"Мама, нашего папы больше нет?" Истории украинских солдат, не вернувшихся с войны

  • Евгения Ковалевская
  • ВВС News Украина

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Валерия Моисеенко, потерявшая на войне мужа Александра, планирует воевать дальше

Каждый день в войне за Украину гибнут десятки и сотни украинских военных. Власти говорят о потерях в 100-200 человек в день. Это самые большие цифры, обнародованные за время войны.

Суммарное количество потерь со своей стороны Украина не называет. Но за безымянными цифрами и сообщениями о смерти стоят конкретные люди с планами на будущее, разрушенными мечтами, осиротевшими детьми и убитыми горем родителями.

Украинская служба Би-би-си собрала несколько историй погибших защитников Украины, ведь поступок каждого из них стоит того, чтобы о нем помнили.

"Мой сын остался в Мариуполе навсегда"

"Я потеряла не просто сына. Он для меня был всем", - рассказывает Наталья Шамрицкая, потерявшая в боях за Мариуполь единственного сына.

21-летний Илья Шамрицкий подписал с ВСУ контракт на три года. Он служил в 1-м Отдельном батальоне морской пехоты, который в 2014 году вышел из Севастополя, а затем присоединился к 36-й бригаде морской пехоты.

Автор фото, Наталья Шамрицкая

Подпись к фото,

21-летний Илья Шамрицкий служил в морской пехоте

Когда началась война, сын звонил маме каждый день, чтобы она лишний раз не волновалась.

Первая неделя без единого звонка была в начале марта. Илья никогда не рассказывал, где он, всегда расспрашивал о родителях и сестре, которая осталась дома.

"В последний раз он вышел на связь 6 апреля. Написал, что у него все хорошо. Это означало, что он жив. Я до 13 апреля терпела, хотя покоя никакого не было, а потом начала писать во все соответствующие службы, которые есть у нас в стране", - рассказывает мама военного.

Автор фото, Наталья Шамрицкая

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Наталье отвечали, что ее сына нет ни в списках пленных, ни в списках погибших.

Тогда она опубликовала сообщение о сыне во всех группах по поиску пропавших военных в соцсетях.

Больше месяца Наталья просыпалась и засыпала с мыслью о сыне.

"22 мая вечером мне позвонил товарищ Ильи. Я обрадовалась ему, как своему сыну. Он рассказал, что его обменяли после плена. Я спросила, может ли он рассказать мне об Илье. Да, сказал он, и умолк. Я все поняла без слов", - вспоминает Наталья.

Пока крик и слезы не вырвались, Наталья еще успела расспросить друга Ильи, как погиб ее сын. А потом для себя реконструировала события того дня.

10 апреля утром российские войска нанесли очередной авиаудар по промзоне в Мариуполе. Утром стало известно, что двоих военных завалило обломками. Тело одного погибшего удалось извлечь.

"У Ильи было видно только руку и лицо. На тело упало четыре бетонных плиты перекрытия, а пятая оперлась ребром. Его никак не могли достать без крана, - говорит Наталья, сдерживая слезы. - Так мой Илья остался там навсегда".

Она до сих пор не может принять смерть сына. Дополнительные страдания приносят расспросы соседей, интересующихся, когда привезут тело и когда похороны.

Автор фото, Наталья Шамрицкая

Наталья нашла точную геолокацию места гибели сына в Мариуполе - на территории Металлургического комбината им. Ильича.

"Лишь бы наступила наша победа. Я уже и маршрут себе составила. Если не найду останки, то хотя бы найду то место, где лежит мой сын, и там припаду к нему".

"Богдан с того света будет нам помогать"

Маленькая церковь уже заполнена до отказа, но поток идущих с цветами людей не прекращается.

Пронзительно звонят колокола. Когда над гробом поднимают флаг, все собравшиеся подхватывают гимн Украины. А потом все становятся на колени, самые первые - самые старшие.

Автор фото, ВВС

Подпись к фото,

Похороны Богдана Кривицкого в Боярке

Так, во второй день лета в Боярке хоронили погибшего военного 95-й отдельной десантно-штурмовой бригады Богдана Кривицкого.

Последним на кладбище остался отец. Сказал - сейчас выкурю сигарету и расскажу.

"Это мой сын. Старший сын. 26 лет. Он был настоящим воином, командиром взвода. Собирался продолжать службу, учиться на сержанта", - рассказывает Николай Кривицкий.

Автор фото, ВВС

Подпись к фото,

Отец Богдана Кривицкого уверен, что сын и на небесах будет помогать бороться Украине

Николай служит во флоте. Еще один его сын, Иван, служит в сухопутных войсках. Третий сын остается с матерью.

"Пусть идут к нам. На нашей земле нам их будет легче убивать. Дайте нам оружие. С остальным мы разберемся", - говорит Николай и добавляет: "Богдан не мертв. Он будет нам помогать с того света".

Автор фото, ВВС

Подпись к фото,

Богдан Кривицкий

Богдан Кривицкий был членом "Пласта" - украинской скаутской организации. Его наградили Железным крестом разведчика-пластуна - знаком отличия для членов "Пласта", погибших за Украину.

Это уже 12-й крест, врученный погибшим украиснким скаутам с 2014 года, и шестой - после 24 февраля.

"Мне протянули его кольцо в пакете"

Владислав Солдат из 93-й бригады "Холодный Яр" прошел Донецкий аэропорт и трижды подписывал контракт с ВСУ.

"У нас было много планов: чтобы закончился его контракт, съездить к нему в Херсон, жить вместе вчетвером", - рассказывает Елена, вдова военного.

Автор фото, Елена Солдат

Подпись к фото,

У Владислава Солдата осталось две дочери - Анна и Виктория

В начале июня Владислав последний раз приехал домой; уезжать от семьи не хотелось, тем более впереди был день рождения старшей дочери Ани. Ей исполнялось семь лет.

"Пригласили аниматора, был торт. Влад позвонил вечером, поздравил. Я ему скинула фото, но он их не увидел. А утром мне позвонили..." - вспоминает тот момент Елена.

Сдержать чувства было очень тяжело, даже при детях. Елена вспоминает, что начала плакать и кричать.

"Потом подошла дочь и спрашивает: мама, нашего папы больше нет? Она у меня умница. Говорит, не плачь, мамочка, не плачь, я буду тебе помогать. Мама, сердце не болит? Может, тебе таблетку?" - говорит Елена о дочери.

Автор фото, Елена Солдат

Подпись к фото,

Владислав Солдат погиб под Изюмом в Харьковской области

По ощущениям мамы, ее ребенок за эти дни словно повзрослел на десять лет.

Елена до сих пор не может поверить в смерть мужа: "Я спасаюсь мыслью, что это не он. Мы его хоронили в закрытом гробу, потому что он долго лежал на поле боя. Мы его не видели".

Недоверие Елены пошатнулось на похоронах мужа, когда ей отдали в пакете его кольцо.

Мать Владислава живет в оккупированном Херсоне. После известия о смерти сына она решила ехать к невестке с детьми. В настоящее время она совершает полный опасностей путь, и связи с ней нет.

Владислав погиб в начале июня - между днями рождения своих дочерей - Ани и Виктории.

Автор фото, Елена Солдат

Подпись к фото,

Дочь Виктория свой первый день рождения встретила на могиле отца

"Вот и завтрак мы тебе принесли. У дочери день рождения сегодня, и вы садитесь завтракать вместе... Мою боль не передать словами... Сердце разрывается", - говорит Елена на могиле Владислава.

"Он не мог просто взять и уйти. Быть таким неосторожным. С 2014 года он прошел такой ад", - повторяет она.

"Мы были вместе 24 на 7"

"Мы познакомились в Нью-Йорке. Думали, потом будем рассказывать об этом детям", - вспоминает Вера, жена и боевая подруга Александра Моисеенко с позывным "Богомол".

Нью-Йорк - поселок в Донецкой области, вернувший себе историческое название в 2021 году. Тогда он еще назывался Новгородским.

Подпись к видео,

Зачем Новгородское переименовали в Нью-Йорк и как там теперь живется

Александр Моисеенко родом из Одесской области. В 2013 году уехал на Майдан, а после него ушел в "Госпитальеры".

Свою будущую жену Веру Александр встретил в 2016 году в 24-й отдельной механизированной бригаде имени короля Даниила. Он был боевым медиком в разведроте, после травмы перешел в аэроразведку.

"Сначала он был моим напарником. Потом мы стали друзьями и начали встречаться. Мы были вместе 24 на 7. Это выезды, обучение новых пилотов. Нашей работой было наблюдать за всем с высоты птичьего полета", - рассказывает Вера.

За два года, что влюбленные были вместе, у них было только одно свидание - в Бахмуте Донецкой области.

Расписались Вера и Александр в разгар пандемии коронавируса во Львове. На церемонии были только их боевые товарищи и отец невесты. Другие приехать не смогли из-за карантинных ограничений.

Отпраздновали дома вдвоем.

Автор фото, Вера Моисеенко

Подпись к фото,

Вера и Александр поженились во Львове во времена пандемии и карантинных ограничений

В момент обстрела Вера и Александр находились рядом. Их экипаж был обстрелян. Александр с выезда не вернулся.

"Честно говоря, я до сих пор не верю в это. То, что это произошло у меня на глазах, не помогает мне принять факт его смерти. Говорят, что время лечит. Не знаю, когда это будет", - говорит Вера.

Александра похоронили на Лычаковском кладбище во Львове. После начала войны там появилась Аллея героев, погибших за Украину.

Автор фото, Вера Моисеенко

Подпись к фото,

Вера и Александр вместе работали в аэроразведке

"Когда месяц назад его хоронили, это была крайняя могила. Сейчас там уже два ряда новых. Ты понимаешь, что эти потери не прекращаются. Где им край? - восклицает Вера. - Единственное желание - чтобы это все было не зря. Чтобы то, во что они верили, никем не было предано".

Сейчас Вера проходит лечение во Львове и готова продолжать службу там, где будет приносить больше пользы - в тылу или на передовой.

Автор фото, Валерия Моисеенко

Подпись к фото,

Александра Моисеенко похоронили на Аллее героев Лычаковского кладбища во Львове

В то же время ей трудно представить службу без боевого товарища.

"Он был моим напарником. Трудно представить, что я буду на выезде и рядом будет сидеть другой человек. Но я понимаю, что должно пройти время, чтобы это принять".

"Никто не ожидал, что погибнет тот, кого ты любишь"

"Я думал, что рассказать о Романе. В голове было столько мыслей. А когда начинаешь говорить... Даже до конца еще это не могу принять", - рассказывает Григорий, брат погибшего украинского военного.

Роман Солонинка пришел в военкомат 24 февраля, в первый же день российского вторжения, когда по Киеву ударили российские ракеты. В тот же день его распределили в 72-ю отдельную механизированную бригаду имени Черных Запорожцев.

Автор фото, Роман Солонинка

Находясь на передовой, он мог общаться с братом только в мессенджерах. Но изредка появлялась возможность позвонить отцу.

"У Романа получилась забавная история. Он повредил себе палец об пушку. Говорил, что будет военная байка, которую он будет рассказывать потом, а ему не будут верить. Проговорился, что поедет в Харьков делать рентген. Так мы узнали, где он", - рассказывает Григорий.

"Это было последнее сообщение от него, которое я получил. Я спросил - как там рентген? Он сказал, что ничего страшного, ушиб сустава. Это было 4 мая", - вспоминает он.

После этого Григорий отправил брату еще несколько сообщений, но они так остались висеть в мессенджере как недоставленные. Больше Роман на связь не выходил.

А 6 мая отцу пришла "похоронка" из военкомата. Роман погиб.

Григория поразило, как много знакомых и друзей позвонили и написали ему со словами сострадания.

Автор фото, Роман Солонинка

Подпись к фото,

Роман был очень разносторонним человеком: и дизайнером, и полиграфистом, и фотографом, говорит Григорий

А еще, вспоминает Григорий, брат готовил ему сюрприз: планировал в марте заехать в гости и познакомить со своей девушкой.

Романа похоронили 9 мая на военном кладбище в Житомире.

"Наш отец, человек военный, на похоронах так и сказал: это война. Но никто никогда не ожидал, что это может произойти именно с тем человеком, которого ты любишь", - говорит Григорий Солонинка.

Наталья Шамрицкая сама сообщила о смерти сына в его воинскую часть.

В трубку расплакалась его начальница. Она рассказала, как в первый день войны Илья на БТРе вывез из окружения людей, в том числе и ее.

"Что мой сын герой, я и так знала. Он был героем для меня дома. Он всегда будет воином Мариуполя", - говорит Наталья.

Она посвятила сыну стихотворение ко Дню вышиванки. Тогда Наталья еще не знала, что Илья погиб.

Сину, вдома, яблуні цвітуть,

І співає соловейко зранку.

І дощі травневі теплі йдуть.

Україна одягнула вишиванку.

"Я не знаю, как мне привыкнуть жить без него. Я буду его любить, пока буду дышать", - говорит Наталья, потерявшая на войне единственного сына.

В подготовке статьи участвовала Анна Черноус

Чтобы продолжать получать новости Би-би-си, подпишитесь на наши каналы:

Загрузите наше приложение: