«Женщин без хиджаба ждет темное будущее и смерть». В Петербурге судят журналистку из Афганистана — ей грозит депортация

Кобра в качестве ведущей на телевидении

В Петербурге судят журналистку из Афганистана Кобру Хассани и еще одиннадцать мужчин-афганцев за попытку незаконного выезда из России в Европу весной 2022 года. Хассани бежала от войны из Киева, куда она приехала после захвата своей страны талибами. Ее бывший коллега в Кабуле рассказал Би-би-си, что в случае депортации девушке грозят тюрьма и пытки. Но миграционные органы и суды в России массово отказывают афганцам во временном убежище, опираясь на справки МИД России о «стабилизации» в их стране.

  • Автор, Анастасия Платонова
  • Должность, Русская служба Би-би-си

23 мая 2022 года в Петербурге на автостоянке недалеко от морского порта были задержаны 12 афганцев. По версии следствия, они собирались за взятку проникнуть на территорию порта, минуя пограничный контроль, сесть на морское судно заграничного плавания и уплыть в одну из стран Евросоюза.

К началу процесса Кобре Хассани исполнилось 27 лет — день рождения она провела в автозаке и суде. О ее истории первым рассказало издание MR 7. Кобра выросла в Афганистане, училась в школе для девочек, закончила факультет международных отношений в университете и работала журналистом на телевидении в Кабуле. Тематика ее журналистской деятельности в основном была связана с защитой прав женщин. «Я хотела быть голосом страдающих женщин в моей стране», — уточнила она в переписке с Би-би-си через своего адвоката. Кроме того, она открыла в Кабуле ресторан, устроив там обмен книгами. «Моя бизнес-идея заключается, во-первых, в том, что женщины тоже могут быть бизнесменами, во-вторых, в росте культуры чтения», — объясняет она.

Когда талибы захватили несколько провинций Афганистана, Кобра, по ее словам, поняла, что ей нужно бежать из страны, и уехала сначала в Таджикистан, а в октябре 2021 года добралась до Украины. В Киеве она начала учиться в университете на англоязычном экономическом факультете. Но через несколько месяцев Россия напала на Украину и стала бомбить Киев. Девушке, по ее словам, стало очень страшно.

Кобра решила бежать из охваченной войной страны и договорилась через контакты с соотечественниками, что ее за плату вывезут в Польшу — девушку уверяли, что прямо на польской границе в условиях войны она сможет получить визу и легализоваться.

Но вместо Польши девушку привезли в Луганск. Кобра утверждает, что не понимала, куда ее везут — русского языка она не знает. В Луганске она все еще надеялась попасть в Польшу. Знакомые по телефону нашли ей водителя такси — вместе с двумя мигрантами, которых она раньше не видела, они уехали, минуя погранпосты. Но оказались не в Польше, а в столице России. Кобра утверждает, что поняла это только в Москве. Ее попутчики испарились, и она осталась одна, рассказывает адвокат девушки с ее слов.

Кобра испугалась. Ей пришлось снять квартиру и ждать указаний от своих близких, которые через цепочку знакомых дистанционно пытались помочь ей уехать из России.

«Талибан» в России признан террористической организацией и запрещен, но российские власти давно принимают у себя талибов как легитимных представителей Афганистана.

Би-би-си рассказывает об этом деле и о том, как складывается практика российских судов по делам о выдворении из России граждан Афганистана после прихода к власти талибов.

«Меня просто обманули»

Пропустить Реклама подкастов и продолжить чтение.
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Реклама подкастов

За день до задержания Кобра Хассани и трое не знакомых ей мужчин на автомобиле приехали из Москвы в Петербург. Другие обвиняемые добирались тем же маршрутом в другое время на других машинах. По версии обвинения, трансфер из Москвы в Петербург организовал и нашел пассажиров их соотечественник Гулам Джелани Ахмад Валид.

В Петербурге они передали деньги и паспорта белорусу Александру Мацулевичу — его судят по статье о получении взятки «не менее 500 долларов». Пограничники застали их в микроавтобусе возле порта — следствие считает, что они ждали посадки на корабль. С девушки была взята подписка о невыезде, но уже через четыре дня суд по ходатайству следствия отправил ее в СИЗО.

Всей группе вменяют предварительный сговор — это увеличивает максимальный срок наказания за незаконное пересечение границы с трех до пяти лет. Поскольку афганцам вменяют только «покушение» на такое преступление, срок сокращается на треть — им грозит от года до трех лет и трех месяцев.

Кобра вину не признает. Деньги она не передавала, а передала посреднику только паспорт. Она утверждает, что ей обещали оформить разрешительные документы на выезд, которые она и ждала в момент задержания. «Меня просто обманули», — написала она Би-би-си. Своих попутчиков девушка, по ее словам, никогда раньше не видела. Это на очной ставке подтвердил и один из афганцев.

Все они действительно прибыли в Петербург из разных регионов России, кто-то учился, кто-то давно уже жил в стране. Из материалов, с которыми ознакомилась Би-би-си, следует, например, что один из мужчин был зарегистрирован в Воронеже, а фактически жил в Москве. Одному из фигурантов — молодому певцу, который тоже пострадал и бежал от режима талибов — в Афганистане переломали ноги, в России он передвигается на костылях, рассказала Би-би-си адвокат девушки Елена Фадеева. С защитниками других обвиняемых Би-би-си связаться не удалось.

скриншот из Youtube-канала Кобры

Кобра провела в СИЗО год, пока защита не добилась в апелляции отказа в очередном продлении ее ареста.

Но уже на следующий день девушку снова лишили свободы — на этот раз по делу об административном правонарушении. Суд вынес решение о ее принудительном выдворении из России за отсутствие документов, разрешающих пребывание в стране. Кобра в суде объясняла, что в апреле 2022 года «договорилась на Украине с таксистом, что он ее отвезет в Польшу, а он ее привез в Россию». Каким образом и путем она пересекла границу, «пояснить не смогла», говорится в решении.

Девушку отправили в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) ждать депортации. Как ни парадоксально, но выслать ее в Афганистан пока не могут только из-за уголовного дела.

Защита настаивала, что Кобра к этому моменту подала ходатайство о получении временного убежища на территории РФ, и депортировать ее до рассмотрения этого вопроса нельзя. Но в материалах дела ходатайства по неизвестным причинам не оказалось, и его придется подавать заново. Руководитель афганской диаспоры в Петербурге был готов поселить Кобру в своей квартире и говорил в суде, что диаспора окажет ей материальную поддержку. Но суд отменить выдворение отказался.

Часть обвиняемых по этому делу мужчин ожидают приговора в СИЗО, другие оказались в ЦВСИГ вместе с Коброй Хассани и тоже ждут депортации из-за за отсутствия документов на пребывание в России. «Моя ситуация отличается от ситуации других афганцев — написала Би-би-си Кобра на вопрос, что ждет ее в Афганистане. — Условия жизни для женщин, особенно женщин без хиджаба и журналистов, тяжелые, мало того, нас ждет темное будущее и смерть».

Для родственников журналистки в Афганистане, по ее словам, такой угрозы нет, но «условия жизни, как и для всех, тяжелые».

Подпись к видео,

Могут ли талибы справиться с голодом и терроризмом в Афганистане?

«Надо пообещать больше не писать о правах женщин»

Би-би-си нашла в Афганистане бывшего коллегу Кобры – они вместе работали на молодежном телеканале в Кабуле и познакомились в 2017 году. Далир (имя изменено из соображений безопасности) рассказал, что Кобра вела на телеканале две программы, а также участвовала в политических шоу и занималась новостями и социальными сетями. Вместе они приглашали в эфир женщин, которые занимались правозащитной деятельностью и вопросами гендерного неравенства. Кобра также общалась с представителями правительства, чтобы добиться изменений в положении женщин в Афганистане.

Ресторан, который открыла Кобра, был пространством, в котором женщины могли спокойно проводить время, встречаться и читать, говорит ее коллега. Но из-за финансовых трудностей ресторан пришлось закрыть.

Кобра на телевидении

Последний раз собеседник Би-би-си общался с Коброй в 2020-м году, когда США и «Талибан» подписали соглашение о мире и выводе войск НАТО из Афганистана. Уже тогда, вспоминает Далир, Кобра волновалась из-за безопасности. Она планировала уезжать с семьей в Индию. О ее дальнейшей судьбе он узнал от Би-би-си.

Сейчас, по словам Далира, для журналистов и активистов ситуация в Афганистане очень тяжелая: «Все журналисты в Афганистане находятся в опасности, но особенно рискуют женщины». В СМИ, где работает журналист, есть сотрудницы-женщины. Но все, что им разрешено – писать и зачитывать новости. При этом у представителей Талибана все равно возникают вопросы, почему в этом медиа работают женщины: «Когда нас спрашивают, приходится скрывать, говорить, что эти женщины работают из дома», – возмущается Далир.

«Еще больше рискуют женщины, которые писали, в том числе, о правах человека. И если журналистка сначала выехала [из Афганистана], а потом вернулась, то она очень рискует. Ее могут арестовать, а в тюрьме возможны пытки», – рассуждает Далир в ответе на вопрос, что может ждать Кобру по возвращении.

Мужчинам-журналистам чуть проще, но риски все равно велики: «Все равно каждый месяц происходит по два-три ареста, журналистов задерживают, пытают, заставляют пообещать, что больше они не будут писать о правах человека и в особенности, о правах женщин, и только потом отпускают», – рассказывает Далир.

О таких арестах сообщала и международная организация «Репортеры без границ». По ее данным, представитель спецслужбы «Талибана» угрожал «вырвать языки» журналистам, если они не прекратят освещать определенные темы, а религиозная полиция — Министерство поощрения добродетели и предотвращения порока приказало журналисткам носить полный хиджаб.

Министерство поощрения добродетели и предотвращения порока приказало журналисткам носить на телевидении хиджаб.

Автор фото, EPA

Шансы на убежище и выезд в Европу

В июле 2023 года статья о незаконном пересечении границы России в июле перестала считаться тяжким преступлением и не исключено, что Кобру, с учетом уже отсиженного в СИЗО срока, освободят от дальнейшего отбывания наказания. Но спасти девушку от отложенного «принудительного выдворения в Афганистан» может только его замена на «контролируемый выезд» (возможность уехать в третью страну), объясняет адвокат Мария Беляева.

При этом смягчение статьи УК оставляет хотя бы небольшой шанс на получение временного убежища для Кобры — пока статья была тяжкой, судимость по ней создавала непреодолимое препятствие, объясняет защитник.

Хассани не намерена оставаться в России — она говорила адвокатам, что в Германии ее ждет жених. Ей нужен не статус беженца, а убежище на время — для того, чтобы оформить документы и легально уехать из России — если не в Европу, то в Австралию, где у нее есть родственники, добавляет Фадеева.

В предоставлении убежища гражданам Афганистана в России отказывают, а суды сегодня принимают решения о выдворении афганцев, несмотря на прямые риски для них при режиме талибов, если человек во время присутствия в Афганистане американцев сотрудничал с ними, служил в армии или полиции, а женщина училась или работала, в связи с чем афганцы пытаются уехать из России в другие страны, сказала Би-би-си адвокат Ольга Цейтлина, эксперт по делам мигрантов.

Убежище, по ее словам, власти отказываются предоставить даже тем, у кого есть прямой риск для жизни в Афганистане, а в России при этом живут ближайшие родственники, имеющие российское гражданство, говорит она. При этом миграционные органы цитируют в решениях справки МИД 2021 года о том, что до прихода талибов «гражданские свободы систематически нарушались», а при талибах ситуация в стране улучшается.

Как убедилась Би-би-си, изучив решения, чаще всего они признают, что опасения граждан Афганистана «стать жертвой или быть подвергнутым наказанию, преследованию, реальным угрозам безопасности либо не гуманному обращению в случае возвращения в стран», не подтверждены.

В самом начале войны в Украине как минимум две группы афганцев попытались уехать из России через Украину — по маршруту, противоположному тому, который прошла Кобра, выяснила Би-би-си. В первую неделю марта 2022 года они отправились из Москвы в Луганск, собираясь в обход пограничных пунктов пешком перейти в Украину, а оттуда попасть в Европу. У одного из них — Абдула Седики — на тот момент еще не истек срок полученного в 2021 году временного убежища, но он хотел в Европе получить более надежный статус беженца. Обе группы задержали пограничники, после чего суд приговорил четверых афганцев к шести месяцам колонии, а Седики — к принудительному выдворению за нарушение пограничного режима.

Похожих случаев за время войны было немало и в других пограничных регионах. Суд в Пскове этим летом поместил в ЦВСИГ и постановил принудительно выдворить задержанного в пограничной зоне бывшего сотрудника посольства США в Афганистане. Афганец убеждал суд, что бежал в Россию из-за угрозы ареста, поступил в Тверской университет, а когда учебная виза истекла, хотел легально уехать в Германию. Но, по его словам, тоже «был обманут». Адвокаты подтверждают, что мигранты, оказавшись в чужой стране, зачастую обращаются за помощью с оформлением виз или патентов на работу к землякам, которые их просто «разводят».

В мае 2023 года центр защиты прав человека «Мемориал» писал, что отказы в убежище получают 80% афганцев. Хотя статья 33 Женевской конвенции о статусе беженцев запрещает принудительно возвращать людей в страны, где их жизни или свободе угрожает опасность. Исключение составляют только осужденные за тяжкие преступления и признанные «угрозой национальной безопасности». Этот «принцип невысылки» должен применяться в России к гражданам Афганистана, бежавшим от режима «Талибан», говорится в докладе «Мемориала».

Что говорят в ООН, российском МИД и судах

Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев призывает все страны предоставлять убежище афганцам из «группы риска» — к ним в ООН относят связанных с прежним правительством или международным сообществом в Афганистане, в том числе бывших сотрудников посольств и международных организаций, журналистов, а также женщин и девочек — для них талибы ввели жесткие запреты. Ввиду того, что «ситуация в стране нестабильна, а также с учетом разворачивающегося гуманитарного кризиса», ООН с 2021 года призывает государства «приостановить принудительное возвращение граждан Афганистана и лиц, прежде постоянно проживающих в этой стране».

Но российские суды в своих отказах ссылаются на противоположную «официальную информацию» с сайта МИД РФ, где сказано, что после ухода из Кабула войск США и НАТО и прихода к власти «Движения талибан» обстановка в Афганистане «относительно стабилизировалась». О том, что эта организация признана в России террористической и запрещена, ни суды, ни МИД РФ не упоминают, а пишут, что новым руководством Афганистана предпринимаются усилия по возвращению «к мирной жизни, возобновлению нормальной работы национальной экономики, а также по обеспечению правопорядка и безопасности».

Единственная публично известная история, в которой многодетной семье афганцев после трехлетней борьбы удалось добиться убежища, произошла в Волгограде.

Самир Ширзай работал в Афганистане на телевидении, финансируемом США — его семья бежала из страны после угроз талибов еще в 2019 году — они считали его агентом спецслужб. Жена Ширзая закончила кабульский университет и работала в банке, что при режиме талибов является поводом для преследования. Но МВД РФ отказывало им в убежище, ссылаясь на наличие риска «не большего, чем у других граждан Афганистана». Семья трижды обжаловала эти отказы, пока наконец Волгоградский облсуд не вынес сенсационное, по сравнению с общей практикой решение.

В суде адвокат семьи говорила, что власти России требуют от супругов Ширзай невозможного — «предоставить им неопровержимые доказательства поступающих в их адрес угроз от талибов». «Вам угрожают исламские радикалы, и вы же должны у них просить представить вам некие письменные подтверждения этих угроз», — цитировало юриста издание «Кавказский узел» (внесен в реестр «иноагентов» в России).

Суд сослался на данные ООН о массовых казнях, нападениях на государственных служащих и членов их семей, разрушения домов, школ и больниц, минировании обширных территорий, всплеске насилия над гражданским населением, включая женщин и детей. На момент рассмотрения заявления Ширзаева «сведения об улучшении внутригосударственной ситуации в Афганистане отсутствовали», указал суд, потребовав от МВД повторно рассмотреть заявление афганцев об убежище.

Бывший коллега Кобры, Далир на вопрос Би-би-си о том, хотел бы он уехать из Афганистана, уверенно отвечает, что если бы мог, то уехал бы «сегодня же». После падения Кабула Далир долгое время сидел без работы, несмотря на многолетний опыт, и сейчас работает, чтобы как-то поддерживать свою семью. В социальных сетях он аккуратно высказывается в защиту прав женщин. «Сейчас жить в этой стране невозможно. Ни о каких правах человека не может быть и речи – разговоры ведутся только оружием», – рассуждает он. На прощание он еще раз говорит, что цель его разговора с Би-би-си – рассказать, в каких условиях оказались журналисты в Афганистане.

реклама контекста

Подпишитесь на нашу имейл-рассылку, и каждый вечер с понедельника по пятницу вы будете получать самые основные новости за день, а также контекст, который поможет вам разобраться в происходящем.