"Я должна позаботиться о будущем". Истории беженцев, которые не вернутся в Украину

  • Илона Громлюк
  • Украинская служба Би-би-си

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, Вероніка Антоненко

Подпись к фото,

Варшава стала новым домом для Вероники Антоненко из Каменского

Украинские социологи беспокоятся: почти 10% из тех нескольких миллионов украинцев, что бежали от войны, не собираются возвращаться на родину, еще почти столько же колеблются.

Такие результаты дал опрос, проведенный в апреле социологическим Центром Разумкова. По данным украинской погранслужбы на середину мая, из страны с момента нападения России выехало около пяти миллионов человек, почти два миллиона вернулось.

Известный украинский демограф Элла Либанова полагает, что чем дольше продлится война, тем больше будет тех, кто не захочет возвращаться: люди успеют адаптироваться к новым условиям, выучат язык.

По ее мнению, могут не вернуться многодетные семьи, люди с особыми потребностями - в развитых странах они получат больше помощи. Не вернутся и украинцы, которые найдут работу в Европе.

Многим, наконец, просто некуда возвращаться, и не все из них смогут поселиться в относительно безопасных регионах Украины.

Масштабы эмиграции, полагает Либанова, вырастут, когда к женщинам-беженкам приедут их мужья.

Эти предположения подтверждаются и историями украинцев, которые приняли решение не возвращаться.

"Бизнеса больше нет, школы для детей - тоже"

Семье киевлянки Евгении Гоголь не повезло с самого начала. На второй день войны под обстрел попал ее балкон - результат перестрелки между диверсионной группой и территориальной обороной.

А потом именно со стороны Минского массива, где жила семья, начались серьезные бои: россияне вошли в Бучу, Бородянку и Ирпень. Вокруг грохотало, говорит Евгения, особенно по вечерам и ночам.

"Мы в убежище не ходили, потому что у нас двое деток с аутизмом, так что это не наш вариант. Прятались в коридоре, либо иногда даже просто спали в своих кроватях", - рассказывает Евгения.

Автор фото, Євгенія Гоголь

Подпись к фото,

Сыновья Евгении, Антон и Максим, нуждаются в особенном внимании

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Позже начались проблемы с продуктами, бензином. Но главное - в спецшколу в Пуще-Водице, куда было трудно поступить, и куда осенью должны были пойти дети, попал снаряд.

"Мы решили, что хватит - пришло время бежать", - вспоминает Евгения. В свою маленькую машину Гоголи загрузили все, что смогли, и выехали в никуда.

Сначала добрались до Ивано-Франковска - но и там не стихала сирена воздушной тревоги.

Следующей остановкой была Румыния. Поскольку они с мужем растят детей с инвалидностью, ему тоже разрешили выехать - семье не пришлось разлучаться.

В отеле, куда их поселили бесплатно, Евгения через соцсети узнала про женщину из Италии, которая хотела приютить у себя на ферме семью с детьми с аутизмом.

"Для нас важным было как раз отдельное жилье, чтобы мы никому не мешали, и поэтому мы выбрали именно эту семью", - говорит Евгения.

Ферма, на которую они приехали, расположена в горах, и для украинской семьи там выделили целый домик.

"Ферма небольшая - три осла, овцы, козы, куры, гуси и утки. И собаки с котами, конечно. И еще пчелы. Хозяева - семья из Швейцарии, супруги и трое детей. Они приняли нас как родных, не устанавливали никаких дедлайнов, когда нам уезжать", - рассказывает Евгения.

Автор фото, Євгенія Гоголь

Подпись к фото,

Преимущества жизни на ферме

Несколько недель ушли на адаптацию. Затем муж нашел работу, а сыновей взяли в обычную сельскую школу, выделив им двух отдельных учителей.

"Должна сказать, что учителям тяжело и детям тоже, потому что есть языковой барьер. Мы с мужем учим итальянский в приложениях для телефона, а дети осваивают его в школьной среде", - объясняет Евгения.

По ее словам, муж верил, что они скоро вернутся домой. До войны у них был семейный бизнес - они были производителями искусственных елок. "Лучшими производителями!" - говорит Евгения.

Они строили бизнес 10 лет, и их елки были во всех крупнейших супермаркетах и торговых центрах. А теперь всего этого больше нет.

"Кроме того, все заминировано, а дети привыкли гулять где-то в лесах и парках - и им не объяснишь, почему этого больше нельзя делать", - говорит Евгения.

"Важный факт, который повлиял на решение остаться - это то, что мы вместе. Была бы я тут сама, без мужа - интегрироваться было бы нереально. Я бы сидела тут, пока меня кто-нибудь кормит, либо работала бы за еду и крышу над головой", - объясняет она.

Им грустно покидать Украину, Евгения очень любит свою страну. "Понимаю, что для кого-то это может выглядеть как бегство с корабля, но у меня дети, я должна о них заботиться".

В Украине, говорит она, всегда было непросто - в частности, непросто оформить инвалидность для детей. В Италии в этом плане не легче, но отношение к особенным детям другое.

"Тут никто на них не глазеет, люди на улицах относятся как к нормальным людям - типа, ну вот такой человек со своими странностями, ну и пусть. А в Украине я, бывало, ловила разные взгляды и как мама чувствовала себя некомфортно", - объясняет Евгения.

Правда, в Италии хуже с реабилитацией - так говорят и знакомые Евгении, тоже матери с детьми с аутизмом, бежавшие из Украины.

"Тут нет центров реабилитации, спецшкол. В Украине в этом плане было намного лучше. Но приоритет на этот момент - безопасность", - говорит она.

Автор фото, Євгенія Гоголь

А еще вопрос в том, как быть, если детей не удастся реабилитировать настолько, чтобы они в будущем смогли жить самостоятельно. В этом плане, по словам Евгении, в Европе больше возможностей.

Из-за войны Евгения пока не может продать квартиру в Киеве. Да и не исключает, что все-таки вернется. В конце концов, до сих пор неясно, что дальше будет с документами: пока семье разрешено жить в Италии один год.

"Но все шансы есть, - говорит Евгения. - Я с 14 лет мечтаю про Италию и именно этот регион, Пьемонт - тут играет мой любимый "Ювентус" - и вот судьба через трагический случай привела меня в эти места".

"Вопрос, возвращаться ли в Херсон, сейчас не стоит"

Больше всего украинских эмигрантов может оказаться в Польше, которая приняла более трех миллионов беженцев. Тут им ближе до дома, и невысок языковой барьер: польский язык похож на украинский.

Польская компания ARC RYnek i Opinia опросила более 1620 беженцев из Украины, и более 20% сказали, что не вернутся. Посол Украины в Польше Андрей Дешица предполагает, что будет даже больше - 30-40%.

До войны, по словам посла, в Польше уже жили полтора миллиона гастарбайтеров-украинцев.

Ольга уже больше трех лет живет в Варшаве, убирает в офисах. "Такое ощущение, будто это мой родной город. Я себя чувствую здесь комфортно", - говорит она.

К тому же Ольга - из Херсона, ныне оккупированного. Вытащить оттуда родных было непросто.

Когда война началась, ее первой мыслью было броситься домой, но все вокруг просили ее не спешить. В Херсоне у Ольги осталась мама - она растит внука, 14-летнего сына Ольги, и ее двоюродную сестру-школьницу, которая рано стала сиротой.

Ситуация на юге Украины развивалась стремительно - Херсон быстро оккупировали и заблокировали.

Автор фото, Ольга

Подпись к фото,

Ольга с сыном

"Кто-то вроде оттуда и выезжал, но среди моих знакомых таких не было. Были слухи, что людей вывозят в Крым, что некоторые машины расстреливают", - вспоминает Ольга.

Чтобы отвлечься от мыслей о родных в оккупации, она начала ходить в Варшаве на протесты, волонтерить и на вокзале случайно познакомилась с беженкой из Херсона, которая дала ей надежду.

В Варшаву мама Ольги с детьми добралась только в апреле. Из Херсона выезжали в комендантский час, без зеленых коридоров, на автобусе, прибытие которого местные власти даже официально не подтверждали. Им очень повезло.

К тому времени Ольга нашла еще одну работу - присматривать за детьми беженцев на вокзале. Онапризнается, что мечтала работать с детьми еще со школы.

"Конечно, я поеду в Херсон (если его освободят - Би-би-си), там у меня подружки. Но жить я хочу в Польше, я тут уже привыкла", - признается Ольга.

С ней останется и сын. Остальные родственники еще пока думают. Может быть, вернутся. Там еще осталась бабушка, мамина мама - она не с Херсонщины и уезжать не захотела.

"Но сейчас вопрос, возвращаться ли в Херсон, не стоит. Посмотрим, что будет дальше", - говорит Ольга.

"В Украине я не уверена в своем будущем абсолютно"

20-летняя Вероника Антоненко - тоже в Польше. Она из Каменского (бывший Днепродзержинск), там тихо, но в район и в областной центр, Днепр, часто прилетают ракеты.

Поэтому девушке все время было страшно. Но ее родители и 83-летняя бабушка не собирались никуда ехать.

"В какой-то момент я сама задумалась над переездом, - говорит Вероника. - Было сложно решиться, но меня подталкивала близкая подруга - говорила, что я должна позаботиться о своем будущем".

Автор фото, Вероніка Антоненко

Подпись к фото,

Вероника (справа) с подругой Юлей уехали в Польшу

Вероника - инстаграм-маркетолог и работает на себя, по ее словам, с 16 лет. "Я рано поняла, что не могу обеспечить все свои желания за деньги родителей", - поясняет она.

В Польшу она приехала в марте, и не одна - сюда приехала подруга Юля с мамой, тетей и их детьми.

"Когда приехали в Хелм, промежуточный пункт для многих эвакуационных поездов, мы посмотрели на табло с непонятными городами и просто спросили у волонтеров, до какого из этих городов ближе, чтобы не сидеть долго на вокзале", - рассказывает Вероника.

Так они попали в приют в Люблине. Затем - в село под Лодзью, где им всем даже дали отдельную комнату. "У нас был свой туалет, душ, а это такая роскошь!" - с благодарностью вспоминает девушка.

Но там до ближайшего магазина было 40 минут пешком, и Вероника с Юлей отправились на разведку в другие польские города. Объездили Вроцлав, Краков, Щецин, Гданьск, Познань.

Удача улыбнулась девушкам в Варшаве. Там они наткнулись на приют, где им предложили остаться, пообещав помочь с квартирой.

Автор фото, Вероніка Антоненко

Подпись к фото,

Под Лодзью шестерым беженцам из Каменского дали одну комнату - зато с собственным душем

Сейчас они в Польше остались вдвоем: родные Юли скоро устали и вернулись в Украину.

На днях Вероника тоже приехала к родителям - соскучилась. Но оставаться там ей теперь неспокойно.

"Я обожаю Украину, но над ней, по-моему, сильно издеваются. За ее счет все пытаются решить свои политические вопросы. Восемь лет назад началась война, теперь - полномасштабная, а через год, условно, закончится - и начнется снова? Я не уверена тут в своем будущем абсолютно", - объясняет девушка.

У нее полно планов: построить бизнес, создать семью, нарожать детей. Может быть, получить образование - сейчас она учится заочно, онлайн, в одном из киевских университетов.

"А в Украине я больше не могу просыпаться спокойно, когда в любой момент неведомо куда может лететь ракета", - говорит Вероника.

Автор фото, Вероніка Антоненко

Подпись к фото,

На днях Вероника приехала домой - проведать родителей и бабушку

Варшава - на ее взгляд, идеальный вариант, чтобы привыкать к жизни в Европе. В Польше она планирует хорошо выучить английский и податься дальше - может быть, в Чехию или Австрию.

Они с Юлей уже там побывали, присматривались, где можно осесть.

"Мне бы хотелось строить Украину, развивать ее, и я буду это делать - на расстоянии или приезжая. Просто там, в Европе, больше стабильности, особенно для 20-летней девушки", - заключает Вероника.