"Пришел Рюрик и организовал государство с танками, ракетами". Историки об антинорманизме Путина

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Памятник Рюрику и Олегу в Старой Ладоге

Автор фото, Ruslan Shamukov/TASS

Подпись к фото,

На церемонии открытия памятника князьям Рюрику и Олегу в Старой Ладоге (сентябрь 2015 г.)

20 апреля Владимир Путин высказался против норманской теории происхождения князя Рюрика. "Есть мнение, что у него [Рюрика] то ли мама была из славян - что-то в этом роде", - сказал российский президент.

"То, что один сдружённый пришёл откуда-то из Скандинавии, это совсем не значит, что верна норманская теория образования русского государства. Его же призвали, кто-то же призвал его на служение, он же не сам туда заявился, он ничего там не покорял. А если его кто-то призвал, значит, квазигосударственные или протогосударственные структуры уже существовали на этих территориях", - добавил Владимир Путин.

Что такое норманская и антинорманская теории, имеют ли они отношение к науке и почему Путин вспомнил про Рюрика - в этом разбиралась Русская служба Би-би-си.

"Мама из славян"

Идеи о том, что Рюрик был не приезжим варягом, а имел славянское происхождение, восходят к труду "История Российская" Василия Татищева, известного государственного деятеля первой половины XVIII века.

"Татищев - историк-любитель, свою "Историю" он писал в середине XVIII века. Там у него появляется загадочная летопись, которую он приписал Иоакиму, первому новгородскому епископу. Эту Иоакимовскую летопись якобы X века никто не видел, это была догадка Татищева. Якобы ему передали какую-то рукопись - и дальше много веков шел спор, что же он держал в руках, что это было. То есть в общем-то мы имеем дело с легендами", - комментирует историк, профессор Европейского университета Михаил Кром.

В сочинении Татищева с опорой на эту летопись говорится, что у новгородского старейшины Гостомысла была дочь Умила, которую выдали замуж за неизвестного варяга. Умила якобы и была матерью Рюрика, которого потом призвали княжить в Новгороде.

Михаил Кром отмечает, что упоминаний Гостомысла в ранних источниках нет, он начинает появляться в летописях, начиная с XV века. "Судя по всему, это позднейшая легенда, которую Татищев изложил, снабдив своими комментариями. Это был еще допрофессиональный уровень истории. Таких легенд было много, в XVI-XVII веке они во множестве появлялись - так люди себе представляли прошлое", - говорит Кром.

Задачей "Истории Российской" Татищева было "логизировать и построить целостную картину древнерусского мира", отмечает историк Федор Успенский, член-корреспондент РАН: "Поэтому там, где есть лакуны, Татищев позволял себе придумывать разного рода связи, которых не существовало в древних источниках".

"Говорящие имена вроде "Умила" и "Гостомысл", которые появляются в этой историографии, скорее следует сравнивать с пьесами Фонвизина, где все хорошие герои носят хорошие имена, а плохие - плохие. Это все фантастика, которая, к сожалению, попала в обывательский обиход", - говорит Успенский.

Норманисты и антинорманисты: идеология, а не история

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Спустя десятилетие после написания татищевской "Истории" началась известная полемика так называемых норманистов и антинорманистов. Главным предметом спора как раз и было национальное происхождение Рюрика.

Три немецких ученых, работавших в первой русской Академии наук в Петербурге - Г. Миллер, Г. Байер и А. Шлецер, - выдвинули версию о том, что Рюрик был скандинавом. Однако эта версия возмутила Михаила Ломоносова, который настаивал на славянском происхождении новгородского князя.

"Полемика возникла из-за того, что, по представлениям того времени, государственность практически отождествлялась с династией. Ломоносов был этим крайне озабочен: представление о том, что династия является иноземной, выглядело пятном на отечественной истории, это смотрелось непатриотично, получалось, что государство - какое-то заимствованное", - комментирует Михаил Кром.

Весь спор о происхождении Рюрика изначально был политически и идеологически заряжен и никогда не находился в сфере науки, по сути - это был спор западников и славянофилов, считает и Федор Успенский: "Я бы сказал, что это объект общественной мысли, а не академическая наука".

"За этим стояли текущие интересы и акценты, актуальные для XVIII века, а вовсе не для X-XI века, о котором, собственно, говорилось в этом споре", - отмечает изначальную политизированность дискуссии Успенский.

По его словам, вопрос национального происхождения правителей стал волновать людей в эпоху Просвещения, а вот самого древнерусского летописца и его современников оставил совершенно равнодушным.

"Недовольство тем, что нами правят иностранцы, абсолютно не беспокоило русского летописца, ему казалось, что то, что он описывает, это в порядке вещей. Это [пришествие иностранных правителей] действительно случалось не только на Руси, но и в других странах. А недовольство этим сюжетом целиком принадлежит к Новому времени - к такому имперскому духу, сложно понимаемому патриотизму", - рассказывает Успенский.

И Успенский, и Кром отмечают, что к концу XIX века спор между норманистами и антинорманистами постепенно теряет актуальность.

Такие историки, как Соловьев и Ключевский, признали варяжское происхождение Рюрика и "спокойно излагали последующие события": "Если с середины X века и дальше князья носят уже славянские имена, то стало быть, и проблемы нет: быстро ославянились", - подчеркивает логику окончания этого спора Михаил Кром.

Автор фото, ITAR-TASS/ Yuri Belinsky

Подпись к фото,

Скульптура Рюрика, 2001 год

В советское время национальность Рюрика снова стала волновать историков, и они пытались доказывать уже наличие у него славянских корней.

"Борьба с немцами в годы Отечественной войны проецировалась на историю: подчеркивалась роль немецких ученых XVIII века - что это они насаждали враждебный норманизм. Патриотическое чувство в этот период требовало, чтобы всё было славянским. Когда советская власть закончилась, то и официальный антинорманизм закончился вместе с ней", - говорит Кром.

После этого некоторые подтвержденные достижения историков в ходе этого многовекового спора укрепились в науке, а "все остальное стало предметом маргинальных досужих разговоров", подчеркивает Успенский.

Но антинорманизм до сих пор популярен в России - выпускаются книги (правда, научных среди них почти нет), снимаются фильмы.

Самым ярким высказыванием на эту тему можно назвать фильм юмориста Михаила Задорнова "Рюрик. Потерянная быль" 2012 года для телеканала "РЕН-ТВ", где снялись художник Илья Глазунов, актер Сергей Безруков и тогдашний председатель Мосгордумы Владимир Платонов. В фильме как раз защищается точка зрения, что славянка Умила была матерью Рюрика, впоследствии объединившего восточных и западных славян.

"Тотальное осовременивание материала"

Историк Федор Успенский считает, что в споре о происхождении Рюрика люди говорят о древности, но применяют инструменты и контекст, относящиеся к совершенно другой эпохе.

"Происходит тотальное осовременивание материала. В голове обывателя пришел некий Рюрик и тут же организовал древнерусское государство с танками, ракетами и прочим. В этом споре много неадекватного, и за ним стоят какие-то обиды: будь то обиды Ломоносова на немцев или обиды славянофилов на западников. В этом споре всегда сквозит обида и комплекс неполноценности", - считает Успенский.

Для современной науки варяжские корни династии Рюрика не вызывают сомнений, говорят и Кром, и Успенский.

"Также понятно и то, что не может никакая княжеская семья принести с собой государственность, государство не путешествует таким образом. Вопрос по большому счету исчерпан. При этом много деталей неясны за неимением информации, и Рюрик остается такой полулегендарной личностью", - говорит Михаил Кром.

Есть целая ветвь "маргинальных", по словам Федора Успенского, академических исследований, которые продолжают доказывать "полную славянскость Рюрика", но их трудно воспринимать всерьез, отмечает ученый: "Корни русской династии потомков Рюрика - это, конечно, все-таки скандинавские корни. Другое дело, что их самих это абсолютно не беспокоило. Эту свою скандинавскость они абсолютно расплескали и не ценили так, как ее могли бы ценить в Новое время".

Путин и Рюрик

Об увлечении Владимира Путина историей известно давно. В последние годы он неоднократно выступал с письменными и устными заявлениями на исторические темы, но в основном его волновали или советский период, или история Украины в составе российского государства.

Но история Рюрика также была интересна Путину, особенно в начале его президентства.

В 2001 году Путин посетил Великий Новгород, после чего встретился с российскими историками и археологами и "пытался обсуждать с ними проблему создания национальной идеи", писал в своем исследовании 2009 года историк Виктор Шнирельман: "Тогда его более всего интересовал вопрос о месте Киева в русской истории и с чего начинать эту историю после обретения Украиной независимости".

Через два года в России праздновался юбилей - 1250-летие основания села Старая Ладога, которое называют древней столицей Северной Руси. "Такой подход предлагал России привлекательное решение сложного вопроса о началах своей государственности, с которым она столкнулась после отделения Украины и потери Киева", - отмечает Шнирельман.

В тот год в Старую Ладогу приехал и Путин на своей яхте "Паллада", в чем Шнирельман усматривает напоминание о "традиционном появлении варяжских князей "из-за моря": "Действительно, официозная печать представляла Путина человеком, остановившим процесс развала государства и начавшим новое собирание земель".

Автор фото, ITAR-TASS/Alexei Panov

Подпись к фото,

Путин во время посещения Старой Ладоги в 2003 году

Образ Рюрика важен для российской власти по двум причинам. С одной стороны, с ним связано начало русской государственности, причем государственности европейского типа, что позволяет России говорить о себе как о европейской стране, отмечает Шнирельман. С другой стороны, "факт участия варягов в создании русской государственности позволяет России одерживать символическую победу над Украиной, ибо начатки государственности сложились сначала в Старой Ладоге и Новгороде и лишь затем достигли Киева", пишет историк.

Тем не менее фигура Рюрика проблемная именно из-за его чужеродных корней, поэтому современные историки продолжают попытки "наделить его славянским происхождением", заключает Шнирельман.

Владимир Путин действительно не первый раз защищает идею о том, что русская государственность сложилась именно в Новгороде, и высказывается против "западнических" версий.

Так, в 2014 году на встрече с создателями выставки "Рюриковичи" он раскритиковал их за то, что они в своей выставке осветили только одну теорию - норманскую: "У вас там изложена только одна. И вот эта норманская теория говорит о том, что государственность пришла извне. Те, кто полагают иначе, считают иначе, считают, что государственность уже сложилась в Новгороде".

Сейчас Путин снова вспомнил про Рюрика, чтобы "поддеть наших скандинавских соседей", полагает историк Федор Успенский: "Первое, что приходит в голову, что это как-то связано со [возможным скорым] вступлением в НАТО Швеции и Финляндии, поскольку, по некоторым догадкам, Рюрик был датчанин или швед".

"Я бы это объяснил простым и, к сожалению, судьбоносным и вредным увлечением нашего президента русской историей. Я думаю, что это интерес живой и неподдельный, а вот черпает материал для этого интереса он из совсем ненадежных источников. И это нередко приводит к трагическим последствиям", - говорит Федор Успенский.