Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook

Ссылки для упрощенного доступа

Попросит технологии. Почему Пекин пока благосклонно относится к России


Владимир Путин и Си Цзиньпин

В самом начале войны России против Украины звучало немало опасений, что Пекин может начать оказывать Москве помощь после того, как были введены западные санкции. Накануне начала боевых действий, 4 февраля, Путин и Си Цзиньпин подписали ряд договоров о сотрудничестве. Среди них – о поставках газа, о сотрудничестве в сфере интернет-технологий, в космосе, в науке, в области вооружений. Но в последние недели несколько китайских компаний, вслед за западными, покинули российский рынок, опасаясь, что введенные против России санкции могут повлиять и на них. Среди них Huawei, а также Lenovo и Xiaomi, которые сократили свои поставки.

При этом китайские государственные СМИ освещают украинский конфликт в свете, выгодном Кремлю. Но такая ситуация не обязательно будет продолжаться. "В долгосрочной перспективе Россия может проиграть сразу на двух фронтах: и на европейском, и на азиатском", – считает аналитик Ассоциации по международным вопросам Чехии Ивана Караскова, которая много лет изучает китайско-европейские отношения и является одним из участников проекта China Observers in Central and Eastern Europe (CHOICE).

Реверансы Пекина Москве, заключающиеся в продолжающихся разговорах Владимира Путина и Си Цзиньпина (один из них произошел на минувшей неделе), а также в распространении российской пропаганды при помощи государственных китайских СМИ на основании договора, подписанного семь лет назад, происходят на фоне переговоров Си Цзиньпина и президента США Джо Байдена об отмене торговых ограничений, введенных предшественником Байдена Дональдом Трампом. Если отмена пошлин всё же случится и Пекину удастся договориться с Вашингтоном, России будет не так просто впоследствии при переговорах о сотрудничестве с Китаем. Российский рынок не столь велик, как рынки США и Евросоюза, и маятник Пекина может качнуться не в сторону Кремля.

– Что мы видим – так это многолетнее сближение Москвы и Пекина, – рассказывает Ивана Караскова. – Но в то же время я бы сказала, что Китай можно охарактеризовать как оппортуниста. С одной стороны – поддержка режима Путина. И у этого есть объяснение: Китай сильно опасается того, что Россия расстанется со своей антиамериканской риторикой и станет прозападной. Поэтому в интересах Пекина – чтобы режим в России оставался таким, какой он есть, и не в последнюю очередь идеологически. С другой стороны, китайские элиты очень осторожны в случае поддержки России при желании Москвы обойти санкции, например, в банковском секторе. Потому, что подобная помощь могла бы интерпретироваться как нарушение санкционного режима и китайские банки могли бы стать целью секундарных санкций. Иными словами, оппортунизм Китая проявляется в том, что, если это вредит Западу, – хорошо. Но подмочить себе репутацию из-за этого считается чрезмерной жертвой.

Баннер на посольстве Канады в Пекине
Баннер на посольстве Канады в Пекине

Катерина Прохазкова, аналитик организации "Синопсис" при факультете синологии Карлова университета в Праге, обращает внимание, что ситуация вокруг отношений Китая и России неоднозначная. Она приводит в качестве примера доклад тайваньской общественной организации Doublethink Lab (DTL). Её сотрудники пришли к выводу, что китайские государственные СМИ используют нарративы российской пропаганды о конфликте в Украине. В DTL проанализировали сообщения, которые распространяются о войне в китайских СМИ и соцсетях, и по итогам исследования был опубликован доклад: "Нацификация Украины в информационном пространстве Китая". Исследование по времени охватывало период с середины февраля (накануне начала войны в Украине) и до конца марта. Оно основывалось на мониторинге государственных телеканалов, радио и социальных сетей. Выяснилось, что они поддерживали российскую версию событий в Украине. В первую очередь говорилось о "нацистах" в Украине и что у российской армии есть цель в рамках "специальной операции" добиться "денацификации". Китайские СМИ использовали этот нарратив, чтобы написать свою интерпретацию событий в Гонконге, где в 2019–2020 годах были протесты: якобы и в случае Гонконга, и в случае Украины речь идет о внешнем влиянии.

– Эту искусственно сконструированную связь можно объяснить тем, что как Москва, так и Пекин настроены против США и НАТО. Информационные нарративы очень часто имеют своей целью обесчестить Соединённые Штаты и Североатлантический союз. По этой причине как в случае гонконгских протестов, так и в случае войны в Украине, речь идет, по их мнению, об одних и тех же "актерах", разжигающих конфликты – как военные, так и протесты. Пропаганда подаёт их так, чтобы они не воспринимались как несогласие внутри общества, а как внешняя попытка вызвать конфликт. Поэтому якобы Запад занимается поддержкой критиков и критики. Это сконструированная реальность, которая, к сожалению, крайне успешна в определенной среде и находит отклик у части общества, – говорит Катерина Прохазкова.

Российские нарративы попадают в китайские СМИ благодаря сотрудничеству в информационной области между Россией и Китаем. Оно было налажено сразу после аннексии Крыма, договор был подписан между агентством "Спутник" и рядом китайских государственных СМИ. "Китайские медиаресурсы продолжают распространять российскую политическую пропаганду через Weibo, Douyin, YouTube и другие платформы, создавая негативный образ Украины", – пишут авторы доклада DTL.

"Китай и Россия связаны идеологически, поэтому в китайских СМИ и возникают сообщения о том, что якобы война в Украине – следствие действий НАТО, желание Североатлантического альянса расширить свои границы. Благодаря этому у жителей Китая – очень искаженное представление о том, что происходит в Украине и почему вообще война там началась", – отмечает Ивана Караскова.

В то же время поведение китайского бизнеса в России не соответствует тому, что пишут китайские же СМИ: некоторые компании покидают российский рынок после введенных из-за войны санкций точно так же, как это делают западные фирмы. Катерина Прохазкова рассказывает, с чем связано это противоречие:

Китай начал лавировать и, кажется, сомневается, какую сторону выбрать

– Пекин нейтрально относился к войне в Украине на начальном её этапе, призывал обе стороны к мирным переговорам. И это, кстати, тоже стало частью официальной китайской информационной повестки – наравне с нарративами, выгодными Кремлю, которые публиковались в последние месяцы в китайских официальных СМИ. Но здесь нужно разделять сообщения, предназначенные для международной аудитории, где дипломаты действительно говорили о необходимости мира, и те сообщения, которые транслируются для внутренней аудитории. Мы много анализируем СМИ и соцсети на китайском, а там прослеживается однозначная поддержка российского нарратива – что Москву спровоцировали на то, чтобы она начала войну. Очень долго даже не использовалось слово "война", а "спецоперация". Таких исследований уже было сделано много, не только нами. В Соединенных Штатах анализировали 5 тысяч постов и твитов 14 государственных китайских СМИ. И результат получился такой: из 5 тысяч сообщений только 300 были посвящены Украине – и это удивительно, обращая внимание на то, что сейчас это – главная тема. Но если смотреть далее, то из 300 сообщений 140 были – назовем их условно – пророссийские, то есть, поддерживали российскую интерпретацию событий. Всего 15 сообщений были в позитивном ключе по отношению к Украине, которая переживает войну. Но мы опираемся в своей оценке не только на аналитические исследования, но и на поведение китайских цензоров, которые действуют так, что убирают сообщения, которые не соответствуют официальной китайской позиции. И в этом смысле они сейчас поддерживают в китайском обществе мнение, будто в Украине речь не идёт о войне, которую начала Россия.

Здесь играют роль два фактора. Первый – Китай является многолетним близким партнером России. Еще до начала вторжения России в Украину председатель КНР Си Цзиньпин заключил с российским президентом Владимиром Путиным так называемый олимпийский пакт, его подписали накануне зимней Олимпиады, когда Путин посетил Пекин. Речь идет о нескольких договорах о взаимной поддержке и многостороннем сотрудничестве. Но это тесное партнерство было налажено до войны. А теперь, когда западные страны показали свое единство в поддержке Украины, Китай начал лавировать и, кажется, сомневается, какую сторону выбрать: оставаться верным партнеру, которому пообещал это и благодаря которому Пекин получил экономические выгоды после начала войны, или же попытаться выработать нейтральную позицию. Да, Huawei ушел с российского рынка, но там остаётся много других китайских компаний. Китай является посредником при покупке западных товаров для России. Поэтому Китай видит, что сотрудничество с Россией для него выгодно. Так эта страна всегда смотрит на любую ситуацию: она должна приносить выгоды. С другой стороны, Европейский союз также является важным рынком для Китая и отношения с ЕС Пекин портить тоже не хочет. Отсюда и лавирование, – говорит Прохазкова.

Президент США Джо Байден на минувшей неделе по телефону говорил с Си Цзиньпином. В американских СМИ впоследствии появилась информация, что администрация президента рассматривает возможность отменить ряд пошлин, введенных предшественником Байдена Дональдом Трампом. Но окончательное решение пока не принято. В 2018 и 2019 годах Трамп ввёл ограничения на импорт китайских товаров на американский рынок на сумму приблизительно 300 миллардов долларов США. Особенно чувствительной для китайской экономики стала тогда пошлина на импорт в США китайских металлов.

Разговор Джо Байдена и Си Цзиньпина 15 ноября 2021 года
Разговор Джо Байдена и Си Цзиньпина 15 ноября 2021 года

– Россия с наибольшей долей вероятности станет более слабым игроком китайско-российского альянса, если западные санкции будут продолжаться и когда их эффект станет более очевиден в России (если война затянется, а сейчас уже кажется, что она не закончится быстро, как это казалось еще недавно), – считает Ивана Караскова. – Вскоре Россия станет крайне зависима от Китая и уже не сможет диктовать условия, как это было еще совсем недавно. Россия постепенно лишается возможности диверсифицировать поставки газа и нефти, через какое-то время она не сможет продавать энергоносители в страны ЕС. Если Москва лишается европейского рынка, то единственное направление, куда она может смотреть, – это восток. А там Китай будет диктовать свои цены, попросит скидку, если посчитает, что дорого. Такое уже происходило после аннексии Крыма в 2014 году: до этого Китай не хотел покупать российские энергоносители, но когда Россия оказалось под санкциями, Пекин заключил выгодную сделку. Мне кажется этот сценарий довольно реалистическим: Россия станет слабым звеном альянса двух стран. Понимает ли это Путин? Мне кажется, пока нет. Сейчас в России преобладает скорее антизападное, антиукраинское видение. И кажется, что в России вообще пока не планируют сценарии происходящего на ближайшие хотя бы несколько лет.

Что еще может Китай интересовать в случае ослабления России?

Пекин постепенно получает более выгодную переговорную позицию для получения российских военных технологий и вооружений

– Пекин крайне интересуют российские технологии, в особенности космические. Россия уже однажды отказывала в продаже этих технологий Китаю. Но в будущем Москва может оказаться в ситуации, когда придется согласится на такую сделку. У Китая есть планы космической экспансии, в прошлом году его космический аппарат приземлился на Марсе. Российская космическая программа имеет намного более давнюю историю по сравнению с китайской, а Пекин крайне заинтересован стать частью нынешней космической гонки. Речь идет и о военных технологиях. В этой области российско-китайские отношения имеют длительную историю. Когда распадался СССР, у России было очень много оружия, которое Китай покупал после введения эмбарго из-за событий 1989 года на площади Тяньаньмэнь. Сейчас Пекин постепенно получает более выгодную переговорную позицию для получения российских военных технологий и вооружений. Вполне возможно, что за помощь Москве Китай попросит и услугу – например, в случае конфликта в Южно-Китайском море или вторжения на Тайвань, ведь Россия является членом Совета Безопасности ООН. Возможно также Пекин интересует изменение сфер влияния в Центральной Азии. Всё это – долгосрочные последствия решения России начать войну в Украине. Таким образом, Россия может проиграть сразу на двух фронтах: и на европейском, и на азиатском.

– Насколько вообще можно говорить о том, что тесные отношения России и Китая для международного сообщества – опасный союз, особенно в свете нынешней войны?

– Это огромная проблема. Например, для Европейского союза. Некоторые страны ЕС, среди них Франция, в определенной степени и Германия, не воспринимают Китай и Россию как страны одной категории, то есть что это два авторитарных государства. Они продолжают говорить о том, что да, Россия – это проблема, но это вовсе не значит, что и Китай – тоже проблема. В то же время в основном государства Центральной и Восточной Европы видят ситуацию по-другому, что возник альянс двух авторитарных государств и в будущем это может вырасти до большой проблемы. А это, в свою очередь, влияет на единство Евросоюза и НАТО. И от этой оценки зависит отношение к войне в Украине.

Я не думаю, что в настоящий момент Китай может изменить своё отношение к России. Мне кажется, у Китая нет причин это делать. Мы видим, что руководство страны, по сути, забаррикадировалось и на протяжении последних четырёх месяцев стоит на одних и тех же позициях. Вероятнее всего, до съезда Коммунистической партии, который запланирован на эту осень, в этом смысле ничего не изменится, – говорит Ивана Караскова.

Аналитики отмечают, что Китай и Россию объединяет общее видение относительно исторического права на определенные территории. Но рынки США и Евросоюза для Пекина – намного более важные, чем рынок российский, в силу хотя бы их величины.

– Конечно, США и ЕС – намного более важные партнеры для Китая, чем Россия. Но с Москвой у Пекина иной тип отношений – это общие политические и геополитические интересы. Например, в тексте пакта, который был подписан накануне войны в Украине, речь идет о "двух великих державах", которые поделят между собой мир: Китай будет править в Восточной Азии, а Россия – в Европе и Средней Азии. Это скорее мечты о больших народах. В договоре говорится о территориальном понимании суверенитета, построенного на исторических притязаниях: Россия говорит о прошлом Царской России, а Китай – о Большом Китае времен династии Цин. Эти представления ошибочны, если вспомнить о конвенции Монтевидео, появившейся в 1933 году, которая опровергает какие-либо исторические притязания государств и которая повлияла на последующее развитие государственности в мире, – говорит Катерина Прохазкова, аналитик центра "Синопсис" при Карловом университете в Праге.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сибирь Реалии: У соседей

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG