Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook

Линки доступности

Арвидас Анушаускас: «Если говорить о нынешней России, то у меня ощущение дежавю»


Министр обороны Литвы Арвидас Анушаускас

Министр обороны Литвы хотел бы, чтобы Россия перестала быть агрессивным государством

Согласно последним соцопросам центра Vilmorus, министр обороны Литвы Арвидас Анушаускас занимает второе по популярности место в списке политиков своей страны, уступая лишь президенту Гитанасу Науседе.

Деятельность Анушаускаса на посту оборонного ведомства республики одобряют 45,4% опрошенных исследовательским центром респондентов.

Возможно, на рост популярности министра влияет его решительная позиция по вопросам обеспечения безопасности Литвы в этот период времени, когда Россия перестала скрывать свои экспансионистские намерения.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила Арвидаса Анушаускаса рассказать, как развивается военно-техническое сотрудничество Литвы с партнерами по НАТО, чего он ожидает от предстоящего саммита Североатлантического альянса, и как он оценивает инициативу своих сограждан по сборку денег на покупку беспилотника "Bayraktar" для Вооруженных сил Украины.

Анна Плотникова – Господин Министр, после начала полномасштабного вторжения российской армии на территорию Украины, многие страны Запада начали срочно пересматривать свою оборонную стратегию. Что изменилось в вооруженных силах Литвы после 24 февраля?

Арвидас Анушаускас – Если говорить только о наших вооруженных силах, то я должен сказать, что изменились «горизонты планирования». Например, раньше мы планировали некоторые виды вооружений приобрести для себя в 2030 или 2028 году, но с дополнительным финансированием мы это будем делать до 2025 года.

Поскольку Литва – страна НАТО, то реакция стран Альянса на эти события тоже изменилась. До вторжения России в Украинцу страны НАТО передавали свои подразделения в общий «кошелек», и далее эти подразделения направлялись туда, где в данный момент необходимы – если, например, в какой-то точке возникал кризис. Если же никакого кризиса не было, то все равно, каждая страна знала какое подразделение может отправиться за границу. Теперь же в этом году, пересматривая планы, страны увеличили свой общий вклад в НАТО в семь раз. И США, и другие активные страны Альянса, такие как Великобритания, перебросили на восточные границы НАТО дополнительные подразделения, увеличив свое присутствие в несколько раз. В Польше, например, увеличение было десятикратным. В Литве также присутствие дополнительных подразделений увеличилось. Это реакция на агрессивную политику России.

А.П. – В начале июня состоялось открытие Руднинкайского полигона в Шальчининкайском районе Литвы. Вы тогда сказали, что открытие было «символическим», а настоящее – впереди. Что собой представляет этот полигон, и каково его значение для обороноспособности Литовской Республики?

А.А. – Полигон нужен для того, чтобы подразделения постоянно имели возможность для совместных учений с союзниками. А если мы приобретаем какое-либо новое вооружение, как, например, из Германии, то для его использования и тренировок наших военных, нужны полигоны побольше. И, конечно, те подразделения, которые дополнительно прибывают в Литву, тоже должны проводить где-то собственные учения. И когда мы будем дальше развивать инфраструктуру этого полигона, то там опять появятся стрельбища. Я говорю «опять», потому что там когда-то уже существовал военный полигон. Там можно будет не только проводить маневры и стрельбы, но и испытывать новые вооружения.

А.П. –В конце июня немецкие промышленные гиганты – машиностроительная компания KMW и концерн Rheinmetall открывают центр обслуживания военной техники в муниципалитете Йонава. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о значении этого проекта.

А.А. – Здесь больших подробностей нет, потому что с этими промышленниками есть договора о поставке военной техники немецкого производства, соответственно должны быть и обслуживающие центры. И именно такой центр будет построен в Йонаве. Это стандартная процедура для любого военного оборудования.

А.П. – 29 и 30 июня в столице Испании состоится саммит стран НАТО. Литва входит в Североатлантический альянс с 2004 года. Обычно на подобных встречах в верхах обсуждаются самые актуальное вопросы, связанные с безопасностью. Бывают саммиты проходные, а бывают и те, на которых принимаются или не принимаются важные решения. Пример первого саммита – Пражский 2002 года, когда приглашение присоединиться к Альянсу получили 7 стран Восточной и Центральной Европы, в том числе – Литва. Пример второго – Бухарестский саммит 2008 года, когда ожидаемого приглашения не получили Грузия и Украина. И последствия этого саммита мы видим сегодня...

Каковы Ваши ожидания и прогнозы по итогам мадридского саммита НАТО?

А.А. – Хочу напомнить, что был еще один саммит в 2016 году в Варшаве, после которого были созданы передовые боевые подразделения НАТО. И в начале 2017 года в странах Балтии появились батальоны eFP (enhanced Forward Presence - боевая группа усиленного передового присутствия). У нас в Литве лидирует Германия со своими подразделениями и другими союзниками. Это подразделение и увеличилось в полтора раза именно из-за агрессии России против Украины.

Сейчас же мы ждем, что на саммите, кроме решений по стратегиям Альянса, будет принят военно-политический документ, в котором будут, как мы надеемся, уточнены вопросы, весьма для нас актуальные. В частности, чтобы страны, которые находятся на восточной границе НАТО и имеют свои части в передовых батальонах eFP, имели возможность увеличивать их численность до уровня бригад. Необязательно, что это произойдет сразу, может быть через несколько лет, но все-таки мы говорим о потенциальной возможности, которая будет закреплена в документах.

А.П. – В конце мая – начале июня этого года Литва была в топе международных новостей. А поводом для этого стала инициатива известного литовского журналиста Андрюса Тапинаса по сбору пожертвований для покупки в Турции боевого беспилотника "Байрактар" с последующей передачей его Вооруженным силам Украины. Министерство обороны принимало участие в переговорах с турецкой стороной.

Расскажите, пожалуйста, о Ваших мыслях и эмоциях, когда Вы только узнали об этой инициативе, и насколько Вы довольны результатом?

А.А. – Почему-то часто говорят, что это Литва выбрала именно «Байрактар». Ничего подобного! «Байрактар» был выбран самой Украиной, а не Литвой. Но литовское общество решило, что может поддержать именно в этом контексте, что Украина имеет «Байрактары», и можно оказать поддержку со своей стороны, купив один беспилотник с вооружением. И поскольку это была общественная инициатива, то мы были посредниками, но очень нужными. Потому что только государство может покупать оружие. А Литва уже несколько месяцев официально поддерживает Украину и открыто это декларирует, мы предоставляем Украине военную помощь и в этом контексте предоставили подарок турецкого производителя. Таким образом турецкая сторона сэкономила для наших общественников деньги, собранные в течение этой акции. Они пойдут на другие потребности украинских граждан – медицинскую и гуманитарную помощь.

Конечно, эта акция имела большой резонанс. Лично я не был уж очень активным ее участником, но рекламировал эту акцию в Twitter. Просмотров было 8 миллионов!

Вы знаете, что эту акцию поддержали не только в Европе, даже жители США и Австралии присоединились! Я знаю, что есть идея расширить этот проект, подключить к нему страны Восточной Европы.

А если вспомнить личные ощущения, то во время заключительного субботнего эфира, я наблюдал, как эта сумма неуклонно приближалась к заданной цифре. И понял, что если вот прямо сейчас я не успею перевести деньги, то это уже будет за чертой в 5 миллионов. Но известно, что собрали почти 6 миллионов евро.

А.П. – Ваша основная специальность – историк, в том числе по исследованию сталинских репрессий и действиям НКВД - КГБ в Литве в послевоенный период. Основываясь на проделанной Вами работе, на изученных документах и свидетельствах (возможно, на беседах с российскими историками), считаете ли Вы, что Россия неизбежно должна была вернуться к самой жёсткой форме персоналистского правления после попытки построения демократии в 90-е годы? Или были другие варианты развития событий, которые Россия не заметила?

А.А. – Варианты всегда существуют. Но если говорить о нынешней России, то у меня ощущение такого дежавю. То, о чем я писал в свое время – о терроре, о преследованиях, депортациях, военных преступлениях – все это происходит в реальном времени теперь в Украине. И это ощущение меня не покидает как историка. И я думаю, что если Россия и имела другой вариант развития, то с Путиным он исчез. Больше вариантов пока не проглядывается.

А.П. – Господин Министр, с какими словами Вы хотели бы обратиться к русскоязычной аудитории в разных странах (в том числе – в России), которая прочтет это интервью?

А.А. – Я думаю, что если говорить о тех людях, которые живут в России, то они не должны упускать свой шанс на создание другой России. Страны, которая была бы членом международного сообщества, но не была бы агрессивным государством, которое не нападало бы на соседей, которые просто хотят жить своей жизнью, а именно жизнью демократических государств. Если россияне игнорируют такие возможности и их вполне устраивает путинский режим, то это большая проблема не только для соседних государств, но и для них самих в будущем.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG