«Послужить родине интеллектуально». Как гражданского пилота в России судят по делу о госизмене из-за звонков украинцам

Игорь Покусин

Автор фото, Igor Pokusin/VKontakte

  • Автор, Сергей Горяшко, Анастасия Голубева, Ксения Чурманова
  • Должность, Русская служба Би-би-си

14 июля Верховный суд Хакасии начнет рассматривать первое в республике дело о госизмене. Пилота гражданской авиации, уроженца Одессы и российского активиста Игоря Покусина обвиняют в попытке вступить в украинскую армию. Такой новый вид госизмены появился в России год назад, и тогда же заработал конвейер по производству «шпионских» дел в регионах — их за это время возбуждено более полусотни. Как выяснила Би-би-си, дело Покусина сшито из прослушек его телефонных разговоров с друзьями и показаний свидетелей-силовиков.

Максимальный срок, который грозит летчику за то, что он выступал против развязанной Кремлем войны с Украиной и хотел уехать из России на родину, — 13 лет 4 месяца.

«Попытка перейти на сторону врага»

— Героям слава.

— Слава Украине!

— А где я, в жопе я. В России.

— Ты же собирался уехать?

— Собирался…

Пропустить Реклама подкастов и продолжить чтение.
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Реклама подкастов

В начале марта 2022 года, через несколько дней после начала полномасштабной войны России с Украиной Игорь Покусин, гражданский летчик и местный активист, сидел дома в Абакане и звонил по телефону друзьям. В том числе украинским. С ними он обсуждал войну и свои мечты вернуться из России на родину — в Украину.

— Из козырей у меня только советский паспорт. Место рождения —

Одесса. Национальность украинец, написано, да. Сегодня я думаю, как бы мне получить украинский паспорт, русский готов сжечь хоть когда. Но сегодня позвонил в какую-то фирму, они мне перезванивают: «а, ты москаль, и всё, разговора нема», — жаловался Покусин другу.

Он не знал, к кому обращаться для получения документов и как в условиях войны добраться из России в Украину, и позвонил по первому попавшемуся телефону с сайта, где якобы помогают в получении украинского паспорта. В Украине же, как полагал Покусин, он сможет быть полезен как летчик.

— У меня там знакомый есть, который самолетики делает наши маленькие. Я говорю, Володя, а там нельзя [ли] приехать, сесть на «Бекас» и, так сказать, послужить уже родине интеллектуально: перевозить можно раненых, — говорил он приятелю по телефону.

Жена Покусина Елена весной 2022 года за телефонными разговорами мужа не следила. «У меня весна тогда была трагическая, я ездила с одних похорон на другие, — рассказывает она. — Мне не до этого было. Друзья умерли один за другим. Потом мама. Мне казалось, я из реальности выпала. Потом домой приехала — и обыск».

Задержание Покусина

Автор фото, FSB Russia

Подпись к фото, За Покусиным пришли уже на следующий день после оглашения приговора по делу о вандализме - на этот раз обвинения были куда серьезнее

Через несколько дней после этих разговоров Покусин ночью облил краской баннер с буквой Z и написал «Слава Украине» на стене краеведческого музея в Абакане. Через два месяца полицейские вычислили его по камерам наблюдения.

Покусина судили по делу о вандализме. Он отделался запретом в течение полугода покидать Абакан, приговор огласили 7 декабря. А на следующий день мужчину увезли из дома сотрудники ФСБ в боевой экипировке. Разговоры с друзьями с обсуждениями мечты вернуться в Украину превратились в дело о госизмене — Покусин стал первым в Хакасии обвиняемым в попытке перейти на сторону врага.

Источник, близкий к следствию, сообщил эксклюзивные подробности о сути дела в отношении Покусина и поделился разговорами обвиняемого, которые записывали силовики. Именно на них, а также на показаниях сотрудников ФСБ и МВД строится уголовное дело о госизмене, выяснила Би-би-си.

«Погорячился»

Пока шло следствие по делу о вандализме, 60-летний пенсионер Покусин находился под подпиской о невыезде. Он опасался, что его отправят в колонию, и решил покинуть Россию - купил билеты из Красноярска в Казахстан. Однако выехать ему не дали - 24 июля в Красноярском аэропорту оперативники задержали Покусина. Позже выяснится, что ФСБ прослушивало его разговоры - до своего отъезда он обсуждал со знакомыми, что хочет поехать в Украину.

Из аэропорта Красноярска Покусина повезли в лес с мешком на голове. Его жена рассказала изданию «Холод», что там мужа запугивали, пытали и заставили признаться в том, что он собирался ехать в Украину, чтобы вступить в ВСУ. После этого Покусина повезли в местный отдел ФСБ, где он на видео записал выбитое из него «признание» в том, что «ехал на Украину вступить в ВСУ».

«Я, Покусин Игорь Борисович, 1962 года рождения, 60-летний возраст, 60 лет исполнилось 5 месяцев назад. 25 июля намеревался сесть на самолет Красноярск - Астана, Казахстан, с намерением в Казахстане обратиться в посольство Украины для получения гражданства Украины, - говорит Покусин на видео. - В дальнейшем, попав на Украину, были мысли помогать своей родине в противодействии специальной военной операции, ну, с целью повышения боеспособности, вытаскивать раненых, помогать лечить. В данный момент был задержан, и считаю, что я погорячился. В содеянном раскаиваюсь. И хочу сказать, что вплоть до мирного соглашения между двумя странами я не буду повторять данный поступок».

О содержании записи Би-би-си также рассказал источник, близкий к следствию. Видео, по его словам, в материалах дела упоминается, но само обвинение построено не на признании Покусина. Куда большую роль для обвинения играет дело о вандализме.

Покусина через день после поездки в лес с мешком на голове отправили под более строгую меру пресечения — домашний арест — по делу о надписи на стене музея.

7 декабря мировой судья приговорил его по статье о вандализме «по мотивам ненависти или вражды» к наиболее мягкому наказанию — ограничению свободы на полгода с запретом уезжать из Абакана. И только тогда УФСБ завело на Покусина дело о госизмене в виде попытки«перехода на сторону противника». Суд арестовал Покусина и отправил в СИЗО.

Вывод о намерении Покусина вступить в ВСУ следствие сделало из его разговоров с тремя приятелями. Это украинец С. Литвяков — имя в деле не указано, но с ним Покусин и обсуждал планы летать в Украине на «Бекасе» — легкомоторном самолете харьковского производства. На похожем собственном самолете Покусин летал в Абакане, зарабатывая тем, что распылял с него удобрения. «Конечно, на МиГ-29 я вряд ли сразу полечу», — рассуждал он.

Второй — активист из Благовещенска Владислав Никитенко. Покусин обсуждал с ним все ту же идею об украинском «Бекасике» — «хоть вывозить раненых, хоть доставлять провизию, хоть что». Через два месяца на Никитенко завели первое в России дело о «дискредитации» армии и в январе посадили на три года. Он требовал завести дело против президента России Владимира Путина за «развязывание агрессивной войны».

Третий — бывший абаканский сослуживец Покусина Андрей Каркунов. Он же единственный из троих дал показания следователям. Разговор, который попал в прослушку и в дело о госизмене, у них не задался, так как Покусин занял «проукраинскую» позицию. О намерении Покусина уехать на Украину Каркунов узнал из социальной сети, они это не обсуждали.

Эти три разговора ФСБ считает доказательством умысла Покусина на «переход на сторону врага». Но состоялись они еще в марте 2022 года — за несколько дней до того, как активист облил баннер краской.

Задержание Покусина

Автор фото, FSB Russia

Подпись к фото, Три телефонных разговора Покусина с друзьями российская спецслужба посчитала доказательством умысла на «переход на сторону врага» (на фото - кадр из видео ФСБ о задержании Покусина)

Дело же «о переходе» завели только через девять месяцев, и в его основу легли материалы дела о вандализме. Об этом ранее говорил Би-би-си адвокат Покусина Алексей Котельников. Он утверждал, что Покусин обнаружил «знакомые фамилии» среди свидетелей. Собеседник Би-би-си, близкий к следствию, подтвердил это. Показания Каркунова, а также знакомой летчика Ирины Богачевой есть в обоих делах. Богачевой он говорил о своем желании уехать в Украину работать гражданским пилотом, встретиться там с родственниками и знакомыми. Она помогла ему купить билеты из Красноярска в Казахстан.

При этом о его планах вступить в ВСУ оба свидетеля не знали, но ФСБ доказывает этот преступный умысел именно их показаниями об антивоенной позиции Покусина. Об этом сказал Би-би-си Евгений Смирнов из сообщества адвокатов и правозащитников «Первый отдел», которое помогает обвиняемым в госизмене. Смирнов оказывает юридическую помощь семье арестованного.

«Покусин не признает вину, он не собирался ехать воевать против России. Это не было возможно ни в силу его убеждений, ни по состоянию здоровья, — сказал Евгений Смирнов, — Покусин действительно выступает против войны и сам этнический украинец». То, что Покусин обсуждал с украинскими знакомыми свое желание уехать из России, Смирнов комментировать «не хотел бы до начала судебного процесса по существу». Он говорит, что все комментарии на этот счет сам Покусин даст в суде.

Госизменой в виде «перехода на сторону противника» в УК РФ с 14 июля 2022 года считается участие в составе «непосредственно противостоящих» России иностранных сил и войск» с оружием в руках. Покусин и другие россияне, задержанные при попытке уехать за границу (в том числе от объявленной в РФ мобилизации), в Украине не воевали. Поэтому ФСБ обвиняет их в неоконченном преступлении (ст.30 УК РФ) — «приготовлении» или «покушении» на госизмену.

На момент задержания Покусина за госизмену полагалось от 12 до 20 лет лишения свободы (сейчас максимальное наказание — пожизненное заключение). «Приготовление» не может превышать половины, а «покушение» — двух третей максимально установленного этой статьей срока. Покусину вменили «покушение» — то есть ему грозит до 13 лет и 4 месяцев колонии.

Но следствие, как и всегда в таких случаях, фактически освобождалось от необходимости доказывать факт «перехода на сторону противника» с оружием в руках — достаточно доказать, что фигурант пытался реализовать такое намерение.

«Его бы и в русскую армию не взяли»

Елена Покусина рассказала Би-би-си, что за семь месяцев ареста мужа добилась лишь одного свидания с ним, которое дали, когда расследование дела ФСБ уже завершила. Они с супругом виделись на судебных заседаниях по мере пресечения Покусину, но пообщаться на них практически не получалось: «Охрана, которая присутствует на судах, просто овчарки какие-то (речь о судебных приставах — Би-би-си). Вопросов не задать: ни как ты себя чувствуешь, ни что принести».

Супруга считает, что Покусин в его возрасте даже при желании не смог бы попасть ни в какие войска. По ее словам, по состоянию здоровья муж должен находиться на учете у кардиолога: «Ему нужно следить за давлением, таблетки я ему передаю, но это все. У него суставы заменены на протезы, в сердце стент — его бы и в русскую армию не взяли. Он в армии будет обузой, его не бросишь, а толку с него нет. Он и ходить быстро не может — задыхается».

Игорь Покусин с женой Еленой и спаниелем

Автор фото, Pokusins family archive

Подпись к фото, Игорь Покусин с женой Еленой и их спаниелем. Пес, по словам супруги, очень тоскует по хозяину

«Он общался с друзьями в Украине, с теми, кто на своей шкуре удары ракетные почувствовал, все понимают, что его обвинение в попытке вступления в ВСУ — это бред. Матерят спецслужбы», — рассказывает Елена Покусина.

С некоторыми друзьями мужа она сама общается до сих пор, хотя и предполагает, что ее телефон может прослушивать ФСБ: «Договорились, что не будем разговаривать на темы, за которую можно зацепиться [для возбуждения дела]. Но все равно разговоры скатываются в политику».

Елена не отрицает, что ее муж хотел вернуться на свою родину — но он безуспешно пытался это сделать еще до начала войны. «Сейчас его судят за мечту, за то, что он украинец. Он хотел попасть в Украину еще лет 15 назад».

Супруга, впрочем, уверена, что Покусин не смог бы даже пересечь украинскую границу. «Я фээсбэшника [на допросе] спрашиваю: „Вот я хочу уехать в Украину — как мне это сделать? Ну вы же знаете пути. Он почесал голову и говорит: „Ну, через Польшу можно“. А в Польшу я как поеду? Туда с российским паспортом не пустят. Галиматью придумывают».

Она утверждает, что на допросах в ФСБ ее даже спрашивали, говорят ли они с супругом дома на украинском языке: «А что, это теперь запрещено? А почему на хакасском можно дома разговаривать, а на украинском нельзя? Хотя я сибирячка, я украинского не знаю. А он из Одессы — это русскоязычный город».

«Он пофигист такой. Не знаю, зачем Игорь так подставился, — говорит Елена. — Прекрасно знаем, что не имеет смысла доказывать что-то в суде. Смотрела недавно сказку „Город мастеров“. Там фраза: „Еще не время кричать днем то, что кричат ночью“. Думаю, что же ты, дорогой, так опрометчиво поступил».

Как следует из материалов дела, еще в одном разговоре Покусин говорит о том, что заблокировал многих своих знакомых, потому что они не хотели слушать его разговоры о войне и политике. Покусин говорит, что он украинец с советским паспортом, выданным в Украине, и что «ближайшие сто лет будет фашизм ассоциироваться с Россией».

Судя по данным прослушки, одни друзья, по словам самого Покусина, говорили ему, что «вроде как если в Украину суметь прорваться и вступить в тероборону, то всех принимают…». Другие реагировали прямо: «Не суетись пока, сиди».

На основе таких высказываний следователи делают выводы, что Покусин «активно изыскивал возможности», чтобы попасть на территорию Украины, «выяснял способы проникновения» в страну, получения гражданства Украины и вступления в ВСУ.

«Кому он в Абакане мог изменить?»

Покусин действительно обсуждал с друзьями возможность вернуться в Украину, но эти разговоры были «фантазиями взрослого человека», говорит Би-би-си Константин Пащенко, однокурсник Покусина, с которым они учились в высшем летном училище гражданской авиации в Кропивницком (украинский город, раньше назывался Кировоград).

После выпуска Пащенко и Покусин общались только в соцсетях — Покусин присылал другу свои юмористические видеоролики, стихи и песни. После аннексии Крыма Россией и начала войны в Донбассе в 2014 году Покусин, по словам Пащенко, переживал за украинцев, а потом у него «сорвало крышу».

Покусин и Пащенко в училище

Автор фото, Konstantin Paschenko

Подпись к фото, Покусин и Пащенко в училище

«Я ему просто сказал: „То, что ты нарисовал жовто-блакитный [желто-голубой флаг Украины], твои земляки даже не поймут, что ты нарисовал, — вспоминает разговоры с Покусиным Пащенко. — Зачем? Ты же знаешь, где ты живешь. Я знаю, что это преследуется по закону у вас“. Пащенко считает, что Покусин дразнил власть, и не поддерживал его в этом, потому что это было опасно.

Он рассказывает, что отговаривал однокурсника от его планов приехать в Украину. „Каким образом ты приедешь с российским паспортом? Кто тебя впустит? Ты приезжаешь на украинскую границу, приходишь на контроль, и ты будешь рассказывать, что ты родился в Одессе? И дальше? — пересказывает разговоры с Покусиным Пащенко. — Вот он приходит на погранконтроль и [говорит]: „Я хочу, я рвусь, я такой патриот“. А почему ты сейчас приехал? Потому что у тебя там [в России] жареным запахло? А где ты раньше был? Почему ты в 14-м году не приехал сюда? Ты видел, что творится. А кто даст гарантию, что тебя ФСБ не подготовила? Где ты будешь жить, на что ты будешь жить? Нереально. Потом — я знаю твое физическое состояние: у тебя там переломы, у тебя с сердцем не в порядке — на чем ты будешь летать?»

Друзья переписывались и разговаривали все время, пока Покусин был под домашним арестом. Последний разговор у них состоялся ночью, за несколько часов до задержания летчика. Тот дал другу номер телефона жены и сказал, что у нее можно узнать его дальнейшую судьбу. О деле Покусина Пащенко говорит так: «Кто-то хочет звездочку получить на погоны».

Другой однокашник Покусина Михаил Николау из Молдовы вспоминает, что Покусина после учебы в Кировограде распределили в Абакан. В училище они были «гражданскими ребятами», но получали и воинскую специальность — «военный летчик Ил-76».

Общаться снова Николау и Покусин начали в прошлом году. Покусин позвонил ему «такой тревожный» — «в свете всей трагедии, происходящей в этой страшной стране, в которой он живет». «Он хотел выяснить, как он оттуда может выехать», — вспоминает Николау.

О планах вступить в ВСУ Покусин своему другу Николау не говорил: «Боже упаси! В этой стране [России] придумывают все. Семь бочек арестантов. Какое ВСУ?».

Дело Покусина он называет «страшной ситуацией»: «Тут уже за мысли. Хороший 36-й год, преддверие 37-го года, когда всех начнут косить косой. Жалко таких людей, как Игорь. За что? За слова? Что он сделал? Что он меняет? Какая государственная измена? Кому он в Абакане мог изменить, понимаете? Просто они сошли с ума там все».

Замначальника следственного отдела ФСБ по Хакасии капитан Владислав Усынин (он расследует дело летчика) в постановлении о возбуждении дела описал, в частности, цели и задачи «специальной военной операции», рассказал Би-би-си источник, близкий к следствию. Они в документе указаны намного подробнее, чем-то, что публично говорили российские власти. Помимо денацификации и демилитаризации Украины, а также «защиты Донбасса», из постановления следует, что российские войска добиваются «нейтрального и безъядерного статуса Украины», «признания российской принадлежности Крыма», а также «признания Украиной суверенитета Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики в административных границах указанных Донецкой и Луганской областей».

Следователь Усынин также утверждает, что Покусин «достоверно знал основные цели и задачи СВО», хотя публично все они никогда не озвучивались.

«Хочет наказать Россию»

Расследуя «покушение на госизмену» Покусина, силовики опросили несколько десятков его знакомых и друзей, говорит супруга летчика. Би-би-си известно, что в материалы дела, помимо показаний Каркунова и Богачевой, выступивших свидетелями и по делу о вандализме, также легли допросы дознавателя хакасского УМВД Ларисы Малаевой, которая вела дело о надписи на стене музея, и оперативника хакасского ФСБ Владимира Гончарова.

Малаева подтвердила, что Покусин в ходе допросов высказывал «недовольство проведением специальной военной операции», а Гончаров рассказал о телефонных разговорах Покусина с украинскими друзьями, которые прослушивала ФСБ.

Кроме того, свидетель по имени Максим Леонтьев (других данных о нем нет) рассказал, что знаком с Покусиным три года и общался с ним на темы Украины перед его попыткой бегства из России. В своих показаниях Леонтьев отмечает, что Покусин неоднократно говорил, что хотел бы уехать в Украину, ищет для этого деньги: «<…> уедет на Украину, где встретится со своими знакомыми для вступления в военное формирование Вооруженных сил Украины. Сказал о том, что он хочет наказать Россию, Вооруженные силы России, так как они своей специальной военной операцией убивают людей на Украине».

Есть и тайный свидетель под вымышленным именем «Николай Николаевич Пономаренко» — он рассказал, что Покусин и его семья настроены против России. Покусин «очень озлоблен Россией, желает помочь Украине фактически в уничтожении городов России», говорится в показаниях «Пономаренко». Этот свидетель также заявил, что Покусина надо отправить под стражу, потому что он может оказывать давление на свидетелей и скрыться от следствия.

Не с Россией — но с властями в Хакасии, в первую очередь, с силовиками, отношения семьи Покусина, отца троих сыновей, действительно складывались напряженно. В 2012 году его старшего сына Максима приговорили к 9,5 годам лишения свободы по массовой «наркотической» статье. Причем обвинили в «покушении» на сбыт наркотиков — так же, как теперь его отцу вменяют «покушение» на госизмену.

Покусин настаивал, что дело его сына сфабриковано, и вместе с журналистом Михаилом Афанасьевым создал общественное движение «Доколе?!» для борьбы с произволом властей — сокрытием преступлений и фальсификацией уголовных дел.

Игорь Покусин с сыновьями - Максимом, Вадимом и Глебом

Автор фото, Pokusins family archive

Подпись к фото, Игорь Покусин с сыновьями — Максимом, Вадимом и Глебом

После массового митинга против беззакония в республике в 2014 году в Абакан по просьбе Покусина и Афанасьева прилетели разбираться представители президентского совета по правам человека (СПЧ). Член СПЧ, бывший следователь по особо важным делам Евгений Мысловский тогда изучил в том числе материалы дела сына Покусина и заявил об отсутствии доказательств его вины. А также выявил в Хакасии еще один аналогичный случай привлечения к ответственности за торговлю наркотиками «на основе грубой провокации». Но добиться пересмотра приговора сыну Покусиным не удалось.

В базе Верховного суда Хакасии, где сейчас будут судить Игоря Покусина по обвинению в госизмене, Би-би-си нашла еще 28 дел, в основном гражданских, в которых он и члены его семьи обжаловали решения Абаканского суда по разным спорам — в большинстве случаев безуспешно.

Бывший член СПЧ Леонид Никитинский рассказывал после поездки в Абакан, как Покусина и его семью выселяли из арестованного за долги дома. Дом в итоге Покусины отстояли. В 2013 году Покусин и его жена Елена пытались избраться в Верховный совет Хакасии от оппозиционной партии Бориса Немцова ПАРНАС. Но в регистрации им отказали.

«Восемь лет назад мы с ним встречались. Мужественный, честный человек, таких теперь — только в тюрьму», — сказала Би-би-си, узнав о задержании Игоря Покусина по делу о госизмене, еще один бывший член СПЧ правозащитница Наталия Евдокимова.

После начала войны с Украиной силовики возбудили уголовные дела не только против самого Игоря Покусина. В Абакане сейчас судят уже второго его сына Вадима и сооснователя движения «Доколе?!» Афанасьева. Предпринимателя Вадима Покусина обвиняют в групповом мошенничестве. А журналиста Афанасьева — по статье о «фейках» из-за публикации об отказе омоновцев из Хакасии воевать в Украине.

Попытка уехать и поддержка Украины = госизмена

Дело Покусина — одно из первых известных в России дел о госизмене по части перехода на сторону врага. Адвокат Евгений Смирнов отмечает, что силовые органы очень внимательно относятся к тем, кто публично высказывается в поддержку Украины: «Конечно, регион небольшой, и к Покусину было особое внимание». Поэтому, по мнению адвоката, телефон летчика прослушивали силовики.

По словам Смирнова, после начала войны в Украине и введения статьи о госизмене за «переход на сторону противника» региональные управления ФСБ получили возможность самим возбуждать и расследовать такие дела. И тогда в российских регионах, как отмечает он, заработали конвейеры по производству уголовных дел о «госизмене».

По всей России, говорит адвокат, от Владикавказа до Абакана, действует одна и та же «согласованная схема»: человека ловят на границе, находят доказательства поддержки Украины и возбуждают дело о переходе на сторону противника. Смирнов называл дело Покусина показательным и говорит, что следователи хотят, чтобы «все было красиво»: «У региональных ФСБ такие дела бывают редко, все на контроле в Москве».

19 июня дело Покусина поступило в Верховный суд Хакасии. Рассматривать его в закрытом заседании будут трое судей. Предварительное заседание по делу уже состоялось.

Следствие длилось полгода, это очень короткий срок для такой статьи, отмечает Смирнов. Однако суды вынесли уже как минимум восемь приговоров по делам о намерениях вступить в ВСУ — такие расследования, в отличие от других «шпионских» дел, региональные управления ФСБ, похоже, уже поставили на поток.

line

Вплавь в ластах до Одессы. Кого в России уже осудили по делам о переходе на сторону врага

Суды регионов России приговорили к разным срокам по делам о намерениях воевать на стороне Украины как минимум восемь россиян, задержанных ФСБ после 14 июля 2022 года, по статье о госизмене. В базе судов фамилии осужденных скрыты, ФСБ раскрывало их не всегда.

  • В конце июня военный суд в Москве приговорил родившегося в Украине россиянина, 27-летнего москвича Ярослава Владыко к 10 годам колонии строгого режима. Как выяснила Би-би-си, Владыко 24 августа арестовали в Москве на 12 суток за «нецензурную брань» на улице (как и многих россиян, которых на выходе из изолятора затем задерживали уже по делу о госизмене). Но 1 сентября его переместили из ИВС в СИЗО — уже по уголовному делу об участии в запрещенной экстремистской организации «Правый сектор» (ст. 282.2. УК РФ). Позже в деле появилась статья о госизмене — «переход на сторону противника». Осудили его за «приготовления» к обоим преступлениям».
  • В июне суд в Брянске приговорил к 9,6 годам колонии строгого режима 28-летнего москвича, за «покушение» на вступление в ВСУ и «приготовление» к незаконному пересечению границы пешком в районе поселка Белая Березка — пограничники задержали его якобы в 150 м от границы.
  • В апреле суд в Белгороде вынес два приговора за «приготовление к переходу на сторону врага» через границу в Белгородской области. Житель Ростова-на-Дону Константин Середа, по данным регионального УФСБ, получил 4 года — якобы он дома в Ростовской области расклеивал листовки, стикеры и делал надписи с агитацией за вступление в ВСУ, а затем в Белгородской области ежедневно приобретал железнодорожные билеты на вокзале на разные направления. Москвич Сергей Глушенков получил 4,5 года — он, якобы «являясь убежденным националистом», обошел пешком несколько приграничных населенных пунктов в Белгородской области.
  • В марте суд в Астрахани приговорил к 6 годам колонии строгого режима за «приготовление» к переходу на сторону врага жителя Петрозаводска. Он был задержан на границе России и Казахстана и якобы собирался перебраться в Украину и воевать на ее стороне. А суд в Твери в том же месяце приговорил к 6-летнему сроку местного жителя — сотрудники УФСБ задержали его на вокзале на станции Тверь якобы при попытке выехать в сторону российско-украинской границы. В рюкзаке у него, как утверждали силовики, обнаружили «элементы военной экипировки» и аптечку.
  • В январе Верховный суд Крыма приговорил двух петербуржцев, якобы завербованных через интернет неким «добровольческим воинским подразделением» и затем пытавшихся попасть в Украину через Крым. Один петербуржец, согласно обвинению, пытался добраться до Одессы вплавь в гидрокостюме и ластах и 8 августа был задержан в Черном море сторожевым кораблем. Его осудили на 6 лет за приготовление к госизмене и покушение на незаконное пересечение границы. Второй петербуржец был задержан в Симферополе и сначала получил 5,5 лет колонии строгого режима с принудительным амбулаторным лечением у психиатра. Апелляционный суд этот приговор отменил, но вынес новый обвинительный приговор — наказание по нему не обнародовано. Би-би-си направила запрос в суд.

В 2022 году суды выносили аналогичные приговоры пытавшимся уехать из страны россиянам по другой — не «шпионской» — статье 208 УК РФ об «участии в военных действиях» в Украине против России. Такой приговор вынес в декабре и даже опубликовал Красноярский суд. По этому приговору житель Красноярска Сергей Улукшонов получил 4,5 года. Суд признал, что он хотел вступить в состав батальона имени «Кастуся Калиновского» или в легион «Свобода России» (признан террористической организацией и запрещен в России) и после начала войны добрался до Беларуси, откуда звонил по телефону в СБУ. В апреле 2022 года его задержали белорусские пограничники и передали ФСБ, после чего он подписал явку с повинной. Шесть аналогичных приговоров вынес и суд в Брянске.

Суды вменяли 208-ю статью тем, кого задерживали по делу о «попытке перехода» до 14 июля, тогда это госизменой еще не считалось. Но тех, кого задержали позже, ФСБ обвиняла уже в «госизмене» — и в 2023 году суды стали приговаривать этих людей к более длинным срокам.