Казахстанский пасьянс. Токаев - возмутитель спокойствия или "задняя дверь" Кремля?

  • Петр Козлов
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, Getty Images

Президент Казахстана в прямом эфире российского телевидения на "русском Давосе" заявил в лицо Владимиру Путину, что не поддерживает независимость самопровозглашенных и признанных Россией ДНР и ЛНР, а сами "республики" назвал квазигосударственными территориями.

Одни комментаторы поспешили восхититься смелостью Касым-Жомарта Токаева, другие - ужаснуться возможной реакции Москвы на эту "дерзость".

Русская служба Би-би-си разбиралась, что это было и чем может обернуться.

Эксперты Русской службы Би-би-си, среди которых как специалисты по международным отношениям и связям России с Центральной Азией, так и бывшие высокопоставленные чиновники из Казахстана, сходятся во мнении, что ждать от России резких шагов не стоит - только если Владимир Путин не станет реагировать на заявление Токаева с точки зрения эмоций.

Это маловероятно, правда, зарекаться никто из экспертов не берется, памятуя о российском военном вторжении в Украину, в возможность которого до последнего не верило подавляющее большинство специалистов.

Обидел ли Токаев Путина?

Андрей Кортунов, глава Российского совета по международным делам:

"Мне кажется, что это было ожидаемо. То есть, наверное, в Кремле должны были предвидеть позицию, которую занял Казахстан в этом вопросе. В общем, я надеюсь, что это не было большим сюрпризом. Но, конечно, это сильное заявление, которое, наверное, повлияет в том числе и на будущие отношения в рамках ОДКБ, в рамках Евразийского экономического союза".

Темур Умаров, специалист по странам Центральной Азии, бывший научный сотрудник Московского центра Карнеги:

"То, что сказал Токаев, не удивительно. Но то, где он сказал и как сказал - это меня удивило. Казахстан такую позицию занимает уже давно. Не признавали раньше ни Тайвань, ни Абхазию, ни Южную Осетию, ни Крым. Это и при Назарбаеве наблюдалось. И Казахстан - не единственный союзник России, кто так поступает.

Варианта может быть два. Если в Москве принимают решения исходя из рациональной логики, то никаких ответных санкций со стороны России не будет. Казахстан сейчас нужен и давить на него нет никакого резона. Казахстан по-хорошему должен сейчас превратиться в такой гейтвей для России для избежания санкций, насколько это возможно.

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Чтобы и Казахстану было хорошо, и чтобы это было не видно для международного сообщества, чтобы это более-менее легальными серыми схемами происходило, и чтобы России было неплохо. А давить - это стрелять себе в ногу. Но если Путин принимает решения эмоционально и если его обидели на сцене ПМЭФ, то я не удивлюсь, если последуют какие-то санкции".

Рахим Ошакбаев, руководитель казахстанского Центра прикладных исследований:

"Официальная позиция Казахстана по поводу ДНР и ЛНР озвучивалась и ранее. Может, не так резонансно. Наверное, место, время и контекст, где она прозвучала, добавили резонанса. Но по сути это ничего не поменяло. Обращает на себя внимание, что вопрос был очень общий, который позволял дать достаточно общий ответ, но Токаев решил конкретизировать. С чем это связано, не могу сказать, но это бросается в глаза.

Однако, если углубляться в анализ высказываний президента Казахстана, то, я думаю, нужно учитывать и его последующие высказывания. Например, на Катарском форуме он сказал, что Россия является надежным союзником Казахстана и он имеет близкие отношения с президентом России. Ну а текущие отношения, статус, дипломатическая позиция Казахстана, мне кажется, всем понятны. Это определенная степень нейтралитета и участия. И призывы к миру".

Александр Габуев, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир:

"Подобных острых углов на ПМЭФ вообще можно было избежать. Ведь вопрос задала Маргарита Симоньян, и задала его специально. Если бы она этого не сделала, возможно, тема не всплыла бы вообще. А так, ему задали вопрос, он на него ответил довольно прямо. Но Токаев ведь не говорил: "Знаете, война преступна, мы с ней не согласны, как можно оправдывать убийство русских и украинцев освобождением Украины от нацистов, которых там нет?". Так он не сказал".

