У братьев Магомедовых забрали 750 млн долларов в доход России. Это рекордная сумма

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Магомедовы

Автор фото, Vladimir Gerdo/TASS

Хамовнический районный суд Москвы изъял $750 млн (около 50 млрд рублей) у владельцев группы "Сумма" Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Это рекордная сумма, обращенная в доход государства по гражданскому законодательству о борьбе с коррупцией. Параллельно Магомедовых судят по уголовному делу с суммой ущерба на 11 млрд рублей (около $165 млн).

Рекордного взыскания добилась Генпрокуратура — ее иск к братьям Магомедовым и офшору "Порт-Петровск ЛТД" об обращении в доход государства $750 млн Хамовнический суд Москвы удовлетворил в полном объеме. О решении стало известно поздно вечером 27 мая.

$750 млн — это средства, вырученные Магомедовыми от продажи "Транснефти" акций крупнейшего в России портового оператора — АО "Новороссийский морской торговый порт" в 2018 году. По версии прокуратуры, активы были приобретены коррупционным путем в 2004-2005 годах, когда Магомед Магомедов был членом Совета Федерации. Эти доходы он не декларировал.

В ноябре 2020 года МВД заявило об аресте этого имущества для погашения ущерба, вменяемого Магомедовым по другому — уголовному делу. Адвокат Зиявудина Магомедова оценивал стоимость арестованных активов в 100 млрд рублей (1,3 млрд долларов). Это почти в 10 раз больше суммы ущерба, фигурирующей в уголовном деле (11 млрд рублей).

Что доказывала в суде Генпрокуратура

По версии Генпрокуратуры, сенатор Магомед Магомедов, входивший в комиссию Совета Федерации по естественным монополиям и по промышленной политике, продолжал, вопреки запрету, связанному с его статусом, заниматься бизнесом и приобретал крупные портовые активы, цитировало иск издание "Коммерсантъ". Контролировал он их через офшоры, а управлял ими его младший брат Зиявудин Магомедов.

Через семь лет братья эти активы продали, а вырученные средства подконтрольная им компания "Порт-Петровск лимитед" (также выступала ответчиком по иску прокуратуры) разместила на счетах в Сбербанке. В сентябре 2018 года средства были арестованы для возмещения ущерба по уголовному делу Магомедовых, которое сейчас еще рассматривается в другом московском суде — Мещанском.

Адвокат братьев Магомедовых Михаил Ошеров сказал "Коммерсанту", что Хамовнический суд не дал защите время на сбор доказательств и обсуждение позиции с ответчиками, рассмотрев дело о рекордной сумме в рекордном темпе за два заседания — иск Генпрокуратура подала всего месяц назад, 27 апреля.

Что известно об уголовном деле Магомедовых

Дело Магомедовых с июля 2021 года слушается в Мещанском райсуде Москвы. Вину Магомедовы не признают.

Братьев задержали 30 марта 2018 года сотрудники управления "Б" ГУЭБиПК МВД и управления "К" СЭБ ФСБ России. Им предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества и участие в нем), ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и ч. 4 ст. 160 УК РФ (растрата в особо крупном размере).

Кроме того, Магомеду Магомедову инкриминируется незаконное приобретение и хранение оружия (ст. 222 УК РФ). Следствие считает, что не позднее 2010 года обвиняемые с целью незаконного обогащения путем хищения денежных средств и имущества коммерческих организаций создали в Москве преступное сообщество "на основе объединявшего их родственного и этнического начала". По всем этим обвинениям братьям грозит до 25 лет лишения свободы.

Ущерб, погашения которого требует прокуратура по уголовному делу, оценивается, по итогам следствия, в 11 млрд рублей. Обвинение считает, что Магомедовы нанесли ущерб государству на сумму 5,8 млрд рублей. Остальная сумма — иски представителей потерпевших.

Предыдущие рекорды

До решения Хамовнического суда по делу Магомедовых рекорд по обращению средств в счет бюджета принадлежал Гагаринскому суду Москвы. В 2020 году он удовлетворил иск генпрокуратуры к бывшему министру по делам Открытого правительства Михаилу Абызову об изъятии у него в доход государства 32,5 млрд рублей (около $420 млн). По версии следствия, Абызов незаконно получил эти деньги, находясь на госслужбе. Сумму взыскали с Абызова и пяти иностранных юридических лиц.

Абызов покинул правительство в 2018 году. Он был задержан и арестован в марте 2019 года. Ему предъявили обвинение по нескольким статьям УК РФ, в том числе в организации преступного сообщества, мошенничестве, незаконной предпринимательской деятельности и коммерческом подкупе.

В 2021 году в доход государства был изъят петербургский порт Бронка, принадлежавший семьям экс-главы Федеральной службы охраны Евгения Мурова и бывшего замначальника петербургского ФСБ Николая Негодова. Прокуратура оценила порт в 13 млрд рублей. Бронка стала крупнейшим активом, которое российское государство когда-либо изымало у высокопоставленного экс-силовика по суду. Суд решил, что деньги на проект получены путем "незаконного обогащения". Особенностью дела Бронки было то, что его изъяли у владельцев без уголовного преследования в отношении них самих.

Еще один рекорд поставил суд в деле экс-главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна. В апреле 2019 года Красногорский городской суд изъял в доход государства имущество Шестуна и еще 35 физических и юридических лиц примерно на 10,5 млрд рублей. Это решение было вынесено за рамками уголовного процесса по делу Шестуна, до приговора, по которому он с 2020 года отбывает 15-летний срок.

Из силовиков до семей Мурова и Негодова "рекордсменами" по объему конфискованных средств были осужденные по уголовным делам. Так, у бывшего полковника МВД Дмитрий Захарченко и его близких в 2017 году суд изъял деньги и имущество на сумму свыше 9 млрд рублей. 17 мая 2022 года Захарченко приговорили к 16 годам колонии строгого режима по делу о получении взяток в размере 1,4 млрд рублей.

В ноябре 2019 года Головинский суд Москвы обратил в доход государства имущество на 6,3 млрд рублей, принадлежавшее главе банковского отдела управления "К" ФСБ России Кириллу Черкалину и его близким.

Законна ли такая конфискация

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

235-я статья Гражданского кодекса (ГК) РФ с 2012 года позволяет обращать активы в доход государства вне уголовного процесса — как имущество, "в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы".

Этой нормой в России введено изъятие незаконных доходов "не в качестве уголовно-правовой санкции, а в качестве специальной меры, предусмотренной в рамках антикоррупционного законодательства", разъяснил в 2016 году Конституционный суд.

Практика изъятия имущества у физических и юридических лиц, связанных с фигурантами коррупционных уголовных дел, началась около 4-5 лет назад, рассказывали Би-би-си юристы. Речь идет о случаях, когда есть сведения о получении имущества в результате коррупционной деятельности, а ответчики в гражданском процессе не доказали законность его происхождения.

Юристы отмечали, что гражданское законодательство таким образом получает все более заметный карательный уклон.