Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook

Ссылки для упрощенного доступа

Идет охота на людей, идет охота


Украина. Краматорск. 8 апреля 2022

"Украинские фашисты убили своих граждан за то, что они хотели спастись" – это российские власти и пропагандисты о жертвах ракетного удара по вокзалу в Краматорске. Россия вторгается в Украину, но убивают, грабят, разрушают, загоняют людей в подвалы сами украинцы. В эту пропагандистскую схему надо чтобы верили. Кто мешает верить, того объявляют экстремистом и террористом. В мягком варианте – иностранным агентом. О способах противодействия – журналист Дмитрий Гордон (террорист №3427 в списке Росфинмониторинга), журналист Светлана Прокопьева (террорист №8408 в том же списке), депутат Европарламента Раса Юкнявичене. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева.

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: 38 человек погибли на месте, 12 скончались в больницах, пятеро детей погибли, 300 человек ранены. Все это в результате ракетного удара по Краматорску. Этот ракетный удар был нанесен, по одним сведениям, со стороны Шахтерска, который находится под контролем так называемых "ДНР", "ЛНР". Но противная сторона, российская сторона немедленно заявила о том, что его нанесла, конечно же, 19-я ракетная украинская бригада. Украинские фашисты мстят своим людям, своим детям за то, что они хотят эвакуироваться из Краматорска. Посмотрим сюжет.

Краматорск
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:01:04 0:00

Елена Рыковцева: С нами на связи украинский журналист Дмитрий Гордон. Я даже не могу описать словами, что я чувствую, когда в каждой новости, в открытии каждого шоу немедленно говорят: какой ужас, столько погибших, как страшно, что украинская армия убивает своих людей, как она им мстит… На ваш взгляд, этому нужно что-то противопоставлять или – как страшный сон – отстраниться, не слушать?

Дмитрий Гордон: В цивилизованном мире есть огромное количество технических средств, которые могут наглядно показать, как мы с вами, например, находясь в разных местах, заходим в ту или иную комнату, гуляем по городу или идем в кафе что-то покушать. Специальные спутники США, Великобритании и ряда других стран могут увеличить картинку и показать, что мы с вами кушаем. Поэтому все инсинуации, которые пытается сделать российская пропаганда, несостоятельны, как и сама российская пропаганда, как и сама Россия, и ее лидеры. Это люди, которым нельзя верить, они в течение многих лет профессионально врут. Это фашистская страна, у руля которой стоит Путин – главный фашист, и это фашистская пропаганда. И всему нормальному цивилизованному миру пора сказать самому себе: этим людям нельзя верить, с этими людьми нельзя договариваться, этих людей нужно немедленно призвать к ответу.


Елена Рыковцева: Мы априори не верим, потому что однажды уже были заверения о том, что "мы не нападем, никогда не пойдем, не захватим". Этого не случилось: захватили, пошли, агрессия произошла. Мы только по этой причине должны думать, что они врут, и только потом проверять?

Все инсинуации российской пропаганды несостоятельны, как и сама Россия, и ее лидеры

Дмитрий Гордон: Им нельзя верить априори, просто вообще нельзя – это первое. Но проверять нужно всегда. Уже опубликованы кадры, откуда взлетают ракеты, что такое "Точка-У", есть ли она на вооружении РФ. Это все элементарно – спутники висят над нами. Научно-технический прогресс позволяет нам увидеть, что у нас в тарелке, если мы сидим в кафе или в ресторане, что уж говорить о таких жутких террористических актах.

Елена Рыковцева: Я обращаюсь к депутату Европарламента Расе Юкнявичене. Обвинили сразу всех: Украину – в том, что она ударила ракетой по своим людям, она им мстила, потому что она фашистская, а люди хотели от нее спастись. Обвинили Европу в том, что она сразу же высказалась на стороне Украины, не разбираясь, не вникая, не принимая во внимание, что "Точка-У" на вооружении, конечно, никакой не российской армии, а только украинской. У вас промелькнула хотя бы тень сомнения в том, чьих рук это дело?

Раса Юкнявичене: Нет, конечно. Я выросла в оккупированной Советским Союзом Литве, я знаю, что такое ложь. Это государство было построено на лжи. Так что у нас в этой части Европейского союза, конечно, нет ни малейшего сомнения, мы понимаем, что можно так лгать. Я рада, что и в других государствах, таких далеких, как Португалия и Испания, уже тоже понимают, что может быть такая ложь. Сейчас ситуация сильно отличается от той, что была до этой войны.

Да, XXI век, все видно из космоса, со спутников. Они лгут больше для своих, для тех 70% россиян, которые никогда не были за границей, живут только у телевизора. Им очень важно, чтобы верил этот тыл, как они говорят, главнокомандующего, то есть военного преступника Путина. Мне это удивительно. До войны я думала, что если Россия нападет на Украину, это будет совсем другое, чем с Крымом или с Сирией, ведь это далеко, это не касается россиян. Я думала, что если Россия нападет на Украину, то в России люди будут негативно реагировать. Сейчас мне удивительно, как сильна эта ложь, которая сейчас увеличена в сто раз по сравнению с восемью предыдущими годами.

Я, кстати, из тех, кто все эти восемь лет следили, что они там говорят. Мне удивительно, как действует эта ложь. Это было, наверное, как во Вторую мировую войну, когда говорил Геббельс и другие. Это очень большая ложь, но люди просто не могут поверить, что это ложь. Вот такую ложь они представляют в первую очередь своим людям. Им наплевать на то, что мы думаем, им самое главное, чтобы люди в России верили в то, что им говорят.

Раса Юкнявичене
Раса Юкнявичене

Елена Рыковцева: Вы говорите очень правильные вещи. Сегодня, когда я смотрю все, что касается Краматорска, по федеральному телевидению в России, я понимаю, что когда вам на голубом глазу говорят, что они убийцы, у нас нет таких ракет, – даже те, кто был против этой войны, думают: как же не отомстить? Это же уроды, фашисты, звери, их нужно уничтожить! Конечно, когда вам 24 часа об этом говорят, у вас возникают такие мысли.

Они лгут больше для своих, для тех 70% россиян, которые никогда не были за границей, живут только у телевизора

Раса Юкнявичене: Когда я рассказываю своим коллегам в Европарламенте, которые, не зная русского языка, не читают и не смотрят российские каналы, они даже не могут поверить, что люди в это верят.

Елена Рыковцева: Мы всегда рады видеть Дмитрия Гордона в нашем эфире, но сегодня особый повод для его приглашения, потому что Дмитрий Гордон получил номер 2427 в списке террористов Российской Федерации. Давайте посмотрим сюжет.

Гордон терроризирует федеральный эфир
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:56 0:00

Елена Рыковцева: Вы видите, что этот "террорист" вел свою террористическую деятельность прямо в федеральном эфире, его охотно приглашали. Я даже думаю, что за ним охотились, чтобы он приходил и вел свою деятельность. Теперь это уже официально признанный террорист. Когда вы будете приходить в эфир этих каналов, под вами будет подписано, что вы из этого списка. Как вы думаете, почему эта охота на вас приняла такой характер? Чем вы опасны для них в данной конкретной войне?

Дмитрий Гордон: Я последний раз был в эфире российских федеральных каналов года два с половиной назад, и не более 10-12 раз. Я соглашался участвовать в эфире по Скайпу и сказал: как только меня начнут перебивать, я сразу отключусь. Второе: я всегда высказывал ту точку зрения (украинскую точку зрения), которую я хотел донести до оболваненных путинской пропагандой россиян. Конец наступил, когда я в эфире у Скабеевой и Попова сказал на весь мир, что Путин преступник. Это видео у меня в YouTube набрало более десяти миллионов просмотров.

Под натиском героической украинской армии и западных санкций у этой бензоколонки не останется другого выхода, кроме как развалиться

Почему они сейчас решили впаять мне уголовное дело, официально назвать меня террористом и экстремистом? Потому что количество подписчиков моих ютьюб-каналов, фейсбука, телеграма, тиктока, инстаграма, а также сайт "Гордон", который я основал, превышает десять миллионов. И та информация, которую я и наши журналисты даем на этой большой империи, конечно, повергает россиян в шок, потому что мы пытаемся донести правду не только до тех, кто знает, что это правда, но и до тех, кто оболванен путинской пропагандой.

Конечно, это смерти подобно для РФ, и они заблокировали сайт "Гордон" на территории России вскоре после начала войны. После моих выступлений на "Дожде" и "Эхе Москвы", когда я в первые же дни войны рассказал им все, как положено, они закрыли "Дождь" и "Эхо Москвы". Да, для них это оружие, они пытаются против этого бороться. Но они мне только соли на хвост насыпали. Сейчас они меня объявят в международный розыск, но мне этот розыск не страшен, потому что государства Россия скоро не будет, эта бензоколонка непременно развалится. Под натиском героической украинской армии и беспрецедентных западных санкций у этой бензоколонки уже не останется другого выхода, кроме как развалиться.

Елена Рыковцева: Я сейчас выступлю в роли Валентины Леонтьевой (помните, была такая передача "От всей души"), познакомлю вас с человеком из этого же списка, у него номер 8408. Между вами 7641 – это Алексей Навальный и 8290 – Андрей Пионтковский. Сегодня в вашем эфире я видела ваш с ним диалог, который можно было назвать "террорист террористу глаз не выклюет". Сейчас вы познакомитесь с Прокопьевой Светланой Владимировной.

Светлана, пожалуйста, объясните нам, что это такое – быть в этом списке? Самое интересное, что Дмитрий не является гражданином России, у него там нет никакой собственности, счетов, ничего. Вы – опытный человек, давно состоите в этом списке: на ваш взгляд, как можно наказать Дмитрия включением в него?

Светлана Прокопьева: Думаю, абсолютно никак. Даже меня, гражданку России, это не то чтобы прямо наказало. Да, наказало, потому что у меня были изъяты счета, я утратила доступ к своим деньгам (причем на тот момент там была только что перечисленная зарплата), но это наказание буквально на один месяц. После этого я нашла способ получать зарплату другим способом, и жизнь пошла дальше. Насколько я знаю, наложен арест на мое имущество, то есть я вряд ли смогу что-нибудь продать, какую-то крупную недвижимость. Я пока не собираюсь ничего продавать.

Светлана Прокопьева
Светлана Прокопьева

Елена Рыковцева: Вы бы еще описали свою крупную недвижимость, которую, по их логике, нельзя продать.

Светлана Прокопьева: Свою "хрущевку".

Елена Рыковцева: Этот участочек, на котором вы что-то выращиваете.

Дмитрий Гордон: Конечно, Светлана, у вас явно лицо террориста и еще экстремиста – вы чистый террорист. Те, кто определяет лицо пропаганды, уже настолько бессовестные пропагандисты: они через телеграм-каналы запустили информацию, что у Гордона с 2014 года шикарная квартира в 300 метров у Красной площади. Конечно, у меня никогда не было ничего в России и не будет. Можно было точно так же написать, что у меня апартаменты в Кремле и вообще Мавзолей принадлежит мне, и при случае я его выгодно продам вместе с телом, которое там лежит.

Я не въездная в РФ, но у меня там есть могила моего дедушки. У тысяч литовцев есть такое "имущество"

Елена Рыковцева: Если вам разрешат. Вам должны еще дать справку, что вам разрешается продать этот Мавзолей вместе с телом.

Дмитрий Гордон: Когда Россия развалится, спрашивать разрешения будет не у кого.

Раса Юкнявичене: Я тоже могу сказать насчет имущества.

Елена Рыковцева: Вам тоже предоставляется слово, хотя вы все еще не в списке, вы сегодня как бы выпали у нас из компании.

Раса Юкнявичене: Я не въездная в Российскую Федерацию, но у меня там есть могила моего дедушки: в 1942 году он умер в Решетах. А еще где-то в тайге в Алтайском крае лежит маленький (полтора года) брат моей мамы. Вот это я хотела бы навестить. У тысяч литовцев есть такое "имущество".

Елена Рыковцева: Послушаем опрос московских прохожих. В списке террористов и экстремистов всего 11 973 человека, из них почти 40 Абдулаевых. Мы спрашивали прохожих: как вы считаете, кого включают в эти списки?

Кого в России объявляют террористами и экстремистами?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:10 0:00

Елена Рыковцева: Дмитрий, вы услышали характеристики, которые здесь прозвучали, в том числе и в ваш адрес. Как вам кажется, люди вообще не знают, кого включают в эти списки? То, что вас включили, это же мы подсказывали, как вы понимаете.

Дмитрий Гордон: Подавляющее большинство россиян живет тем, что видит в телевизоре. А там они видят Соловьева, Скабееву, Попова, Симоньян и прочую гадость. Это даже не люди – это воины российского информационного спецназа, на руках которых кровь украинцев и не только украинцев. Они несут точно такую же ответственность, как и Путин. Если Путин когда-нибудь окажется на скамье подсудимых, во что я верю, все они будут сидеть рядом с ним. Что требовать от людей, у которых есть односторонняя информация, а все остальные источники информации перекрыты? Конечно, будь люди умными, они бы залезли в интернет, посмотрели бы другие варианты информации. Но люди ленивы по натуре, они хотят, чтобы им что-то положили в рот и за них разжевали. Телевидение кладет им в рот, жует за них, и в результате мозги большинства россиян набиты у кого опилками, у кого трухой, а у кого манной кашей, причем несвежей. Вот и результат.

Подавляющее большинство россиян живет тем, что видит в телевизоре

Елена Рыковцева: Светлана, вы прекрасно знаете, какое не террористическое впечатление вы производите. Услышав, как люди представляют себе террористов, вы, наверное, подумали о себе, соотнесли?

Светлана Прокопьева: Это все вообще не про терроризм: в этот список включают по формальным основаниям. Дмитрий там оказался не благодаря особому отношению к государству, а благодаря государству у него три уголовных дела по трем статьям. Одна из статей, по которым можно включить в список Росфинмонитора, – 282-я. Это совершенно формальное действие, не нужно даже быть обвиняемым и тем более осужденным, достаточно привлечения в качестве подозреваемого. И я попала туда, собственно, еще до предъявления обвинения.

Это просто формальная история: заводится уголовное дело, следственные органы сообщают в Росфинмониторинг: товарищи, у вас новый клиент, принимайте, назначайте номер, налагайте все прочие ограничения. Я знаю, что многие из людей, которые оказались в этом списке, Свидетели Иеговы например, – это пенсионеры, у многих даже банковских карточек особо не было, они и не заметили, что туда попали. Или, например, моя коллега по статье 205.2 Надежда Белова говорит: я и не пользовалась никакими банковскими услугами, никакие кредиты никогда не брала, ну и пускай.

То есть это такая мера, чтобы мелко подгадить людям. Кому-то подгадили, кому-то не подгадили. Такая скорее пиар-акция, а не реальная попытка наказать, преследовать, защитить государство и граждан, оградить от террористов. Это все не имеет отношения к терроризму как таковому.

Европейские санкции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00

Елена Рыковцева: Раса, я хотела бы, чтобы вы более подробно рассказали о вчерашней резолюции.

Самое важное – чтобы оружие поступило в Украину как можно быстрее

Раса Юкнявичене: Европейский парламент не является органом, который накладывает санкции на то или другое государство, это делают члены Европейского союза, государства, у которых есть отдельный совет. Но все-таки Европарламент – это много парламентариев, людей, выбранных прямо в европейских государствах, и это очень важное мнение. Я бы сказала, что вчера был в хорошем смысле революционный момент в Евросоюзе, Европарламент стал лидером обобщенного мнения и тех людей, которые нас выбирают, и не только из так называемых восточных государств. Более 500 членов Европарламента голосовали за то, чтобы ЕС безотлагательно ввел санкции и было полное эмбарго на нефть, газ, уголь и атомные системы, которые покупаются в России.

За два дня до этого я бы не подумала, что может быть такое голосование. Второй этап войны против Украины изменил очень многое. Сейчас большинство людей в европейских государствах и мы, европарламентарии, понимаем, что это не только война России против Украины, это и наша война, поэтому больше нельзя платить этой военной машине, России. Я не уверена, что очень скоро все эти санкции, на которых мы настаиваем, уже будут в реальности, но все-таки в Европейском парламенте была изложена очень важная воля. Там было сказано все, про что мы говорили и вели второй фронт в самом Европейском союзе.

К сожалению, многим государствам, которые подальше от этой войны, не все было так ясно, как стало ясно после того, что случилось в воскресенье, что случилось в Краматорске. Сейчас уже всем понятно, что это такое: уничтожается украинский народ. В этой резолюции говорится и про SWIFT, и про трибунал, там изложена вся ситуация. Сейчас в Украине с визитом находятся Урсула фон дер Ляйен с Боррелем, все это уже тоже ломается. К сожалению, погибли тысячи людей. Я всегда прошу прощения у тех людей, которые погибают и теряют своих родственников, потому что мы все эти годы не были достаточно сильными. Мы, из Литвы, из других государств, всегда говорили про Путина, про то, что идет, но к этому недостаточно прислушивались. Сейчас про это, конечно, понимают, как и про информационную войну.

Но главное – не резолюции, а оружие. Самое важное, чтобы это оружие поступило в Украину как можно быстрее. Даже в самом начале этой войны впервые в истории Европейского союза ЕС выделил деньги на оружие. Этого не было никогда, чтобы Украине и соседним государствам выделялись деньги. Конечно, их недостаточно, и в этой резолюции мы говорим, что надо выделять гораздо больше. Самое главное – сейчас во многих государствах у политиков нашлась вера, что мы можем выиграть эту войну, помочь Украине выиграть войну, что это наша война. Все эти недели мы работали на то, чтобы уверять наших коллег из таких государств, как Германия, и других, что это сейчас самое главное.

Елена Рыковцева: Дмитрий, вы отлично знаете, что говорят в России по поводу санкций: что это слону дробина. Валюта вроде как подешевела, хотя и растворилась в пространстве, ее больше нет на территории РФ. Россияне, которые собираются путешествовать, не могут запастись наличкой в виде валюты. Объясняют, что прорвемся: посмотрите, сколько на нас навалили санкций, а у нас все в порядке, сахар будет, соль появится. Как вы оцениваете степень воздействия того, что уже напринимали Евросоюз и Соединенные Штаты, на Российскую Федерацию и ее готовность отступить во всей этой страшной истории?

Россия инфицировала своими нефтедолларами огромное количество западных политиков, лидеров мнений

Дмитрий Гордон: Для меня откровение, что рубль еще существует и что кто-то из россиян собирается куда-то путешествовать: это вообще за пределом моего понимания. На самом деле это шутка, хотя скоро она станет реальностью. Я хочу сказать большое спасибо за поддержку Украины прежде всего Соединенным Штатам Америки, Великобритании, Польше, Латвии, Литве и Эстонии. Эти страны явились локомотивом помощи Украине, и Украина никогда не забудет об их поддержке и помощи. Целый ряд стран, в том числе стран Евросоюза, таких как Венгрия, лично меня разочаровали, лицо Орбана я больше не могу и не хочу видеть – это последний негодяй (простите за непарламентское выражение, но у нас война, и я не хочу и не могу допускать парламентских выражений). Россия инфицировала своими нефтедолларами огромное количество западных политиков, огромное количество лидеров мнений на Западе, журналистов и прочих людей, определяющих политику этих стран, подвязаны под российские деньги, они их получают много лет. Когда бывший канцлер ФРГ Шредер и бывший премьер-министр Франции Фийон работали в российских нефтегазовых структурах, о чем еще вообще можно говорить? Вот эта инфильтрация российской агентурой, на которую Европа стыдливо закрывала глаза, зашкаливала. Я надеюсь, что сейчас это прекратится.

Дмитрий Гордон
Дмитрий Гордон
Дайте нам оружие, потому что сегодня в мире идет Третья мировая война!

Что касается санкций: санкции – это прекрасно, я не ожидал такого решительного движения по санкциям от Евросоюза, да и от США. Но надо понять: Россия ежедневно получает от продажи своих нефтепродуктов, газа, энергетики и так далее миллиард долларов в чистом виде, поэтому все санкции оказались недостаточными. А чтобы они были достаточными, нужно немедленно полностью отказаться от российской нефти, газа, угля и энергетики, от всего, связанного с Россией: пусть удавятся на своей нефти и на своем газе, дышат своим газом.