Аркадий Дубнов, политолог, эксперт по Центральной Азии:

"Токаев заранее знал, кто будет модератором, и не мог не предвидеть, что от Симоньян можно услышать вопросы такого типа. Обратите внимание, он ответил только на часть вопроса про ДНР, но не об отношении к военной операции. И здесь он был очень аккуратен и дипломатичен. Потому что если бы он сказал всё, что на самом деле думает и как относится, то это был бы действительно скандал. А то, что он сказал про ДНР, он лишь повторил позицию, уже не раз изложенную им и его министрами.

Фурор же произвело то, что это было сказано в глаза Путину на международной большой тусовке, которая транслировалась в прямом эфире российского гостелевидения. И это остановить было нельзя. И это было, в общем, очень серьезное потрясение с точки зрения российского внутреннего пиара. Ближайший союзник России позволил себе назвать вещи своими именами. А ведь в доме повешенного говорить о веревке нельзя.

Мог ли Путин ожидать именно такого высказывания, я сказать не берусь. Думаю, что он с интересом ждал, что тот ответит, хватит ли у него, что называется, яиц сказать. У Токаева хватило. Во всяком случае, в этой части. И вот теперь с этим придется жить. А реакция будет зависеть от того, насколько сегодня далеко представление Путина о реальности. Я допускаю всякое разное".

Альнур Мусаев, экс-глава КНБ Казахстана, экс-сотрудник КГБ СССР:

"Видя это выступление Токаева и будучи с ним лично неплохо знакомым, я вижу по его мимике на видео, что он говорит это так, будто это заготовка. Ну и второе, говорит с оглядкой на Путина. Обратите внимание, какой он бросил вопросительный взгляд: "Правильно ли я говорю?". Я так воспринял этот взгляд. Не могу твердо сказать, что вопрос был согласованный. Но, зная его, вот эти признаки поведения свидетельствуют о том, что это является заготовкой. Я уверен, что он готовился сказать именно то, что сказал.

Сегодня говорить о том, что это выступление Токаева свидетельствует о каком-то демарше, невозможно. Руководство Казахстана сидит на двух стульях, оно характерно для всех стран третьего мира, да и для всех цивилизованных стран. И с этих двух стульев он не слез. Но это элемент того, что многие в СНГ ощущают, что Путин как инициатор войны в Украине ослаб.

Я не говорю, что он уже хромая утка. Но он проигрывает борьбу по многим направлениям в экономике, в военной, политической, дипломатической сферах. И этот признак проявился именно вот в этом выступлении Токаева на ПМЭФ".

Почему Казахстан не так лоялен Кремлю, как Беларусь

В январе 2022 года в Казахстане неожиданно вспыхнули массовые протесты и погромы. Обстановка накалилась, чтобы стабилизировать ситуацию в Казахстан по просьбе Токаева была переброшена группировка миротворческих сил ОДКБ. Формально инициировать операцию предложил премьер председательствовавшей Армении Никол Пашинян. Однако главную роль в ОДКБ играет Россия и именно российские военнослужащие составляли основу контингента.

Хотя миссия продлилась всего 10 дней, большинство экспертов сходится во мнении, что после того как Россия помогла Токаеву, влияние Кремля на Казахстан существенно возрастет. Но президент Казахстана публично продолжает декларировать многовекторность в своей внешней политике.

Александр Габуев:

"Россия, конечно, помогла Токаеву. Но Путин отстаивал в том числе свои интересы. Потому что если бы Токаева снесли, там была бы коалиция племянников Назарбаева, и учитывая исламистские настроения и так далее, это не то, что Россия хотела там видеть.

Поэтому, да, Россия совершила некую операцию, которая поддержала Токаева, но была и в её интересах тоже. Так что нельзя сказать, что Токаев теперь в долгу и должен расплачиваться. Мы предполагали еще в январе, что отказ от многовекторной политики Казахстана произойдет и что Казахстан будет ложиться под Россию.

У Токаева гораздо лучше ситуация, чем в Беларуси, потому что у него есть независимые источники дохода, не связанные с Россией. Да, конечно, КТК (Каспийский трубопроводный консорциум - прим. Би-би-си) идет через Россию. Но есть труба в Китай, которая от России независима.

Есть сильные региональные игроки, которые заинтересованы в независимости Казахстана, это, прежде всего, Китай. Решительные действия против Казахстана сильно испортят российско-китайские отношения. Против Казахстана нет таких санкций, как против Лукашенко. То есть в целом у них свобода маневра больше".

Аркадий Дубнов:

"Логика благодарности - это такая очень постсоветская ментальность. Мы все обязаны старшему брату, да? Но Токаев сделал очень серьезный шаг, чтобы выйти за пределы этой, я бы сказал, такой лизоблюдской ментальности, из этой вассальной зависимости. Ведь он сказал, что Казахстан никому не обязан, ОДКБ и лично Путину. Это фактически обязанность ОДКБ сохранять стабильность в пределах территории членов своей организации. Почему я ему обязан? И, в общем, он здесь прав.

Исхожу, что Токаев проявил себя государственным деятелем, который защищал достоинство как свое, так и казахстанское. А кроме того, еще надо учитывать, что он работал на внутреннюю аудиторию, потому что именно то, что он вынужден был позвать ОДКБ, до сих пор сильно умаляет его внутренний рейтинг, его реноме. И для того, чтобы спасти мир, ему нужно было проявить независимость от этого старшего брата, и он это сделал".

Александр Баринов, журналист, ранее работавший в Москве, Киеве и в СМИ оппозиционного движения Демократический выбор Казахстана:

"За 2020 год из 85,7 млн тонн добытой в Казахстане нефти 30,6% приходилось на казахстанские компании (включая доли в СП), 28,7% - на американские, 18,7% - на европейские и 16% на китайские. В Казахстане работают нефтяные компании Chevron, ExxonMobil, Royal Dutch Shell, British Gas, Repsol YPF, CNPC, CITIC. Китайские компании купили один из имеющихся в Казахстане трех НПЗ и в значительной мере контролируют два других. Благодаря такому подходу Назарбаев вполне успешно мог сидеть даже не на двух, а сразу на четырех стульях, маневрируя между США, Европой, Россией и Китаем. Этим потом занялся и Токаев.

Казахстан регулярно обвиняют с самых высоких трибун в массовых нарушениях прав человека и основ демократии, в тотальной коррупции. Однако никто из правящих элит Казахстана не был привлечен к ответственности, и в отношении Казахстана никогда не вводились санкции. В такой ситуации, понятно, Токаеву совсем не нужно ввязываться в авантюры Путина и начинать войну со всем миром. У них все хорошо - они сохраняют власть в стране, зарабатывают деньги, дружат с США, Европой и Китаем, хранят там, скорее всего, свои основные капиталы, спокойно передвигаются по миру и живут в лучших домах и поместьях.

Встать сейчас на сторону Путина, ввязаться в войну в Украине даже опосредованно - значит, автоматически поссориться со всем миром, попасть под санкции и все потерять".

Темур Умаров:

"В данный момент двусторонние отношения России и Казахстана находятся в самом лучшем состоянии, которое только можно представить. Если так останется, то будет хорошо. Если нет, и Россия будет принимать эмоциональные решения - она будет стрелять себе в ногу.

Если Россия продавит свою позицию, то Казахстан однозначно окажется под вторичными санкциями. Если он поддержит позицию Москвы по отношению к Донецку и Луганску или как-то неоднозначно выскажется по поводу российской военной агрессии, то это стопроцентно приведет к попаданию под санкции, что ведет нас к непредвиденному шторму.

Только-только Казахстан оправился от январских событий, протестов и экономических проблем, и тут санкции, которые изолируют Казахстан - что делать потом? Это очень опасная вещь, на которую Казахстан, мне кажется, пойти не готов".

Задняя дверь для обхода санкций?

Аркадий Дубнов:

"Казахстан знает себе цену и использовать себя втемную, прекрасно понимая, как устроен нынче мир, вряд ли позволит. А как только серьезная попытка использования Казахстана в качестве посредника в бизнесе будет обнаружена, мы будем смотреть, как на это отреагируют США.

Если Штаты закрывают на это глаза, значит, им важнее Казахстан, возможность как-то влиять на него, использовать в своих целях, чем святость введенных санкций. Это будет политический выбор. Я допускаю такую возможность".

Альнур Мусаев:

"Премьер-министр Казахстана уже прямо начал говорить об углублении экономического сотрудничества, об усилении всех этих транспортных обменов, перевозки грузов, продукции. На мой взгляд, Казахстан, в принципе не афишируя, будет участвовать и уже участвует в обходе этих санкций. Хотя он и боится вторичных санкций, но помогает и будет помогать России обходить санкции. И здесь сильную хватку Путин не отпустит".

