результаты американских выборов в ноябре этого года. Свобода его действий при республиканцах и демократах — разная.

Дональд Трамп в Белом доме был бы для Израиля большей гарантией поддержки при любом дальнейшем развитии событий.

Однако динамика ситуации в регионе вряд ли позволит Израилю дожидаться заокеанских новостей.

«Выборы в США по меркам нашего региона еще очень далеко. И два возможных сценария, в зависимости от того, кто победит, просто наложатся на ту картину событий, которая будет на тот момент. Никто ведь из врагов Израиля не нажмет на кнопку „пауза“, чтобы подождать американских выборов и посмотреть, кто придет к власти», — говорит экс-советник премьер-министра Израиля Ариэль Булштейн в комментарии Русской службе Би-би-си.