Сколько потеряют ушедшие из России западные компании. Исследование Би-би-си

  • Анастасия Стогней, Виктория Сафронова
  • Би-би-си

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Вопреки заявлениям властей РФ, уход из России будет неприятным для иностранных компаний, но не станет для них катастрофой. При этом внутри страны под угрозой оказались сотни тысяч рабочих мест и миллиарды бюджетных поступлений.

"Они пожалеют, не потому что мы кому-то угрожаем, <...> а потому что Россия - страна с огромными возможностями". Такую судьбу Владимир Путин, а вслед за ним и провластные СМИ пророчат покинувшим Россию компаниям.

Едва ли эти предсказания сбудутся: у большинства потребительских брендов, которые покинули Россию, на нее приходилось меньше 10% выручки.

К такому выводу пришла Русская служба Би-би-си, поговорив с представителями этих компаний, проанализировав их годовую отчетность и заявления об уходе из России.

В выборку попали 35 самых популярных брендов потребсектора, которые продавали продукты, одежду, косметику и бытовую химию. Именно их уход россияне почувствуют в первую очередь.

Если карточка не видна, попробуйте открыть статью в другом браузере

Не жизненно важный рынок

Еще недавно исторически беспрецедентным считался исход бизнеса из ЮАР эпохи апартеида: 200 компаний за пять лет. Но Россия побила этот рекорд всего за несколько месяцев, отмечает профессор Йельской школы бизнеса Джефри Соненфилд.

Под его руководством группа ученых каждый день обновляет список компаний, сокративших операции в России с начала войны. Сейчас в списке 1200 наименований.

У большинства потребительских брендов, которые покинули Россию или радикально сократили операции на ее территории, на нее приходилось до 10% выручки. Причем у многих - существенно меньше, подсчитала Би-би-си. Вот несколько узнаваемых примеров.

Россия приносила менее трех процентов выручки десяткам косметических брендов. В частности, Clinique, MAC, DKNY (всеми управляет Estee Lauder), а также Bourjois, Max Factor, Wella (все под управлением Coty).

Столько же - кофейням Starbucks, которые пришли в Россию на фоне богатых нефтяных 2010-х, и ставшим символом "западного капитализма" джинсам Levi's.

У спортивного бренда Adidas на Россию и весь СНГ приходилось только 2%. У производителя кед Vans - меньше 1%.

Шведам H&M и британцам ASOS Россия приносила только по 4% выручки. Puma - меньше 5%.

Для испанской группы Inditex (Zara, Bershka, Stradivarius, Pull&Bear, Oysho, Massimo Dutti) Россия была крупным рынком, сопоставимым по размеру с итальянским или французским. Но все же не крупнейшим: из-за ухода из России группа лишится только 8,5% прибыли (до выплаты налогов и процентов по кредитам). Примерно столько же - порядка 8% - потеряет и Mango.

Даже у McDonald's, открытие которого под новым именем в День России стало делом чуть ли не государственной важности, на российский и украинский рынки приходилось только 9%.

Редкое исключение из "потерянных 10%", которое удалось обнаружить Би-би-си, - Mothercare, британская сеть товаров для детей и мам. Для нее российский рынок был одним из ключевых. Политическая позиция будет стоить Mothercare около четверти выручки - именно столько приносила Россия.

Но таких случаев единицы. Еще один параметр - число торговых точек - показывает, что российский рынок был скорее периферийным. У большинства компаний, которые приостановили операции или окончательно ушли из России, на нее приходилось максимум 15% магазинов, подсчитала Би-би-си.

Больше всего точек было у McDonald's: около 900 из 40 тысяч ресторанов по всему миру. У Inditex в России было 500 магазинов, в основном - бренда Zara (всего в мире - больше 6 тысяч). А у Uniqlo, который до последнего не хотел уходить с российского рынка, здесь было всего 50 магазинов из 3,5 тысяч.

"Для большинства покинувших Россию компаний этот рынок не входит даже в первую десятку ключевых регионов", - подтверждает расчеты Би-би-си гендиректор консалтингового агентства INFOLine Иван Федяков. Поэтому назвать их решение об уходе "жизненно опасным" невозможно, уверен он.

Неочевидные потери и выгоды

Большинство брендов будет воспринимать уход из России как неприятность, которую можно пережить, считает Федяков: "Снизятся финансовые показатели по итогам 2022-го и, возможно, 2023 года - на этом всё".

Такой же вывод можно сделать из того, как сами они описывают потерю российского рынка. Например, Adidas заложил в планах на 2022 год "военные" убытки в размере 250 млн евро. Это эквивалентно 1% суммы, на которую группа рассчитывала увеличить свою выручку за этот период. Неприятно, но не трагично.

Испанская Inditex пишет в отчете за 2021 год, что потери из-за ухода из России не будут "финансово существенными": у нее не было своих торговых площадей, все магазины она брала в аренду.

А вот для торговых центров потеря брендов такого масштаба - серьезный удар. Моллы Crocus Group уже лишились 30% ключевых арендаторов. Вслед за ними уходят и более мелкие: им важно, чтобы в торговом центре было много людей. Чем меньше в нем узнаваемых брендов, тем меньше клиентов.

Разовые потери будут выше у компаний, которые владели в России производством и торговыми площадками . Им придется срочно искать покупателей и, возможно, соглашаться на невыгодные условия. Это коснется самых крупных бизнесов.

Например, у Coca Cola, которая в середине июня объявила, что не будет производить и продавать напитки этого бренда в России, там десять заводов. Покупателя на четыре своих завода уже начала искать и IKEA.

Табачный гигант Philip Morris пытается уйти из России уже три месяца, но никак не может найти покупателя на свои российские активы. Это "самая сложная транзакция в истории компании", признается ее глава Яцек Ольчак.

Кроме того, решение уйти из России может спровоцировать логистические проблемы в других странах, рассуждает в беседе с Би-би-си партнер исследовательской компании Data Insight Федор Вирин. Для многих компаний Россия была хабом, через который товары распространяли в другие страны СНГ. Теперь придется придумывать новые цепочки.

Но у отказа от российского рынка есть и весомые плюсы. В мае американская консалтинговая фирма Edelman опросила 14 тыс. человек в 14 странах. Выяснилось, что около 50% респондентов изменили отношение к бренду из-за его реакции на войну в Украине - перестали или, наоборот, начали покупать его товары.

Если график не виден, попробуйте открыть статью в другом браузере

Финансовые рынки тоже вознаграждают ушедшие из России компании. Их акции чувствуют себя лучше, а их риск как потенциальных заемщиков - ниже, чем у остающихся. К таким выводам пришли авторы так называемого йельского списка.

Они сравнили, как с начала войны изменилась капитализация (стоимость всех акций на бирже) компаний, которые попрощались с Россией, сократили операции в этой стране или продолжают работать по принципу business as usual. Чем больше рыночная стоимость компании, тем больше был ее "вес" в подсчетах - то есть крупные компании сильнее влияли на результат.

Если график не виден, попробуйте открыть статью в другом браузере

Оказалось, что капитализация ушедших сократилась примерно на 3%. Тех, кто лишь снизил инвестиции, - на 7,6%. А тех, кто не ушел вообще, - на 12,6%.

Еще лучше эта тенденция видна в разбивке по отраслям. Например, в потребсекторе капитализация ушедших компаний упала меньше чем на один процент, а оставшихся - на 11,5%.

Если график не виден, попробуйте открыть статью в другом браузере

Авторы подчеркивают, что рыночная капитализация - показательнее оценки разовых затрат из-за ухода из России. При прочих равных рост стоимости акций вполне может покрыть сиюминутные потери из-за продажи торговых точек и производства по дешевке, предполагают ученые.

Конечно, нельзя просто взять эти деньги и закрыть ими потери. А на стоимость акций влияют разные факторы. Здесь важно, что в глазах инвесторов уход из России делает компанию более перспективной.

Кроме того, ученые подсчитали: на долговом рынке вероятность дефолта ушедших или приостановивших операции в России компаний считается в два раза более низкой, чем оставшихся. У первых она оценивается в среднем в 16,6%. У вторых - в 33,5%.

"Подвешенные" сотрудники

"Надо, чтобы люди были при работе. Вот что главное" - такими словами встретил Александра Говора, нового владельца McDonald's, московский мэр Сергей Собянин. "Молодец. Сходу уловил", - нахваливает чиновника бизнесмен.

В McDonald's работало около 60 тыс. человек, смогут ли все они сохранить места - неизвестно: под новым брендом пока не открылась и десятая часть ресторанов.

"Перезапуск" ушедшей компании в России - не гарантия, что работа будет у всех прежних сотрудников. Вероятно, бизнес проведет "оптимизацию персонала" из-за сокращения спроса, допускает Центр стратегических разработок (ЦСР).

Сотрудники британского бренда косметики Lush могут подтвердить этот прогноз. Несмотря на открытие части магазинов, штат в России с начала войны урезали с 500 до 200 человек. Меньше половины работающих сейчас точек Lush - 14 из 48 - распродают остатки товара, объясняют в профильной группе Lush во "Вконтакте".

Если поставки не возобновятся, "бизнесу конец", признает гендиректор и владелец 65% Lush в России Дмитрий Азаров.

Штат на своих фабриках уменьшит и IKEA - при том, что планирует все их продать.

Сейчас в подвешенной ситуации, по оценке ЦСР, оказалось 350 тыс. россиян. Именно столько работало в бизнесах, которые ушли из России или приостановили операции на ее территории. Из них только в компаниях из выборки Би-би-си работало около 200 тыс. человек.

Многие продолжают получать зарплату. Например, переведенным в режим простоя по-прежнему платит Inditex (у компании 9 тыс. сотрудников в России), Adidas и H&M (по 7 тыс. сотрудников у каждой).

Это действительно крупные работодатели. Во время пандемии все они входили в список "системообразующих" и получали поддержку от государства, чтобы сохранить сотрудников. Всего, оценивает ЦСР, в простое сейчас находится около 120-150 тыс. человек.

Это те, кого уход компаний затронет напрямую. Но многих, от поставщиков сырья до курьеров, он заденет по касательной.

В 2017 году ученые ВШЭ выяснили, что одно рабочее место в Coca-Cola в России создает до семи рабочих мест в смежных областях (исследование проводилось по заказу самой компании).

В марте Coca-Cola приостановила работу в России, а в июне решила окончательно перестать производить и продавать напитки в стране.

Тем не менее взрывного роста официальной безработицы не прогнозируют ни власти, ни эксперты, опрошенные Би-би-си и другими изданиями.

В разговоре с Bloomberg аналитики допускают, что рост безработицы в России превысит 9%. Это больше и нынешних 4%, и показателей за последние 10 лет. Но все же цифры не катастрофические.

Безработица в России традиционно низкая, потому что размер пособия - более чем скромный (от 1500 до примерно 13 тысяч рублей). И даже за него надо повоевать с бюрократической машиной. Поэтому в кризис часть занятости становится "серой", говорит профессор экономического факультета ВШЭ Марина Колосницына.

Плюс, помимо увольнения, есть масса способов сократить затраты на сотрудников: от снижения зарплат до сокращения рабочей недели и отказа от соцпакета, добавляют Колосницина и Федяков из INFOLine. Так было и в 2014-2015 годах, и во время пандемии.

Денег становится меньше

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

С уходом каждой компании размер экономического "пирога" в России сокращается: меньше денег становится у оставшихся без работы сотрудников, бюджет получает меньше налогов - и от НДС (платят потребители, покупая товары), и от налога на прибыль.

Эксперты ВШЭ отмечали в уже упомянутом докладе, что только Coca-Cola напрямую или косвенно принесла России 0,3% ВВП.

По нашим подсчетам, вошедшие в выборку Би-би-си компании принесли российскому бюджету около 10 млрд рублей в 2020 году в виде налога на прибыль. В расчетах использовались данные именно за этот период, потому что по итогам 2021 года отчитались еще не все компании. Также мы не учитывали компании, у которых уже появились новые владельцы.

Много это или мало? С одной стороны, мало: меньше 1% ожидаемых доходов бюджета в 2022 году. С другой, ощутимо. На эти деньги можно, например, покрыть дефицит бюджета Алтайского края - 10,3 млрд рублей в 2022 году. Или направить их на развитие малых городов на Дальнем Востоке - именно по 10 млрд рублей в год пообещал выделить на это Путин, выступая на ПМЭФ.

Либо ими можно компенсировать затраты на ремонт всех дорог в Карелии: в 2021 году они обошлись в 10 млрд рублей.

Суммы потерь из-за ухода бизнеса, вероятно, будут расти. Потребители снизили расходы значительно сильнее, чем сократился ассортимент: на 40% - на одежду, на 20% - на стройматериалы, бытовую технику и электронику, говорит Федяков из INFOLine.

Если уровень доходов россиян продолжит падать, возможна новая волна ухода компаний из России, прогнозирует Федяков: "компании первой волны покинули рынок по политическим причинам, а вторая волна будет вызвана экономическими".