ЕСПЧ спустя девять лет признал российский закон об "иноагентах" нарушением прав человека

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

ЕСПЧ

Автор фото, Reuters

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые вынес решение по массовым жалобам против России, которые подавали НКО, признанные "иностранными агентами". Учредителям и руководителям "Мемориала", "Комитета против пыток", Центра защиты прав СМИ и еще 70 организаций присуждена компенсация на сумму 1,14 млн евро.

Суд коммуницировал дело пять лет назад, но рассмотрел его слишком поздно - после исключения России из Совета Европы и отказа государства исполнять решения ЕСПЧ.

В деле "иностранных агентов" ЕСПЧ объединил жалобы 73-х НКО, которых российский минюст вносил в свой реестр с 2012 года - после принятия закона об "иноагентах".

В списке заявителей - ключевые правозащитные и другие общественные организации. Они жаловались на то, что применение статуса "иностранного агента" в России является дискриминацией и подавляет гражданское общество.

Одни НКО были ликвидированы судом за нарушение требований, предъявляемых к "иностранным агентам", другие были вынуждены самоликвидироваться из-за ограничений своей деятельности и штрафов.

Некоторые НКО (например, организация по защите прав избирателей "Голос") после ликвидации продолжили свою деятельность в качестве незарегистрированных общественных объединений, но были признаны "иноагентами" повторно.

ЕСПЧ признал, что Россия нарушила право НКО, объявленных "иностранными агентами", на свободу ассоциаций.

Заявители также жаловались на нарушения свободы выражения мнений, запрета дискриминации и политически мотивированного преследования, но счел рассмотрение этих вопросов избыточным, поскольку оно потребовало бы повторения одних и тех же аргументов.

Кроме того, поскольку Россия отказалась приостановить ликвидацию "Мемориала" до рассмотрения его жалобы, суд признал нарушенным право этой организации на обращение в ЕСПЧ.

ЕСПЧ присудил каждой организации и ее руководителям по 10 тысяч евро компенсации морального вреда, а также различные суммы компенсаций материального ущерба - от 60 до 21 430 евро.

Общая сумма выплат, присужденных по этому делу, составила 292 090 евро материального ущерба НКО, 730 тысяч евро компенсации морального вреда и 118 854 евро возмещения судебных издержек.

Россия не исполняет решений ЕСПЧ - в частности, не будет исполнять решение суда по жалобам НКО-"иноагентов", заявил во вторник представитель Кремля Дмитрий Песков. "Здесь не может быть никакого комментария после известного нашего документа, который был подписан президентом. РФ не исполняет этих решений больше", - сказал Песков журналистам.

Спустя девять лет

Первые жалобы в ЕСПЧ гражданские активисты и НКО начали подавать в 2013 году. Многие из них были оштрафованы за отказ добровольно получить статус "иностранного агента". Таким образом, после девяти лет ожидания 73 российских НКО получили решение ЕСПЧ, подтверждающее, что российский закон нарушает Конвенцию о правах человека.

Суд коммуницировал первый пакет жалоб на российские власти в 2017 году. Среди заявителей тогда были "иноагенты" "Левада-центр", правозащитный центр "Сова", "Экологическая вахта Сахалина" и другие организации.

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

НКО и эксперты утверждали, что под определение "политической деятельности" фактически подпадает любая деятельность НКО, способная воздействовать на общественное мнение, что позволяет государству объявить "иноагентом" любую НКО, получающую финансирование из-за рубежа.

По их убеждению, не имеет четкого определения и само понятие "иностранного финансирования" - таковым признаются символические пожертвования, косвенная выгода (например, оплата коммунальных услуг) и даже ситуации, когда НКО отказалась от пожертвования из-за рубежа и не получила его. При этом власти не обязаны доказывать, что "политическая деятельность" велась с использованием этих средств.

Власти России в свою очередь ссылались на отказное определение Конституционного суда России по делу "Левада-центра", отрицали незаконное вмешательство государства в деятельность финансируемых из-за рубежа НКО и чрезмерность санкций за неисполнение требований об их обязательной регистрации в качестве "иноагентов".

В 2017 году к делу в качестве третьей стороны присоединился комиссар по правам человека Совета Европы Нилс Муйжниекс, который уже после принятия закона об "иноагентах" предупреждал, что получившие этот статус НКО "не смогут нормально функционировать".

Кроме того, в дело были допущены специальный докладчик ООН по вопросу о положении правозащитников Мишель Форст и московский Институт права и публичной политики, который впоследствии сам был признан "иноагентом".

Cлишком поздно?

ЕСПЧ мог вынести решение еще в 2018 году, когда завершился обмен сторон правовыми позициями, отмечает глава Центра защиты прав СМИ Галина Арапова (сама она тоже была признана СМИ-"иноагентом").

С тех пор, по ее словам, ситуация стала стремительно ухудшаться: давление властей на гражданское общество росло, "иноагентами" стали признавать независимые медиа и физических лиц - журналистов, юристов, учителей, художников, политологов, социологов. Позиция ЕСПЧ пригодится для их защиты, считает Арапова.

Если бы ЕСПЧ рассмотрел дело раньше, ситуация с применением закона об "иностранных агентах" в России была бы иной, уверен руководитель международной практики правозащитной группы "Агора" Кирилл Коротеев.

Эксперт отмечает, что после коммуникации дела в 2017 году власти почти на год практически заморозили пополнение реестра НКО-"иноагентов", а после принятия закона о СМИ-"иноагентах" в 2019 году почти год не применяли его в отношении физических лиц.

Позиция ЕСПЧ тогда могла бы повлиять и на законодательство, и на общественную жизнь в России, но промедление привело к тому, что законодательство об "иноагентах" стало расползаться "как раковая опухоль" на разные сферы общественной жизни, считает Коротеев.

Оба эксперта называют правовые оценки ЕСПЧ важными не только для России, но и для практики других стран при попытках принять законы об "иноагентах" - так, например, было в Венгрии. При этом юристы уверены, что Россия рано или поздно исполнит решения ЕСПЧ.

По Конвенции о защите прав человека Россия после исключения из Совета Европы 16 марта обязана исполнить все решения ЕСПЧ, которые уже вынесены или будут приняты по жалобам, поданным поданным в Страсбург на нарушения прав человека, совершенные Россией до 16 сентября.

Госдума 7 июня приняла закон, по которому Россия отказывается от исполнения решений, вступивших в силу после 15 марта.

Комитет министров Совета Европы на прошлой неделе заявил, что продолжит получать и рассматривать обращения, в том числе от потерпевших сторон и неправительственных организаций, касающиеся неисполнения Россией решений ЕСПЧ.

По данным Совета Европы, Россия на данный момент не исполнила почти 2 тысячи решений Европейского суда по правам человека.

Чтобы продолжать получать новости Би-би-си, подпишитесь на наши каналы:

Загрузите наше приложение: