"Власть соревнуется с пустотой". Как в России проходят выборы на фоне войны

  • Елизавета Фохт
  • Би-би-си

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Автор фото, Sergei Savostyanov/TASS

В России начинается единый день голосования. С 9 сентября в нескольких российских регионах будут голосовать за кандидатов в губернаторы и депутаты заксобраний. В Москве пройдут муниципальные выборы - пять лет назад аналогичная кампания закончились громким успехом оппозиции. Нынешние выборы пройдут в условиях продолжающейся войны в Украине и на фоне усиливающихся репрессий в самой России - это не могло не повлиять на то, как шла кампания.

Би-би-си рассказывает о том, чего ждать от единого дня голосования.

Как война повлияла на кампании в российских регионах?

Вторжение России в Украину, которое началось в феврале этого года, сказалось на выборах, который пройдут в сентябре 2022, самым драматичным образом.

Весной российские СМИ писали о том, что на фоне войны власти задумались об отмене или по крайнее мере переносе единого дня голосования, назначенного на 11 сентября (в некоторых регионах выборы пройдут в трехдневной форме и начнутся 9 сентября).

"Медуза" (признана СМИ, выполняющим функции иностранного агента) еще в марте рассказывала, что в Кремле тогда опасались роста протестных настроений из-за так называемой "специальной военной операции" (СВО). А в апреле об отмене или переносе прямых губернаторских выборов сообщили сразу три крупных издания - "Коммерсант", "Ведомости" и РБК. В их материалах говорилось, что этот вопрос будет решаться на Совете законодателей с участием Владимира Путина.

Отменять выборы власти в итоге не стали. 11 сентября в 15 российских регионах будут избирать губернаторов (в 14 субъектах выборы будут прямые, то есть, избирателеи будут голосовать непосредственно за кандидатов, а в Адыгее главу региона выберет парламент), а в шести субъектах - депутатов заксобраний.

Кроме того, в более чем 20 регионах частично доизберут членов парламентов, а во многих городах пройдут выборы местного уровня. Самые крупные из них - муниципальные выборы в Москве.

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

Несмотря на решение властей провести выборы в российских регионах, обычными их назвать нельзя. "СВО оставила на них глубокий след сразу по нескольким направлениям", - говорит Би-би-си политолог Александр Кынев.

Во-первых, объясняет он, из-за силового давления у кандидатов резко сократились возможности ведения агитации. "Все традиционные площадки, в первую очередь, медиа, стали недоступны. Если раньше оппозиция во многом вела кампанию за счет региональных и федеральных независимых СМИ, то сейчас, фактически, это все прекратилось - из-за закрытия или блокировки этих СМИ", - говорит Кынев.

При этом СМИ, занимающие прогосударственную позицию, рассказывать о предвыборных гонках тоже не спешат. Движение "Голос" (признано в России иностранным агентом) в своем докладе "Власть и пустота" пишет, что не наблюдало похожих кампаний ни разу за свою 22-летнюю историю мониторинга выборов:

"В большинстве регионов, где проходят только региональные выборы (губернаторов и заксобраний) избирательная кампания практически отсутствует — ее нет в информационной повестке СМИ, а сами кандидаты не предпринимают даже минимальных усилий, чтобы обозначить свое присутствие. Власть словно соревнуется с пустотой".

"Кампания была абсолютная тихая, до середины августа ее вообще было не видно: пресса о ней не писала, кандидаты ничего не делали, боясь что-либо предпринимать", - согласен Кынев.

В августе движение "Голос" провело мониторинг публикаций с упоминанием кандидатов в губернаторы в СМИ и на сайтах органов власти. По его результатам выяснилось, что суммарная упоминаемость кандидатов в губернаторы, которых поддерживают в Кремле (это 12 единороссов и двое самовыдвиженцев) оказалась в 9,5 раза выше, чем у всех остальных кандидатов вместе взятых.

Зато глава ЦИК Элла Памфилова подготовкой к выборам осталась довольна: на днях она назвала избирательную кампанию "одной из самых спокойных за последние 10 лет".

Как объясняет Александр Кынев, второе последствие ведущейся войны - это "дополнительные ограничения избирательных прав", связанные с делами по статьям о "дискредитации" армии или "фейках" о вооруженных силах.

По мнению эксперта, эти факторы создают для власти комфортную ситуацию, когда кампания ведется "на низкую явку": "Независимые избиратели не нужны, а своих власть приведет по спискам через начальников. Любая лишняя информация не нужна. Это традиционная стратегия для власти, но в этом году она уже в патологической форме".