Александр Габуев:

"Казахстан очень сильно опасается стать объектом различных санкций. И поэтому и Токаев, и его чиновники уже делали четкие заявления, что нет, мы не дадим использовать свою юрисдикцию для обхода санкций. Так ли это на самом деле, сказать сложно, потому что Россия свою статистику закрыла. Насколько статистика Казахстана отражает реальность того, что происходит на границе? Непонятно.

Если ты Россия, то, наверное, наиболее логичный способ сейчас импортировать какие-то товары, которые запрещены санкциями, через Турцию, Казахстан, Китай. Что там происходит в этом направлении, мы, честно говоря, не очень хорошо себе представляем.

То есть вот сразу несколько таких приоритетов, которые надо балансировать: сохранять независимость и отодвигаться от России подальше; с другой стороны, не злить, учитывая то, насколько Россия сейчас эмоциональна и непредсказуема. С третьей стороны - не злить Запад. Ну, вот это вот трилемма, которую сейчас решают пока, в общем, довольно успешно".

Александр Баринов:

"Думаю, о "договорняках", о согласованных действиях России и Казахстана, чтобы ввести в заблуждение Запад, речи не идет. У них слишком разные позиции и мотивы поведения. Казахстан в лице Токаева и правящих кланов заинтересован в том, чтобы и дальше жить спокойно, сохранять власть, преумножать богатство и наслаждаться жизнью. У них хватает здравомыслия не ввязываться в безумные планы Путина по завоеванию всего мира и воссозданию СССР или Российской империи.

Но в обходе санкций Казахстан, безусловно, примет самое активное участие. Просто потому, что это выгодно. Через Казахстан очень скоро после аннексии Крыма стали ввозиться санкционные товары, возможно, в меньших масштабах, чем через Беларусь, поскольку это более длинный и затратный маршрут. Поскольку теперь санкции куда более жесткие - очевидно, Казахстан может стать транзитной площадкой для скрытой переправки в Россию всевозможного технологического оборудования из Китая и всей Юго-Восточной Азии.

Само собой, руководство Казахстана будет изображать борьбу с такой контрабандой, как в свое время и Лукашенко. Но существенных успехов не добьется. И тому будут даже объективные причины. Протяженность российско-казахстанской границы - более 7,5 тысяч км, это самая длинная в мире непрерывная сухопутная граница между двумя странами. И, главное, она почти не охраняется".

Версии и возможные последствия

Источник в Кремле:

"Последствия? Никаких. Казахстан для нас - территория возможностей. Пока она будет такой, они будут хранить публичный нейтралитет".

Александр Габуев:

"У России сейчас нет таких ресурсов - негде взять военнослужащих, чтобы, грубо говоря, бросить дивизию парашютистов на Северный Казахстан и там затеять еще одну войну. Операция в Украине идет не совсем по плану, мягко говоря. А это значит еще и разозлить Китай, открыть второй фронт в Казахстане и так далее.

Ну, инструментов таких действенных не так много на самом деле. И поскольку в данном случае Казахстан отстаивает свои национальные интересы, которые не совпадают с российскими, гораздо проще на это спокойно реагировать".

Альнур Мусаев:

"Сейчас Украина перетянула весь этот агрессивный эффект на себя. У России не хватит, конечно, сил и средств для того, чтобы еще открывать какие-то фронты. Но эти угрозы Казахстану захвата северных территорий и всего прочего длятся уже годами и, естественно, будут продолжаться. Но, на мой взгляд, захват северных территорий для России, в принципе, не проблема. У нас население, народ Казахстана в принципе очень инертны, хотя есть и националистические настроения.

Из своего опыта я знаю достоверно, что наши казахские силовые структуры - МВД, минобороны, КНБ - все они плотно сидят под Россией. Тут, к сожалению, ничего поделать невозможно. К примеру, министр обороны долго учился в России, он пророссийски настроенный. Кадровый состав силовых структур Казахстана, даже независимо от настроений Токаева, в принципе больше склонен быть на стороне российских структур, поддерживать российскую политику.

Второй большой такой фактор - страны СНГ имеют тесные межгосударственные структуры органов безопасности: Совет министров внутренних дел, Совет министров обороны. Я сам в них участвовал, работал, все эти структуры направлены на продвижение политики России в сфере безопасности на территории бывшего Советского Союза. Вот примерно так".