Коварство, любовь и предательство: к 50-летию со дня смерти Эдуарда VIII

  • Яна Литвинова
  • Би-би-си, Лондон

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, Michael Ochs Archives

Подпись к фото,

Герцог Виндзорский в бытность губернатором Багамских островов. Ничтожная должность для бывшего короля, но ни на что лучшее ему рассчитывать не приходилось

На первый взгляд Эдуард, принц Уэльский, был идеальным наследником престола. Будущий король был молод, хорош собой, увлекался спортом и мог управлять самолетом. К тому же судьба наделила его неимоверным обаянием, которое обезоруживало даже самых твердокаменных республиканцев, легко общался с людьми изо всех слоев общества, любил американский джаз, одевался со вкусом и был самым завидным женихом на планете.

Можно сказать, что он был первой знаменитостью (в современном понимании этого слова) в королевской семье.

Как это часто бывает, действительность была несколько иной.

Начнем с того, что он был далеко не в восторге от уготованной ему роли. В одном из писем к своей тогдашней любовнице Фриде Дадли Уорд он описывал свои официальные обязанности, как "весь этот идиотизм и банальные напыщенные трюки!"

Автор фото, W. and D. Downey

Подпись к фото,

Будущий король Эдуард VIII. Похож на девочку, но в те времена так одевали всех младенцев. Он родился, когда на престоле была его прабабушка, королева Виктория

Его отец, Георг V, исполнявший обязанности конституционного монарха с угрюмой решимостью и преданностью долгу, характерным для викторианской эпохи, как-то сказал одному придворному, что если Эдуард станет королем, что на тот момент было практически неизбежно, он "разрушит монархию и империю". В беседе с премьером Стенли Болдуином король выразился еще конкретнее, мрачно предсказав, что "после моей смерти мальчишка погубит себя за 12 месяцев". Надо отдать должное Георгу, он почти не ошибся: Эдуард VIII пробыл на престоле 11 месяцев, чуть-чуть не дотянув до года и до своей коронации.

Не на своем месте

Автор фото, Bundesarchiv, Bild 102-10246 / CC-BY-SA 3.0

Подпись к фото,

Безработные на бирже труда в Лондоне. Экономические трудности всегда способствуют росту маргинальных политических движений, и Британия исключением тоже не была

В 30-х годах прошлого века Соединенное Королевство было в довольно скверном положении: экономика все еще оправлялась после Великой депрессии, на окраинах политического поля обретались коммунисты с фашистами, стабильных демократий в Европе было не так уж много и - самое главное - над миром нависла угроза очередной войны.

Конечно, придумывать пути выхода изо всех этих неприятных ситуаций должны были политики, но от монарха требовалась поддержка. Если с поддержкой не получалось, то он должен был хотя бы тихо сидеть в стороне, ни во что не вмешиваться, а главное - никоим образом не вставлять правящему кабинету палки в колеса.

Неосторожное высочество

Автор фото, Print Collector

Подпись к фото,

Инвеститура Эдуарда, как принца Уэльского в замке Карнарвон, 1911 год. На этот момент никто не сомневался, что перед ними - будущий король

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

В отличие от надежного до скуки Георга V, Эдуард, еще в свою бытность принцем Уэльским, нисколько не стеснялся выражать свое мнение самым неподходящим образом. Профессор истории из Эксетерского университета и автор книги "Король должен уйти" Ричард Той приводит несколько примеров его вмешательства во внешнюю политику.

В 1934 году на официальном обеде "Почтенной компании торговцев канцелярскими товарами и изготовителей газет", патроном которой он стал за год до этого, Эдуард, как и положено королевскому гостю, должен был совершить "круг почета", обмениваясь парой слов с каждым важным лицом.

К ужасу и недоумению окружающих, он застрял около посла СССР Ивана Майского, представлявшего по мнению британского истеблишмента кровавую диктатуру, кстати, расстрелявшую его родственников. Протокол требовал, чтобы принц ограничился холодным приветствием и не менее холодным прощанием, но он неожиданно завел с советским представителем длинный разговор и даже заверил его, что Великобритания привержена миру, так же как и Франция с Германией.