Второе: надо безотлагательно дать Украине все самое лучшее оружие, и Украина сама завершит то, что она начала. Украина в состоянии это сделать. Дайте нам оружие, потому что сегодня в мире идет Третья мировая война! Если кому-то еще непонятно, я хочу сказать: идет Третья мировая война, и Украина стоит на страже интересов всего цивилизованного мира. Это война цивилизаций, война передовой западной прогрессивной цивилизации и цивилизации отсталой, конченной, которая много лет занималась геноцидом собственного населения. И то, что говорила Раса о ее родственниках, которые лежат где-то в российских полях, – это все геноцид против своего населения, который Россия осуществляла много лет, результатом которого стали десятки миллионов жертв, людей, не согласных с существующим режимом, в результате чего произошла отрицательная селекция населения, и мы видим этих орков, которые прут к нам в Украину и занимаются убийствами мирных жителей, мародерством, грабежами. Честно говоря, я имел представление о России, но такого не мог себе представить: эти страшные рожи, обезображенные отсутствием интеллекта, это поведение, недостойное мужчин, офицеров… Это страшная история. Поэтому, обращаясь еще раз к цивилизованному миру, я прошу от имени Украины: дайте нам самое современное оружие и прекратите покупать у России что бы то ни было! Пусть удавится, чем быстрее, тем лучше.

Елена Рыковцева: Я еще раз напомню, что российские СМИ объясняют людям, живущим в РФ, что их это никак не коснется. Мол, посрамлен Байден, который говорил, что доллар будет 200: он уже 60. Поэтому я хотела бы спросить Светлану Прокопьеву, жительницу города Пскова: люди замечают, что санкции появились, или не замечают, как жили, так и живут?

Светлана Прокопьева: Конечно, замечают, это невозможно не заметить, ведь в первую очередь все это пошло в цены, которые чудовищно выросли на самые обычные позиции: в два раза, в три раза. Какие-то товары стали пропадать. Я, конечно, не исключаю, что здесь большее значение имеет момент паники, когда народ просто кинулся скупать все что ни попадя. Да, мы не называем войну войной, мы говорим "специальная военная операция", но все знают, что когда война, надо скупать сахар, соль, спички, и все это реально стало пропадать. Цены выросли чудовищно, стали пропадать какие-то лекарства первой необходимости – мы уже писали об этом в нескольких материалах. Кроме того, уже начинают закрываться предприятия: сначала это были магазины, теперь это будут и заводы, люди будут терять работу. Эффект санкций будет нарастать, нарастать, нарастать, и рано или поздно он коснется, конечно, всех.

Но парадоксальным образом санкции в первую очередь и наиболее заметно ударили сейчас как раз по тем людям, кто не согласен с Путиным и давно попытался отстраниться от него и от России, уехал оттуда и жил в других странах. У этих людей резко перестали работать их банковские карточки, и человек, будучи в эмиграции, оказывается практически лишенным средств к существованию, зачастую не может открыть себе новый банковский счет. Но эти люди как раз, что называется, не гундят, а прекрасно понимают, что да, это ответственность, которую они несут как граждане страны-агрессора. Увы, так оно и есть. Я не хочу сказать, что конкретно эти люди заслужили эти санкции, но, тем не менее, они тоже принимают на себя эту ответственность. Для тех, кто остался внутри страны, мне кажется, эффект будет нарастающим, и чем дальше, тем больше.

Эффект санкций в России будет нарастать и рано или поздно коснется всех

Елена Рыковцева: Я бы переадресовала Расе ту констатацию, о которой говорил Дмитрий: что очень большие суммы бюджета Российской Федерации составляют платежи за энергоносители, откажитесь от этого. Я знаю, что вы пытаетесь отказаться, но ваши люди, ваше население вас, европарламентариев, в этом поддержат, или у вас тоже начнутся какие-то внутренние недовольства?

Раса Юкнявичене: Литва, Латвия и Эстония уже первыми в Европейском союзе отказались от газа. Правительство, в котором я работала в 2008-12 годах, как раз начало эту программу энергетической независимости от России. До этого у нас была только одна газовая труба, мы были зависимы на сто процентов. Мы видели эту путинизацию, которая сейчас охватила всю Европу, уже тогда, когда они давили во время выборов. Энергетические ресурсы были самым главным политическим оружием давления на такие государства. Цель была, чтобы во всех государствах были более или менее зависимые от России политики, которые бы тогда могли делать и в НАТО, и в Европейском союзе такую политику, какую им хочется. Сейчас мы видим Венгрию как пример этого, к сожалению, Германию… Ведь это ведущее государство в Европейском союзе, самое могучее, ее экономический потенциал очень важен и для будущего Украины.

Сейчас есть такая дилемма насчет газа. Если остановится промышленность, которая зависима от российского газа, конечно, от этого никому не будет лучше. Поэтому германское правительство сейчас говорит про терминалы сжиженного газа. А мы построили такой терминал еще несколько лет назад, мы можем принимать эти решения. В Европейском союзе сейчас большая дилемма по этому поводу, но мы все равно говорим про моральную ответственность, про то, что мы каждый день платим миллионы евро от Европейского союза этой машине: это просто невозможно. Даже если будут экономические последствия, это несравнимо с тем, что сейчас происходит с этой машиной.

И эта путинизация, особенно через газ и нефть… Отказаться от нефти легче, потому что всюду в мире есть большие альтернативы. Кстати, 70% этих денег, которые платит Европейский союз России, составляет нефть. Как раз за это сейчас идет самая главная битва: чтобы Евросоюз отказался от этого, хотя бы отдельные государства как можно быстрее отказались от этих платежей. Таким образом, начинается депутинизация Европейского союза. В дебатах в среду я впервые услышала, как некоторые депутаты говорили, что санкции надо и таким людям, как Шредер, потому что они сделали такой большой вред для Европейского союза. У нас в Литве тоже были и есть такие люди, и очень хорошо, что они сейчас не у власти. На этом и играет Путин, понимая, что такие кризисы иногда бывают смертельными для демократий, для тех политиков, которые сейчас у власти. Цены, наверное, будут повышаться, туристические сезоны будут нелегкими.

Елена Рыковцева: Там все понятно, озеро Байкал уже предложено, справятся.

Раса Юкнявичене: Конечно, будет нелегко. Надо очень откровенно говорить это людям. Опросы во Франции и Германии удивили даже нас: большинство людей, около 70% по всему Европейскому союзу за то, чтобы ЕС отказался от энергетических ресурсов из России. И это, конечно, тоже помогло принять эту резолюцию, ведь в демократиях политики очень зависимы от мнения тех людей, которые их выбирают. Поэтому очень важно то, что делает в этих государствах свободная пресса, что она рассказывает людям. Я думаю, украинские люди, которые понимают, что это значит, сильно работали бы с журналистами этих государств, чтобы это не ушло на второй план.

Елена Рыковцева: Будет ли работать известная риторика с опорой на Великую отечественную войну, на генетическую память: "ваши отцы и деды терпели, и вы терпите, затяните пояса, вспомните, как они страдали"?

Россия – не технологичная страна, а просто большая бензоколонка, ничего не сделавшая для мира

Дмитрий Гордон: Для дураков, для терпил – да. Если вы терпилы – терпите. В XXI веке, когда всем доступны блага цивилизации, крупнейшие города России жили уже лучше, чем некоторые американские города, Москва жила вообще потрясающе. Казалось бы, Путин, чего тебе не хватает? У тебя 150 долларов баррель, ты купаешься в нефтедолларах, у тебя все хорошо. Но русские так устроены, что как только у них появляются деньги, у них откуда-то появляется тяга к величию. Денег мало, надо еще величия.

Когда-то Рейган, великий человек, показал Советскому Союзу, где его величие, обрушил цены на нефть, на газ, и СССР посыпался и рассыпался. Вот этого сегодня пока не хватает западному миру – показать Путину его место, показать России ее место. Россия – не технологичная страна, а просто большая бензоколонка, ничего не сделавшая для мира, не могущая произвести даже автомобили; мы видим, какую дрянную военную технику они производят. То, что пришло на наши дороги, – это страх и ужас: ржавая, некомплектная, украденная три тысячи раз до этого, вместе с жутко неподготовленными, немотивированными солдатами, и в результате они уже потерпели локальный разгром. Украина победила, и Украина глобально победит. Ни у кого в Украине и в мире сегодня уже нет никаких сомнений в этом. Помогите нам немножко, и мы закончим начатое!

Елена Рыковцева: Еще раз огромное соболезнование всем, кто потерял своих близких в Краматорске. Мы с вами всем сердцем.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG