Провал «американской тактики» или нехватка времени и сил? Почему ВСУ до сих пор не прорвали российскую оборону

Украинские солдаты на учениях

Автор фото, Anadolu Agency

Подпись к фото, Украинское наступление продолжается, хотя его невысокие темпы, кажется, стали неожиданностью для многих
  • Автор, Павел Аксенов
  • Должность, Русская служба Би-би-си

Комментарии в западной прессе последних событий на фронте в Украине исполнены разочарования. Наступление, о котором так много говорили в течение долгих месяцев, не принесло быстрой победы украинской армии. Вместо ожидавшегося прорыва ВСУ с боем отвоевывает каждый километр своей земли в Запорожской и Донецкой областях и обороняется в Луганской области, где российская армия пытается наступать — впрочем, тоже без особого успеха. Почему так получается?

За последние дни ВСУ смогли добиться некоторых успехов, в частности, в понедельник стало известно об освобождении еще одного села — Урожайного, что подтвердили и российские источники среди военкоров. Тем не менее это продвижение не очень похоже на те стремительные прорывы, которых, возможно, ожидали от ВСУ многие журналисты, эксперты и их аудитория во многих странах.

В западной прессе в последние недели публикуется много аналитических материалов, авторы и комментаторы которых пытаются осмыслить происходящее на фронте, понять причины и возможные следствия.

Среди причин такого положения на фронте эксперты называют хорошо подготовленную оборону российской армии, недостаточную подготовку украинских войск, нехватку в ВСУ определенных типов вооружений, а также сопоставимые размеры двух армий, то есть отсутствие у ВСУ численного преимущества.

При этом, как отмечает большинство, у украинской армии все еще есть возможность добиться успеха, поскольку она сохранила резервы. Их можно задействовать после того, как будет прорвана оборона.

Третий этап

Военные эксперты называют нынешнее состояние фронта «третьим этапом» украинского наступления на юге в Запорожской области и в Донецкой области на востоке.

На первом этапе ВСУ попытались широко использовать бронетехнику, чтобы пробить российскую оборону, однако столкнулись с упорным сопротивлением, которое осложнилось многочисленными минными полями, применением вертолетов и артиллерии. Быстрого прорыва российской обороны не получилось.

Украинская артиллерия

Автор фото, Anadolu Agency

Подпись к фото, После неудачной попытки пробить оборону с помощью тяжелой бронетехники ВСУ перешли к артиллерийским обстрелам
Пропустить Реклама подкастов и продолжить чтение.
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Реклама подкастов

В ходе второго этапа Украина сменила тактику, сделав упор на собственную артиллерию, которая стала изматывать российские части в обороне и заниматься контрбатарейной борьбой. Эта тактика оказалась возможной за счет большей дальности украинских орудий и большего количества и качества артиллерийских радаров, а также хорошо налаженной работе всех составляющих этой борьбы.

Иногда эксперты называют такие действия «формированием поля боя». Этот термин из западной военной науки означает комплекс мер, которые готовят успешное наступление. Например, удары по складам противника, нарушение коммуникаций, связи, подавление артиллерийских позиций и противовоздушной обороны. Общая цель такой подготовки — создать условия, в которых противник будет вынужден обороняться так, как это более выгодно наступающему.

Удары морских дронов по Крымскому мосту и обстрелы Чонгарского и Генического мостов высокоточными ракетами также вполне укладываются в эту концепцию — через аннексированный Крым по железной и автомобильным дорогам ведется снабжение российской группировки на юге украинского фронта.

В третьей части, о которой в прессе заговорили в самом конце июля, украинцы опять активизировали наступательные действия.

Пока эта активизация меньше всего похожа на прорыв фронта и наступление с решительными целями, которое предрекали в течение многих недель зимой и весной сторонники Украины и даже ее противники.

Несмотря на усилившийся натиск, ввод в действие украинских резервов, мобильных боевых действий, наступления с решительными целями на фронте не видно. Более того, в Луганской области наступать пытается уже российская армия, правда, также медленно и безуспешно.

Победа как цель

При этом Украине нужна победа на фронте по целому ряду причин.

Во-первых, освобождение всех оккупированных с 2014 года территорий — официально объявленная Киевом цель войны. Во-вторых, и об этом много говорилось до начала наступления, успех летней кампании определит отношение Запада к Украине, от него может зависеть поддержка, политическая и материальная.

«Как по политическим, так и по стратегическим причинам от контрнаступления ждут значительных прорывов на поле боя. Однако до сих пор продвижение было трудным, и это увеличивает вероятность того, что война может продлиться по крайней мере до конца следующего года. Если это произойдет, сложное уравнение, лежащее в основе всего конфликта, включающее способность Украины сопротивляться, готовность Америки предоставить многомиллиардные пакеты помощи и согласие Путина на массовые потери, станет еще более сложным», — пишет польская газета Rzeczpospolita.

Украинские солдаты во время обучения на фронте

Автор фото, Anadolu Agency

Подпись к фото, Обучение новых бригад продолжается на фронте

Вряд ли украинское командование не видело этих недостатков своей армии — об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что начало наступления много раз откладывалось.

Как полагает израильский военный эксперт Давид Гендельман, Украина оказалась в положении, когда затягивание войны работает против нее.

«Для Украины это крайне невыгодно: миллионы беженцев, ракетно-авиационные удары по всей территории, разрушение экономики и неясные перспективы для государства в целом. Единственный способ сломать эту тенденцию — это наступление, которое в случае своего успеха может изменить стратегическую ситуацию на фронте, это нужно как для продолжения войны, так и для улучшения позиции на возможных переговорах», — объяснил он в интервью Би-би-си.

Так в чем же причина того, что ВСУ пока не смогли добиться значительных успехов?

Очевидное направление

Главная причина, о которой пишут и украинские, и российские, и западные комментаторы, — это хорошо подготовленная оборона, которая состоит из нескольких рубежей, предполья, включает в себя минные поля, опорные пункты, окопы, бункеры и прочие элементы полевой фортификации.

Все это Россия возвела за несколько месяцев, в течение которых Украина готовилась к наступлению. Направление удара украинской армии было слишком очевидным.

То, что наступление, вероятнее всего, будет происходить в Запорожской области в сторону побережья Азовского моря, обсуждалось еще зимой. Эта цель была настолько понятной, что многие считали, что в результате удар будет нанесен в другом, неожиданном для России месте.

В случае успеха на этом направлении ВСУ сможет рассечь группировку ВС РФ на две части, осложнив положение российских войск на левом берегу Днепра в Херсонской области, и, вероятно, заставит их отступить в Крым. И в Москве это хорошо понимали.

В декабре 2022 года, как выяснила Русская служба Би-би-си, Россия уже активно возводила укрепления в Запорожской области, поставляя туда бетонные надолбы.

Оборона и наступление

Сами по себе укрепления и заграждения, включая минные поля, не могут остановить наступающие войска. Они лишь задерживают наступающих. Для преодоления заграждений и разминирования существуют различные инженерные машины, специальные подразделения, которые занимаются инженерной разведкой местности перед наступлением, а потом в ходе него помогают войскам преодолевать их.

Украинские военные на учениях

Автор фото, Anadolu Agency

Подпись к фото, Украинские военные на учениях

Поэтому любые инженерные заграждения действенны лишь тогда, когда за ними находятся войска — пехота, бронетехника, артиллерия, авиация, а также свои инженерные части — минные поля можно поставить заранее, а можно выставлять буквально перед наступающими силами, в том числе и дистанционно.

Кроме того, оборона обычно организуется в несколько рубежей, между которыми могут быть расстояния в несколько километров. Поэтому, даже прорвав один рубеж, наступающие части будут должны точно так же пробивать следующий.

Именно с такой обороной и столкнулись украинские части в Запорожской области.

После того как выяснилось, что пробить российскую оборону трудно, украинцы, как говорят многочисленные комментаторы, перешли к тактике поражения российских сил при помощи артиллерии.

Смысл смены тактики в том, что поскольку именно войска являются основной силой, обеспечивающей устойчивость обороны, то и ослабить надо в первую очередь их, а уж с заграждениями потом справиться будет легче.

Российские солдаты

Автор фото, Yevgeny Yepanchintsev/TASS

Подпись к фото, Российская армия смогла увеличить плотность боевых порядков на фронте за счет мобилизации

В ходе наступления такого рода каждая из сторон использует широкий набор сил и средств.

Например, инженерная техника и саперы, которые занимаются расчисткой подходов к позициям обороняющихся, подвергаются обстрелу артиллерии. С ней, в свою очередь, лучше всего справляется авиация наступающих войск.

Против вертолетов и самолетов используются системы армейской ПВО ближнего радиуса и своя авиация. С ПВО, в свою очередь, может эффективно бороться реактивная и ствольная артиллерия наступающих, а против них — авиация и батареи обороняющейся стороны, у которой есть и свои инженеры, которые стараются установить новые минные поля.

Даже на уровне средств поддержки это очень сложные комбинации. А в боях участвуют еще и основные силы — пехота и бронетехника.

В совокупности это все называется общевойсковым боем.

Эффективность каждой из сторон в нем определяется не только набором сил и средств, но также подготовкой войск, начиная с каждого военнослужащего и заканчивая большими формированиями. Эта подготовка, умение действовать в тесной связи с другими участниками боя, называется боевым слаживанием.

Западные военные эксперты, которые анализируют действия украинских сил, считают, что по нескольким причинам у ударных частей ВСУ с этим слаживанием есть проблемы.

Почему не работает «американская тактика»?

В начале августа американская газета New York Times опубликовала аналитический материал, в котором говорится, что украинские войска, подготовленные для наступления, отрабатывали приемы ведения боя на западных полигонах под руководством западных инструкторов, но у них не было достаточно времени, чтобы научиться действовать слаженно в рамках общевойскового боя.

Российские мобилизованные отправляются на фронт

Автор фото, Yevgeny Yepanchintsev/TASS

Подпись к фото, Российские мобилизованные отправляются на фронт

«Должностные лица администрации Байдена надеялись, что девять обученных на Западе бригад общей численностью около 36 000 военнослужащих продемонстрируют, что американский способ ведения войны превосходит российский. В то время как у русских жестко централизованная структура командования, американцы научили украинцев давать старшим рядовым солдатам возможность быстро принимать решения на поле боя и применять общевойсковую тактику — синхронизированные атаки пехоты, танков и артиллерии», — говорится в материале.

Это признают и американские военные. Пресс-секретарь Пентагона бригадный генерал ВВС Пэт Райдер на брифинге 10 августа сказал, что у ВСУ просто не было времени, чтобы освоить «американскую» тактику.

«Украина как бы возвращается к такому стилю ведения войны, который они уже давно [знают]… И даже продолжают сейчас… В котором у них есть много опыта, это такой упор на использование тяжелой артиллерии в советском стиле. И я хочу спросить, оглядываясь назад, неужели можно было ожидать от них мастерского умения вести маневренную войну, которое в США оттачивали десятилетиями, учитывая, как мало у них было времени на подготовку?», — спросил он журналистов.

Американская тактика общевойскового боя, о которой говорят эксперты и военные, на самом деле принципиально не сильно отличается от советской. Современная война на сухопутном театре, прежде всего, подразумевает маневр.

Американские солдаты на учениях

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото, Американская тактика принципиально не сильно отличается от российской/советской, ее основа — маневр

Но если говорить о каких-то обобщенных принципах, то преимуществами советской школы общевойскового боя будут маневр, натиск, концентрация сил на ключевом направлении, массированная артиллерийская поддержка, скрытность развертывания и большая глубина операции.

Американскую тактику можно описать в таких терминах: координация всех участников боя, ситуационная осведомленность и свобода принятия решений на всех уровнях командования, а также авиационная поддержка и изоляция поля боя.

Боевое слаживание на самом деле важно для любой тактики общевойскового боя, поскольку «синхронизированные атаки танков, пехоты и артиллерии», о которых говорится в материале NYT, лежат в основе действий сухопутных сил большинства стран, включая Украину, США и Россию.

Нехватка времени

Вопрос тут скорее не в качественном оснащении армии, а в уровне подготовки.

Как написали в статье, опубликованной в журнале Economist, военные эксперты Франц Стефан Гади и Майкл Кофман, тактику маневренной войны украинские войска вполне освоили на более низких уровнях, но выше батальона начались проблемы.

«Хотя Украина может проводить общевойсковые штурмовые операции на уровне взвода, это начинает разваливаться при попытке масштабирования до уровня роты или батальона», — говорится в материале.

Один из авторов — Майкл Кофман — побывал в Украине и свои выводы основывает на наблюдениях, сделанных там.

Его мнение иллюстрирует и статья, опубликованная в американском военном онлайн-издании Defensenews еще в феврале 2023 года. В этом материале говорилось о том, как американские инструкторы готовили в тот момент украинских военных на полигоне в Германии.

Подпись к видео, Истребители для Украины: разговор с пилотами F-16 и Gripen

«Приблизительно 635 украинцев прошли примерно пятинедельный курс обучения, который включал основные боевые задачи, такие как стрельба, медицинская подготовка, обучение на уровне отделения, взвода и роты, а также батальонные боевые учения», — цитировало издание спикера Минобороны США генерала Пэта Райдера.

В июльской статье Майкл Кофман сделал вывод, который следует также и из этих предпосылок: боевое слаживание работает на уровне максимум батальона, а подготовка продолжалась всего пять недель, включая индивидуальные тренировки, чего явно не хватило для полноценной готовности к наступлению.

Тот факт, что ВСУ перешли на каком-то этапе к подавлению российской обороны артиллерией, свидетельствует скорее о невозможности действовать по-другому из-за нехватки сил и средств, чем о предпочтении какой-то особенной тактики.

«Бог на стороне больших батальонов»

Успехи российской армии в обороне, которые измеряются, собственно, тем, что она не была прорвана на большую глубину, в значительной степени определяются тем, что российская армия смогла увеличить плотность боевых порядков на фронте и создать резервы.

Существует убеждение, что наступающая сторона должна превосходить противника в живой силе и технике в три раза. Это соотношение довольно условное, оно берется за основу, поскольку считается, что наступающая сторона несет потери в три раза больше, чем обороняющаяся. На самом деле бывает по-разному.

Как выразился Давид Гендельман в интервью Би-би-си, «несмотря на революцию в военном деле и так далее, Бог по-прежнему на стороне больших батальонов», и командование российской армией убедилось в этом после украинского наступления под Изюмом осенью 2022 года. Тогда главной причиной успешного прорыва российской обороны стала нехватка личного состава на фронте.

«Российская армия вообще исторически не привыкла воевать в условиях численного превосходства противника, и это положение надо было исправлять. Поэтому была проведена частичная мобилизация резерва, и российская группировка выросла в два раза, с 200 до 400 тысяч человек. Это еще тоже не идеальное количество, но это большой скачок. И именно это сейчас первостепенное и главное отличие от прошлогодней обстановки», — сказал он.

По его мнению, если бы возведенные укрепления не обороняло столько людей, то оборона уже была бы прорвана.

«То, что ВС РФ показывают себя сейчас гораздо лучше, чем при харьковском прорыве, по двум ключевым факторам — стойкость войск под огнем и устойчивость боевого управления, тоже помимо накопления боевого опыта и умения происходит с опорой именно на количество: благодаря количеству есть возможность купировать потери и подпирать оборону резервами», — считает Гендельман.

Средства войны

Некоторые составляющие «американской тактики», например, ситуационная осведомленность, то есть максимально полная информация о состоянии войск противника и собственных сил, а также свобода принятия решения на низших уровнях командования, по мнению экспертов, были сильными сторонами ВСУ с самого начала вторжения в феврале 2022 года и остаются таковыми до сих пор.

Украинские танкисты учатся воевать на Challenger II

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото, Украинские экипажи научились воевать на новой технике, но научились ли остальные украинские военные взаимодействовать с ними?

Этому способствовала и подготовка украинской армии, которую тренировали западные инструкторы начиная с 2014 года, и оснащение современной связью — как отмечают многие пророссийские военные блогеры и эксперты, ВСУ гораздо лучше оснащена цифровыми радиостанциями и прочими системами, которые повышают осведомленность и значительно ускоряют процесс принятия решений.

Еще одним техническим преимуществом ВСУ являются артиллерийские радары, которые позволяют украинцам более успешно вести контрбатарейную борьбу — бороться с российской артиллерией.

Однако армия — это не набор компонентов, а система, в которой взаимодействие и координация между составляющими значат гораздо больше, чем высокие характеристики отдельных звеньев.

Поэтому те преимущества, которые есть у украинской армии, не могут компенсировать дисбаланс, возникающий из-за слабых звеньев.

Во-первых, это острая нехватка авиации. Несмотря на то, что у Украины остаются боевые самолеты, масштабной авиационной поддержкой назвать это трудно.

Отчасти из-за отсутствия у ВСУ вертолетов и самолетов российские войска смогли успешно применять ударные вертолеты, которые могут поражать украинскую бронетехнику с дистанции, которая превышает дальность действия украинских ПЗРК.

Кроме того, самолет, боевая нагрузка которого больше, чем залп артиллерийской батареи, и который способен применять вооружение более оперативно — очень эффективное средство борьбы с артиллерией.

Однако этот недостаток Украина вряд ли сможет компенсировать в ближайшем будущем — обучение пилотов на западных истребителях только начинается, а решение о поставках этих боевых машин пока не принято. О том, что ВС ВСУ нужны истребители F-16, в Киеве говорили еще год назад.

В любом случае переобучение летчиков на те же американские F-16 займет несколько месяцев.

Во-вторых, в наступлении проявилось недостаточное количество инженерной техники, которая всегда несет большие потери при преодолении инженерных заграждений — минных полей и препятствий.

Инженерная техника, включая машины разграждения, ремонтно-эвакуационные, специальные средства разминирования, фигурировали в западных поставках в течение последних месяцев, но этих средств, вероятно, все равно не хватило.

Поскольку армия — это система, в которой все звенья одинаково важны и еще более важно взаимодействие между всеми составляющими, то все эти недостатки невозможно компенсировать другими достоинствами.

Западная техника

Одним из преимуществ ВСУ, о котором много говорили в последние месяцы, стали западные вооружения и военная техника. Однако это преимущество в определенном смысле стало и недостатком.

С одной стороны, многие системы, которые поставлялись и поставляются в Украину, были либо разработаны сравнительно недавно, либо модернизированы до вполне современного уровня, и они превосходят те образцы, которые стояли на вооружении ВСУ до начала российского вторжения.

Например, Украина получила британские танки Challenger II, которые были приняты на вооружение в конце 1990-х годов. Германские танки Leopard 2A6 — модернизированная версия машины, которая соответствует всем современным требованиям. Среди других современных средств — шведская БМП CV90, американские бронемашины Stryker и Bradley и многие другие.

Многие из этих систем превосходят по тактико-техническим характеристикам аналогичные российские, но их достоинства становятся и недостатком.

Дело в том, что освоение техники экипажем требует времени. Любая боевая машина используется в бою, где порой все решают даже не секунды, а доли секунд, и поэтому экипаж должен уметь управлять ей на уровне рефлексов.

После начала вторжения западные партнеры Украины старались передавать ей системы вооружений советского образца — в этом случае не нужно было тратить время на обучение экипажей, хорошо знакомых с такой техникой. Однако со временем запасы доступных Т-72, БМП и других машин стали иссякать.

Танки другой войны

Помимо того что украинским экипажам пришлось осваивать малознакомые боевые машины, с ними должны были научиться работать и другие военные — пехотинцы, артиллеристы, инженеры. То есть отрабатывать то самое боевое слаживание.

То, что западные танки, бронетранспортеры и БМП были созданы для другой тактики, не могло не сказаться на качестве этого слаживания.

Как рассказал Би-би-си украинский эксперт в области бронетехники Андрей Тарасенко, бронетехника советского образца (а многие современные российские системы, такие как Т-90 и БМП-3, представляют собой ее развитие) создавалась для совершенно иной тактики, нежели западные системы.

По его словам, советская бронетехника создавалась в рамках технологической идеологии, которая уходит корнями в 1950-60 годы, когда Советский Союз готовился воевать в условиях ядерной войны — полномасштабной, либо с применением тактических ядерных боеприпасов.

«Все, что мы сейчас применяем — это машины, созданные в идеологии 1960-х годов, созданные по видению будущей войны. Мы видим акцент на противорадиационную защиту, машины, экипаж которых защищен от светового излучения при ядерном взрыве даже в ущерб обзорности, в них мало щелей и вырезов», — сказал он.

Российский эксперт, пожелавший остаться неназванным, рассказал, что советская и западная бронетехника разрабатывались для противостояния друг другу, и поэтому зачастую их характеристики прямо противоположны.

По его словам, западная бронетехника создавалась в расчете скорее на оборонительную войну, и поэтому машины более защищенные, тяжелые, их конструкция больше подходит для позиционных боев (оба эксперта обратили внимание на угол склонения пушек на западных танках, позволяющий стрелять из укрытия с обратной стороны холмов и высокую заднюю скорость).

При этом, как отметил российский эксперт, к советской (российской) технике при разработке предъявлялись «повышенные требования при преодолении переправ, включая переправы по дну и не самым прочным мостам, а из этого исходили по требованиям к стратегической переброске танков».

В общем, советская бронетехника (и ее дальнейшее развитие) отличалась легкостью и мобильностью, тогда как западные образцы создавались с большим упором на защищенность.

Это довольно разные концепции, и они не могли не сказаться на характере техники и ее боевом применении.

Правда, как отметил израильский эксперт Давид Гендельман, эта проблема в любом случае не такая острая, как общий уровень подготовки военных.

«На самом деле для большой части личного состава советская тактика и техника не более известны, чем западные, они не знали ни того, ни другого. Они просто не успели дообучиться вообще, а не конкретно на „западное“, им не хватило нескольких месяцев боевого слаживания. Полученная ими западная техника достаточно универсальна, чтобы действовать в различных видах боевого применения, а не только для некоей „западной“ тактики», — считает он.

Подпись к видео, Женщина-сержант ВСУ: «Если противники не станут мишенью для меня, я стану мишенью для них»

Еще одной проблемой, судя по публикациям и комментариям в прессе и соцсетях, стало то разнообразие систем, которые Запад поставлял и продолжает поставлять Украине. По информации проекта Oryx, на вооружении ВСУ стоят не менее девяти различных бронетранспортеров, более десятка БМП и около 10 типов танков.

Действительно, это может осложнить планирование и проведение операций, в которых каждый компонент должен быть связан с остальными, причем все, включая командование, должны учитывать характеристики и свойства участников боя. Например, быстро перебросить гусеничные машины за несколько десятков километров не получится, а колесная бронетехника может завязнуть в поле в распутицу.

Но все опрошенные Би-би-си эксперты отметили, что самой большой проблемой в этом разнообразии систем является то, что для каждого типа необходимо организовывать поставки запчастей, комплектующих, а зачастую и боеприпасов.

По словам Давида Гендельмана, «в любом случае на данном этапе это проблема нерешаемая, приходится работать с тем, что есть».

Что дальше?

Несмотря на пессимизм комментаторов в оценке результатов подготовки украинских войск перед наступлением, почти все они отмечают, что ВСУ все еще сохраняет возможность если не добиться решительного успеха, то отодвинуть линию фронта на большое расстояние.

В интервью каналу Александра Плющева Майкл Кофман сказал, что недостаточно подготовленные бригады ВСУ приобретают боевой опыт в боях, и их боеспособность повышается. Кроме того, помимо новых соединений, которым не хватает слаженности, на фронте действуют и опытные части.

По словам Давида Гендельмана, действия украинской армии на юге и востоке больше похожи не на быстрый прорыв в районе Харькова, а скорее на «выдавливание» войск с правого берега Днепра в районе Херсона.

«В каком-то смысле можно сказать, что это „не получился Харьков, попробуем Херсон“: постоянное давление с фронта с медленным прогрызанием и периодическим чередованием тактики мелких пехотных и более крупных механизированных подразделений, одновременно с постоянными ударами по тылам, логистике, с контрбатарейной борьбой и игрой на накопление потерь и втягивание резервов», — сказал он.

При этом украинские удары ракетами по коммуникациям, в частности, по мостам, которые соединяют Крым с материком, как раз укладываются в американскую тактику изолирования театра военных действий.

«Благодаря увеличению группировки у ВС РФ много сил на юге, но большая часть резервов либо уже введена в бой, либо развернута в полосе обороны, а ВСУ значительную часть резервов в дело еще не ввели. Поэтому несмотря на все недостатки в подготовке и матчасти и понесенные потери у ВСУ все еще есть теоретический шанс рано или поздно пробить стену российской обороны», — считает израильский эксперт.

Баннер рассылки

Подпишитесь на нашу имейл-рассылку и каждый вечер с понедельника по пятницу вы будете получать самые основные новости за день, а также контекст, который поможет вам разобраться в происходящем.

Линейка