Автор фото, Print Collector

Подпись к фото,

Эдуард на фронте, 1914 год. Сам он участия в боевых действиях не принимал, его берегли, как наследника престола, но на фронт ездил, с солдатами разговаривал и что такое война, знал

В следующем году выступление Эдуарда перед представителями Британского легиона (благотворительной организации, занимающейся помощью ветеранам и их семьям), показало, что он по-прежнему намерен вмешиваться во внешнюю политику, что для конституционного монарха является смертным грехом.

Он заявил, что "нет и не может быть более подходящей организации или сообщества, которые могли бы протянуть руку дружбы немцам, нежели мы, бывшие солдаты, которые сражались с ними, но теперь совершенно забыли прежние разногласия".

Ветераны возмутились, а кабинет министров в срочном порядке обсудил возможные последствия неосторожно сказанных слов. "Кабинет был проинформирован, - говорится в протоколах этого заседания, - что дружественное упоминание Германии оказалось несколько неудобным и вызвало затруднения в отношениях как с Принцем (в протоколах это слово написано с большой буквы), так и с Германией, особенно, учитывая, что оно было сделано во время недели, когда шли англо-германские переговоры по поводу военного флота. Нам также сообщили, что особенно неблагоприятный эффект оно имело в Париже".

Автор фото, Central Press

Подпись к фото,

Простые люди принца любили. Говорят, что он считал, что так оно всегда и будет, но немалый процент населения посчитал его отречение предательством

Георг V пришел в ужас и сурово отчитал сына.

В общем, к тому моменту, когда стало понятно, что его очередная возлюбленная, миссис Симпсон - это всерьез и надолго, подавляющее большинство политического и аристократического истеблишмента от перспективы увидеть Эдуарда на троне бросало в холодный пот.

Не надо дразнить гусей

Автор фото, Universal History Archive

Подпись к фото,

Принц Уэльский и миссис Симпсон в Италии в 1935 году. Тогда кто-то еще надеялся на то, что связь эта либо закончится, либо будет скрыта от слишком любопытных глаз

Об отношениях Эдуарда и Уоллис Симпсон, а также о том, считать ли его трагической жертвой политических сил, мечтавших избавиться от короля-реформатора, либо совершенно не подходящим для такой ответственной должности лицом, для устранения которого все средства (кроме уголовных) были хороши, я подробно рассказывала несколько лет назад. Если вам интересно, то посмотрите здесь.

Несмотря на то, что двор, аристократия, высшие эшелоны церкви и правительство категорически не одобряли связи Эдуарда с миссис Симпсон, с нею можно было смириться, пока он оставался принцем. А вот к королю предъявляются совсем другие требования.

Автор фото, Print Collector

Подпись к фото,

Лондонцы читают бюллетень о здоровье короля Георга V. Никто не думал, что он умрет в 1936 году. В конце концов ему было всего 70 лет, а семейство Виндзоров отличалось долголетием. Правда, следовало бы брать в расчет то, что Георг был заядлым курильщиком

Конечно, если бы он, как положено, женился на подходящей для роли королевы женщине и произвел на свет законного наследника любого пола, а свою любовницу держал бы отдельно, не афишируя ее перед публикой, то никто бы и бровью не повел.

Но Эдуард, ставший королем Эдуардом VIII, закусил удила и стал демонстрировать свою даму направо и налево, "размахивая" ею, как мулетой перед носом разъярённого быка общественного мнения.

Без оглядок на правила

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Король и пока еще не разведенная миссис Симпсон в одном из портов круиза по Средиземноморью. В истории Англии были примеры, когда короли женились на вдовах, но представить себе ситуацию, когда королевой стала бы женщина при двух живых бывших мужьях, было просто невозможно

Сначала он отправился в средиземноморский круиз в ее сопровождении. Это был тот случай, когда не заметить эту скандальную связь мог только слепой. Британские газеты, стиснув зубы, скопом проявляли чудеса верноподданничества и хранили молчание, как их об этом и попросили. Американские и европейские газеты сладострастно смаковали подробности.

Не довольствуясь произведенным эффектом, а, возможно, о нем и не задумываясь, новоиспеченный король совершил еще одну кардинальную ошибку, пригласив свою любовницу в Балморал, шотландский замок королевской семьи.

Автор фото, Alan Findlay

Подпись к фото,

Балморал - особый замок королевской семьи, приглашение в который удостаиваются только самые из самых. Миссис Симпсон под это определение не подходила никак

Это и само по себе было плохо, потому как в Балморал традиционно приглашались исключительно важные для государства лица, типа премьер-министров и церковных иерархов, либо члены королевской семьи и их личные друзья. Но гораздо опаснее было то, что этот визит показал, как распределяются места в королевском списке приоритетов.

23 сентября 1936 года Эдуард должен был торжественно открыть больницу в Абердине. Это событие было глубоко символичным, поскольку восемью годами ранее, будучи еще принцем Уэльским, он сам заложил первый камень в ее фундамент.

Однако, он отказался почтить открытие своим присутствием, сославшись на то, что по-прежнему соблюдает траур по умершему отцу, отправив вместо себя своего брата, герцога Йоркского, будущего короля Георга VI.

Автор фото, Donald Thomas

Подпись к фото,

Королевская больница в Абердине, старые корпуса. Немного похоже на тюрьму, но это местный серый гранит виноват. Ну и архитектура общественных зданий в принципе не предполагала каких бы то ни было излишеств

При этом, вместо того, чтобы тихо соблюдать траур в Балморале, он лично отправился на вокзал Абердина, чтобы встретить прибывающую на поезде Уоллис Симпсон.

Это не осталось незамеченным. Местная газета The Aberdeen Evening Express опубликовала рядышком сообщения об обоих событиях, однозначно дав понять, что и она, и ее читатели думают о поведении братьев.

В конце концов перед Эдуардом поставили выбор: корона или Симпсон. Он выбрал Симпсон, причем, не исключено, что с некоторым облегчением.

Изгнание

Автор фото, Heritage Images

Подпись к фото,

Уже не король. Новоиспеченный герцог Виндзорский уезжает из Виндзорского же замка после отречения

Итак, бывший король, получивший титул герцога Виндзорского, покинул ветреные и дождливые берега своей родины (погода в день его отъезда была именно такой), и отправился во Францию, ожидать приезда своей возлюбленной, которая как раз в это время дожидалась окончательного развода со своим вторым мужем.

Трудно сказать, что он в действительности думал и о своем изгнании, и о своем изменившемся статусе, но все его биографы склоняются к тому, что бывший король явно не собирался полностью уходить в тень.

По словам историка Джейн Ридли: "Судя по всему, Эдуард считал, что после отказа от престола он по-прежнему будет играть важную роль в общественной жизни. Только вот в самой Британии его важности так никто и не заметил".

Опасные связи

Автор фото, PhotoQuest

Подпись к фото,

Друзья герцога говорили, что он посетил Германию главным образом для того, чтобы порадовать свою жену государственным визитом. Может быть и так. Но никто не спорит и с тем, что к Гитлеру он относился с симпатией, правда, до того, как стали известны все злодеяния нацистов

Симпатии бывшего королевского величества к нацистам и Гитлеру теперь уже ни для кого не секрет. Например, британский журналист и дипломат Роберт Брюс Локхарт, лично знавший Эдуарда, писал в своих дневниках, что его взгляды были пронизаны восхищением Гитлером и нацизмом, которых он считал щитом от расширения влияния коммунистов в Европе.

Еще за три года до изгнания он вроде бы говорил одному своему немецкому родственнику (а их хватало, учитывая, что мать и самого Эдуарда, и его брата, короля Георга VI была германская принцесса Мария Текская), что "не наше дело вмешиваться во внутренние дела Германии, касается ли это евреев, или чего-то другого".

Предатель или обиженный ребенок?

Автор фото, Keystone

Подпись к фото,

Бывший король и почетный караул в школе SS. Что Эдуард при этом думал, нам не известно, но с фотографией поспорить сложно

По поводу того, следует ли считать Эдуарда циничным предателем, заинтересованным исключительно в триумфальном возвращении в Букингемский дворец, или наивным пацифистом, твердо верящим в то, что главное - это не допустить большой войны в Европе, даже, если это и означает пойти на договор с Гитлером, изведено огромное количество типографской краски и бумаги.

Например, профессор истории из кембриджского университета Тед Пауэлл, автор книги о влиянии и роли Соединенных Штатов в жизни Эдуарда "Король Эдуард VIII и американская жизнь" считает, что на отношение короля к Германии повлияла Первая мировая война: "Будучи младшим офицером во время Первой мировой войны, он встречался с мужчинами и женщинами, сражающимися на западном фронте, хотя сам он, будучи наследником престола участия в военных действиях не принимал. Эти годы оставили его с душевной травмой и глубочайшим убеждением, что Британия никогда больше не должна воевать с Германией. Именно это и стоит за его поддержкой политики умиротворения Гитлера в 30-х годах".

Автор фото, ullstein bild Dtl.

Подпись к фото,

На самом деле обе версии по поводу того, зачем герцог Виндзорский поехал в нацистскую Германию, имеют право на существование. В пользу того, что Эдуард просто не задумывался о том, какие последствия может иметь этот визит, говорит то, что и в бытность королем, и принцем, он вел себя все также опрометчиво

Коллега Пауэлла по историческому цеху и автор многочисленных биографических романов Эндрю Лоуни, написавший книгу "Король - предатель", как видно из названия, придерживается прямо противоположного мнения.

И если с фактами поспорить сложно, то их интерпретация может разниться.

Все дело в личности

Автор фото, Peter symonds

Подпись к фото,

Четыре поколения: прабабушка - королева Виктория, дедушка - будущий король Эдуард VII, папа - будущий король Георг V, и правнук/внук/сын - будущий король и будущий герцог Виндзорский, Эдуард. Если бы дальнейшие события можно было бы предвидеть, то вместо Эдуарда должен был бы стоять его младший брат, будущий король Георг VI, отец Елизаветы II

Поступки Эдуарда после отречения, наверное, можно как-то понять, если обратиться к свидетельствам людей, которые его неплохо знали. В 1937 году член британского парламента от партии лейбористов Гарольд Никольсон обедал в компании Алана Ласеллса, бывшего личного секретаря опального короля.

Никольсон описал состоявшийся за едой разговор в своем дневнике: "Вторник, 14 декабря 1937. Обед с Аланом "Томми" Ласеллсом. Он говорит, что король был, как ребенок из сказки, которому были даны все возможные дары, кроме души. В нем не было ничего, что могло бы дать ему понимание духовной стороны жизни, и что поэзия и музыка были для него мертвы… У него не было друзей в нашей стране, никого, кого он бы хотел увидеть снова".

Страшная характеристика, но тут надо добавить, что Ласеллс был секретарем Эдуарда дважды: с 1920 по 1929 год, когда тот был принцем Уэльским, и в 1936 году, когда тот ненадолго стал королем. Первый раз он подал в отставку по причине непреодолимых разногласий со своим боссом. Поэтому сделать однозначный вывод по поводу его объективности довольно сложно.

Почти государственный визит

Автор фото, Keystone-France

Подпись к фото,

Свадебная фотография в замке Чарльза Бедо. Справа - адъютант герцога Меткалф, которого позднее эта пара "забудет" при бегстве из Парижа

Уехавший во Францию и низложенный до герцога король быстро завел новых знакомых. Например, он подружился с франко-американским предпринимателем Шарлем (или Чарльзом) Бедо, который предоставил Эдуарду и Уоллис свой замок на Луаре для свадебной церемонии.

Однако у щедрого бизнесмена были серьезные деловые партнеры в Германии, арендованный замок неподалеку от резиденции Гитлера Бергхоф в Баварских Альпах и несколько друзей из высших эшелонов нацистской власти. Именно Бедо в 1937 году организовал путешествие четы Виндзоров в Германию.

Автор фото, Bettmann

Подпись к фото,

Оригинальная подпись: "10/18/37- Берлин, Германия: Герцог Виндзорский, герой самой известной любовной истории в мире, посетил фабрику в Берлине. Герцог болтал и смеялся с работницами, задавал вопросы, вместе с ними сидел на концерте, а потом и отобедал в их компании. Герцогиня тем временем отдыхала в гостинице, в то время, как др. Роберт Лей показывал герцогу дома и фабрики". Лей действительно был доктором философии, но также заведовал и организиционным отделом НСДАП. Герцог после войны жил припеваючи, Лей же повесился в своей камере, не дожидаясь вынесения приговора Нюрнбергским трибуналом

Визит был неофициальным, что, однако, не помешало ни британским, ни германским шпионам, следить за ним с пристальным интересом. Опальный Виндзор посетил школу SS, присутствовал с женой на обеде вместе с Риббентропом, Гессом, Гиммлером и Геббельсом, был приглашен в знаменитый загородный дом Геринга и испил чаю с Гитлером в том самом альпийском поместье.

Казалось бы, все ясно, но конюший герцога, сэр Дадли Форвуд говорил позднее, что целью этой поездки была не поддержка нацистского режима, а желание дать жене возможность почувствовать, что такое государственный визит.

Других шансов у нее на это просто не было по той простой причине, что королевская семья до самого конца отказывала ей в праве называться "Ее королевским высочеством".

Автор фото, Fox Photos

Подпись к фото,

За несколько месяцев до начала войны. Герцог и герцогиня в домашней обстановке, на вилле на Французской Ривьере. За обещание уехать из Англии после отречения герцог получил от своего младшего брата, ставшего королем, кругленькую сумму и мог жить на широкую ногу. Сумма была выплачена не из государственного бюджета, а из средств королевской семьи. Плюс у Эдуарда были деньги, сэкономленные от стипендии принца Уэльского. Королевская семья была вынуждена выкупить у него его долю в королевских поместьях, типа Сандрингема, которые он грозился продать американским бизнесменам

Весной 1939 года, после аншлюса Австрии, оккупации Чехословакии и в то время, когда над Польшей нависла реальная угроза, герцог обратился с радиообращением к американцам, призывая их не вступать в войну. Би-би-си отказалась его транслировать, а герцог Кентский, брат и короля, и Эдуарда, назвал его "дураком с дурными советчиками".

А было ли сотрудничество с нацистами?

Автор фото, Bundesarchiv, N 1576 Bild-007 / Herrmann, Ernst /

Подпись к фото,

Немецкие танки на Елисейских Полях в 1940 году. Ни герцога, ни герцогини в Париже уже не было

И вот тут мы подходим к вопросам, на которые и по сегодняшний день нет однозначных ответов: насколько герцог был лишен каких бы то ни было патриотических чувств? Была ли его обида на королевскую семью и на страну в целом достаточно велика, чтобы выразить готовность принять на себя роль марионеточного короля в том случае, если бы Гитлер Британские острова оккупировал? И действительно ли он рекомендовал германским властям увеличить интенсивность бомбардировок Англии, чтобы вынудить правительство и народ сдаться на милость победителя?

В феврале 1940 года представитель Германии в Гааге граф Юлиус фон Зех Зонст фон Буркесроде утверждал, что герцог сознательно - или по причине глупой болтливости - выдал агентам Германии планы союзников по обороне Бельгии.

В самом начале войны Эдуард был прикомандирован к британской военной миссии во Франции в чине генерал-майора, и доступ к секретной информации у него был.

Автор фото, Keystone-France

Подпись к фото,

Генерал-майор Виндзор инспектирует французские войска, состояние которых было так себе. По некоторым слухам, Эдуард не слишком хорошо осознавал, что такое военная тайна, и не исключено, что был он классическим примером болтуна, являющегося находкой для шпиона

28 мая 1940 года, чуть больше чем за две недели до оккупации Парижа войсками вермахта, чета Виндзоров отбыла из столицы Франции на юг (назвать бегством кавалькаду машин, набитую наиболее ценными вещами просто язык не поворачивается), "забыв" при этом забрать адъютанта герцога Эдварда Меткалфа. "Я презираю его, - написал Меткалф в письме к жене, - Он бросил свою страну, когда каждый клерк и даже каждый калека старается делать все, что может. Это - конец".

Как бы то ни было, но к концу июня герцог и герцогиня уже перебрались в Испанию, а затем и в Португалию, где им предоставил один из своих домов некий банкир по имени Рикардо де Эспирито Санто Сильва, который по имеющейся информации был немецким агентом.

Трибунал для короля (бывшего)

Автор фото, Keystone

Подпись к фото,

Чета Виндзоров в Мадриде на фоне разрушенного здания. Впрочем, вскоре они перебрались в Португалию

Британский премьер Уинстон Черчилль очень хотел вернуть беглого экс-короля домой, не без оснований считая, что немцы постараются удержать Эдуарда на Иберийском полуострове, чтобы использовать его в дальнейшей информационной войне.

Эндрю Лоуни пишет, что герцог возвращаться отказался под тем предлогом, что, мол, королевская семья по-прежнему не хочет дать его жене титул королевского высочества, следовательно они "снова окажутся в ситуации, когда британская публика будет считать нас, имеющими статус, отличный от других членов королевской семьи".

Тут, видимо у Черчилля, у которого и так дел хватало, лопнуло терпение.

Автор фото, IWM/Getty Images

Подпись к фото,

Черчилль на лондонских улицах после бомбежки в 1940 году. На Эдуарда, с которым он когда-то был в неплохих отношениях, времени у него не было вообще. Требовалось отправить герцога куда-нибудь подальше от немцев и государственных секретов. Багамы для этой цели подходили прекрасно

1 июля 1940 года, посол Соединенного Королевства в Испании сэр Сэмюэль Хор получил следующую телеграмму под грифом "Секретно и лично в руки": "Прошу вас передать следующее сообщение от премьер-министра герцогу Виндзорскому: Вашему королевскому высочеству было присвоено воинское звание в действующей армии и ваш отказ подчиняться прямым приказам командования приведет к серьезным последствиям. Я категорически настаиваю на немедленном подчинении желаниям правительства".

Черчилль ни много ни мало пригрозил члену королевской семьи военным трибуналом, поскольку, как это ни покажется диким, Эдуард по-прежнему был высокопоставленным офицером британской армии.

Неудобного и потенциально опасного герцога было решено отправить губернатором на Багамские острова.

Автор фото, Michael Ochs Archives

Подпись к фото,

Корабль, на котором Виндзоры отправились в почетное изгнание на Багамские острова. Эта фотография была сделана за полгода до того, как он принял на борт VIP-пассажиров

Но 12 июля 1940 года еще один посол в Мадриде, теперь уже гитлеровской Германии, Эберхард фон Шторер тоже получил телеграмму от своего Министерства иностранных дел. В ней говорилось, что хотя Лондон настаивает на том, чтобы герцог как можно скорее отправился к месту нового назначения, сам он этого делать категорически не хочет.

"Герцог, - говорилось дальше, - намерен отложить свой отъезд на Багамские острова на как можно более долгий срок, хотя бы до начала августа, надеясь, что обстоятельства станут для него более благоприятными. Он убежден, что, если бы он оставался на троне, войны можно было бы избежать. Он сам говорит, что является убежденным сторонником мирного урегулирования с Германией. Герцог определенно верит, что продолжающиеся массированные бомбардировки помогут склонить Англию к миру".

Сама телеграмма до нас дошла, но невозможно стопроцентно гарантировать, что Эдуард что-то такое говорил и именно такими словами.

В ней же говорится, что Виндзоров надо как можно скорее переправить в Испанию, для того, чтобы их можно было вывезти в Германию без помех.

Автор фото, Hulton Deutsch

Подпись к фото,

Эдуард дает присягу губернатора Багамских островов. Сам он этот период своей жизни вспоминать не любил. Уоллис, однако, выполняла обязанности губернаторской жены с блеском и удовольствием

Нацисты даже разработали план под кодовым названием "Операция Вилли" - для похищения бывшего короля. Успехом он однако не увенчался, и 1 августа герцог и герцогиня Виндзорские отбыли на Багамы на американском корабле Excalibur.

Эдуард был вынужден принять это назначение, но оно не доставило ему ни малейшей радости. Свое новое место службы он называл "третьесортной британской колонией".

Бывшие короли никому не нужны

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Видимо, даже постоянные удовольствия могут надоесть. Эдуард на благотворительном балу в Маями, 1945 год

После войны несколько последовательных британских премьеров, начиная с Черчилля, пытались как-то скрыть связи герцога Виндзорского с нацистами, о которых говорилось в секретных документах, обнаруженных американской разведкой.

Сам же герцог и его жена провели последующие три десятилетия, перебираясь с одного континента на другой, проживая за счет богатых друзей (хотя у них самих денег хватало), которые принимали, поили и кормили полукоролевскую чету, как свадебных генералов, не воспринимая их всерьез. Племянница Эдуарда, королева Елизавета II посетила его перед самой его смертью и всего один раз. Считать ли этот визит прощением и примирением - судить вам.

Автор фото, John Wieneman

Подпись к фото,

Могилы герцога и герцогини Виндзорских на королевском кладбище во Фрогморе. Это кладбище открыли после того как стало ясно, что все члены королевской семьи в склепе часовни Св. Георгия просто не поместятся

Герцогиня, так и не ставшая королевским высочеством, была "принята" в королевскую семью только после смерти. Ее похоронили рядом с мужем на королевском кладбище Фрогмор в Виндзоре.

В склепе часовни Святого Георгия Виндзорского замка покоятся только монархи и их наследники. Ни к первым, ни ко вторым Эдуард уже не имел никакого отношения.