Решение, проводить ли выборы в один день или растянуть на несколько, ЦИК в этом году оставил на усмотрение самих регионов. Трехдневную форму, например, выбрали в Москве.

Автор фото, Natalia Kolesnikova/AFP

Впервые ее опробовали еще в 2020 году на голосовании по президентским поправкам в Конституцию. С тех пор ее неоднократно критиковали представители оппозиции, ссылаясь на то, что растянутый формат голосования снижает возможности по наблюдению за выборами и, наоборот, повышает возможности по фальсификации результатов.

Дистанционное электронное голосование (ДЭГ) в этом году будет применяться в семи регионах, помимо Москвы, - в Калининградской, Калужской, Курской, Новгородской, Псковской, Томской и Ярославской областях.

Система ДЭГ тоже неоднократно критиковалась за непрозрачность, особенно после прошлогодних выборов в Госдуму. Тогда оппозиционные кандидаты в Москве проиграли "административным соперникам" именно за счет перекоса, который получился после того, как к голосам, полученным на избирательных участках, добавили результаты ДЭГ.

Ждать ли оппозиции в Москве повторения успеха 2017 года?

Муниципальные выборы в Москве в 2017 году стали едва ли не самой успешной кампанией для оппозиции за последние годы. Тогда избраться смогли десятки независимых кандидатов, которые шли на выборы при поддержке штаба объединенных демократов под руководством Дмитрия Гудкова и Максима Каца - свою технологию они называли "политическим Uber".

По итогам тех выборов во многих районах Москвы кандидаты "Единой России" потеряли большинство в местных советах депутатов, а кое-где и вовсе лишились представительства. Избраться в тот год удалось, в том числе, оппозиционеру Илье Яшину, который стал главой совета депутатов Красносельского района, Юлии Галяминой, журналисту Илье Азару, активистке Люсе Штейн, "яблочнику" Андрею Мореву, который возглавил совет депутатов Якиманки, и многим другим.

Как отмечает "Голос", в 2017 году у оппозиции была сверхзадача - тогда она готовилась к мэрским выборам 2018 года и активно призывала сторонников голосовать, чтобы получить возможность преодолеть муниципальный фильтр на мэрских выборах (впрочем, эта ситуация не помешала Сергею Собянину переизбраться на свой пост в 2018 году без видимых проблем).

"В 2022 году таких целей уже никто не ставит — массового призыва в кандидаты нет, часть из попавших в депутаты активистов оказались в местной политике "случайными" людьми, часть разочаровалась в этой деятельности из-за отсутствия реальных полномочий и бюджетов, часть была инкорпорирована во властные сети, и еще часть оказалась деморализована военными действиями и даже покинула страну, - резюмирует "Голос". - Еще часть не смогла зарегистрироваться из-за ужесточения законодательства и практики его применения. Ожидать в таких условиях избирательной кампании, сопоставимой по активности и итогам с 2017 годом, не стоит".

Получится ли у независимых кандидатов хотя бы частично повторить успех пятилетней давности?

"Вряд ли, - говорит Александр Кынев. - Возможно, в каких-то районах оппозиция получит существенные фракции, но в повторение 2017 года я не верю". В 2017 году, напоминает эксперт, власти допустили на выборы большинство оппозиционеров. В этом году по тем или иным причинам участвовать в кампании не смогли десятки независимых кандидатов.

"Сильные оппозиционные кандидаты на фоне окружающей пустоты и посредственности оказываются еще более заметными мишенями для администраций и силовиков. В результате они испытывают все усиливающееся давление", - говорится в докладе "Голоса".

Например, Юлию Галямину, которая пять лет назад набрала больше всех голосов на выборах в Тимирязевском районе, весной прошлого года лишили статуса депутата из-за приговора по "дадинской статье" (212.1 УК РФ) о неоднократных нарушений на митингах. Из-за этого она потеряла право участвовать и в выборах в Госдуму, и в нынешней муниципальной кампании.

Муниципальный депутат Красносельского района Алексей Горинов в июле этого года стал первым россиянином, который получил реальный срок по статье 207.3 Уголовного кодекса о "военных фейках" - за то, что высказался против конкурса проведения детских рисунков на фоне войны в Украине. Оппозиционер Илья Яшин еще в прошлом году ушел с поста главы Красносельского района из-за давления прокуратура, а сейчас содержится в СИЗО после ареста по делу о "фейках об армии".

Десятки оппозиционных кандидатов сняли с выборов уже после регистрации. Чаще всего им вменяли нарушения по части1 ст. 20.3 КоАП (публичное демонстрирование запрещенной символики). Вступившее в силу наказание по этой статье запрещает в течение года участвовать в любых выборах. Чаще всего протоколы, составляли на кандидатов, связанных с политиком Алексеем Навальным.

"Признание структур Алексея Навального экстремистскими привело к тому, что правоохранители стали активно выискивать в социальных сетях кандидатов публикации с упоминанием или символикой соответствующих проектов политика для того, чтобы через суд добиться снятия нежелательных кандидатов за "причастность" к экстремистской деятельности", - пишет "Голос".

Правозащитный центр "Сова" (признан в России иностранным агентом) ведет список действующих депутатов и кандидатов, которых преследуют по ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ. К единому дню голосования в нем насчитывалось несколько десятков человек.

"Экстремистской" символикой московские суды часто признавали логотипы и даже простые упоминания об "Умном голосовании" - проекте сторонников Навального, в рамках которого они дают рекомендации по голосованию на выборах за кандидата, который имеет наибольшие шансы победить представителя власти.

Например, в июле Замоскворецкий суд арестовал на 15 суток главу муниципального округа Якиманка, заместителя председателя московского отделения "Яблока" Андрея Морева за наклейку с логотипом "Умного голосования" на его машине.

Сам Морев утверждал, что наклейку на припаркованный у дома автомобиль специально приклеили неизвестные и даже выкладывал в соцсети видео с камер наблюдения из своего двора.

12 августа московский суд арестовал муниципального депутата Останкинского района Сергея Цукасова на 15 суток за то, что в сентябре прошлого года он писал об "Умном голосовании" в телеграме. Правда, еще до этого Цукасова сняли с выборов из-за участия в акции в поддержку Навального.

Активиста из "Яблока" Николая Кавказского тоже не допустили до выборов после ареста из-за поста с упоминанием "Умного голосования" - даже несмотря на то, что в той записи он раскритиковал проект.

Автор фото, Natalia Kolesnikova/AFP

Несмотря на преследования, сторонники Навального вновь дали рекомендации в рамках "Умного голосования". В этом году при составлении списков будет учитываться не только то, насколько хорошо кандидат может противостоять сопернику из "Единой России", но и его позиция по войне в Украине.

"Муниципальные выборы в Москве — главная политическая кампания 2022 года, и мы решили сконцентрироваться именно на них. Мы считаем, что на этих выборах больше всего шансов нанести урон Путину и его партии разжигателей войны", - заявили сторонники Навального. Против проекта выступает партия "Яблоко".

Снятие с выборов - не единственный способ давления на кандидатов. Как минимум двое кандидатов КПРФ столкнулись с физическим насилием. Кандидата в муниципальные депутаты по Северному Измайлово Сергея Бурцева избили около здания управы, куда он шел на встречу с другим кандидатом в депутаты - ему диагностировали перелом позвоночника.

А кандидат в районе Ясенево Елена Медведева получила повреждение головы после того, как неизвестные сильно толкнули женщину, когда она пришла проинспектировать стройку на территории Битцевского леса.

У коммунистов возникают и другие проблемы - в начале сентября КПРФ опубликовала обращение к москвичам, в котором пожаловалась на "грязную кампанию по бесчестной борьбе против оппозиции". В нем КПРФ, в том числе, пожаловалась на тактику использования "двойников", когда в одном районе с кандидатами партии выдвигаются их однофамильцы (часто от партии "Коммунисты России"). Такую технологию против коммунистов активно использовали и в прошлом году на выборах в Госдуму.

Повторению 2017 года мешает и еще один фактор, говорит Александр Кынев: "Причина не только в том, что всех снимают - в целом, по-прежнему есть, за кого голосовать. Колоссальный ущерб наносит общественная депрессия и фрустрация. Люди, может, и могли бы пойти проголосовать, но они настолько угнетены, что этим шансом могут не воспользоваться".

Низкий интерес к выборам может быть связан еще и с тем, что любой их итог не сможет повлиять ни на войну в Украине, ни на репрессии в России. "Политический смысл, конечно, есть, - не соглашается Кынев. - Это про то, живо ли общество или умерло. Пытается ли трепыхаться?"

Возможны ли сюрпризы на выборах в регионах?

Результаты губернаторских выборов редко становятся темами федерального уровня, но бывают и исключения. В 2018 году сразу в четыре регионах кандидаты, поддержанные Владимиром Путиным, не смогли одержать победу в первом туре - отличились тогда Приморье, Хабаровский край, Владимирская область и республика Хакасия.

В Приморском крае второй тур закончился скандалом - из-за нарушений его результаты отменили. Спасать ситуацию власти отправили Олега Кожемяко, который в итоге победил на повторных выборах. В других регионах во втором туре победили кандидаты, которых Кремль не поддерживал.

Правда, за следующие четыре года лишь один из них - губернатор Хакасии, коммунист Валентин Коновалов - смог сохранить свой пост. Хабаровский губернатор Сергей Фургал из ЛДПР был задержан по подозрению в убийствах, совершенных в начале нулевых, и его сменил более удобный Кремлю однопартиец Михаил Дегтярев. Владимир Сипягин из КПРФ в прошлом году ушел с поста губернатора Владимирской области и теперь работает депутатом Госдумы.

Ждать таких же сюрпризов, как в 2018 году, во время этой кампании сложно, говорит Александр Кынев. Связано это, в первую очередь, с тем, что ситуация на выборах в регионах сильно отличается по годам.

"Есть протестные регионы, есть средняя зона - распределяется все по-разному. Например, в 2013, 2018 годах голосовали протестные регионы. А есть другой пятилетний цикл - это регионы, которые голосовали в 2012, 2017 годах и будут сейчас. Они для власти управляемые и безопасные", - объясняет Кынев.

Автор фото, TASS

По его словам, конкуренция во всех 14 субъектах, где пройдут прямые выборы губернаторов, довольно "низкая". Выделяются, по словам политолога, два субъекта - Удмуртия и Карелия, где конкуренцию можно назвать "средней". По мнению "Голоса", удмуртская кампания единственная из всех идет "относительно активно".

В Удмуртии против действующего губернатора-единоросса Александр Бречалов на выборы идут Вадим Белоусов из "Справедливой России", Александр Сыров от КПРФ и Тимур Ягафаров от ЛДПР.

При этом Белоусова, депутата Думы, по ходу кампании признали виновным в получении взятки в размере 3,25 млрд руб. Его приговорили к 10 годам колонии, но на оглашение приговора он не явился. Сейчас депутат объявлен в розыск. Несмотря на это, снимать с выборов его не стали - делать этого до вступления приговора в законную силу нет юридических оснований.

Под следствием находится и Александр Сыров - его подозревают в неуплате налогов. Коммунист при этом безуспешно пытался снять с выборов Бречалова, обнаружив нарушения в его подписных листах. За Сырова, согласно последним опросам, готовы голосовать около 11% избирателей, а поддержка Бречалова превышает 60%. Правда, как отмечает Кынев, доверять любым социологическим опросам во время войны сложно: "Понять, где реальная поддержка, а где конформизм и люди боятся - сложно".

Интересно, что двое претендентов на кресло губернатора Удмуртии - кандидаты от "Российской партии пенсионеров" и "Зеленой альтернативы" - снялись с гонки непосредственно перед выборами. Это может указывать на то, что власти во чтобы то ни стало хотят не допустить в регионе второго тура, говорит Кынев:

"Каждый кандидат, даже если он неяркий, представляет какую-то группу избирателей и ее мобилизует. Каждая такая группа, голосуя независимо, повышает шансы второго тура. Поэтому чем меньше кандидатов, тем потенциально меньше явка, тем выше шансы победить в первом туре".

Похожая ситуация произошла и в Карелии - там в конце августа о снятии попросили кандидаты от "Партии Роста" и все той же "Российской партии пенсионеров". Основная борьба в регионе ведется между Артуром Парфенчиковым ("Единая Россия"), Андреем Рогалевичем ("Справедливая Россия") и Евгением Ульяновым (КПРФ).

Как отмечает "Голос", наблюдатели движения традиционно получили "сигналы о принуждении граждан к голосованию и использовании административного ресурса для мобилизации электората" сразу из нескольких регионов - в том числе, из Удмуртии, Чувашии, Краснодарского, Приморского краев, Кировской, Московской, Новгородской, Псковской, Свердловской областей и Москвы.

"Очевидно, что по всей стране сделана ставка на максимальную "сушку явки" и обеспечение желаемого для властей результата за счет контролируемого привода на избирательные участки зависимых избирателей, а также фальсификаций с помощью максимально непрозрачных форм голосования, таких как многодневное и дистанционное электронное", - резюмирует "Голос".