«Центр держится». Несмотря на успехи правых партий, центристы сохранили большинство в Европарламенте

Сторонники французской ультраправой партии «Национальное объединение» празднуют победу

Автор фото, Reuters

Подпись к фото, Сторонники французской ультраправой партии «Национальное объединение» празднуют победу
  • Автор, Михаил Смотряев
  • Должность, Би-би-си

Ультраправые партии показали лучшие результаты за всю историю выборов в Европейский парламент, добившись значительных успехов во Франции, Германии и Италии и получив в общей сложности почти четверть депутатских мандатов. Но можно ли ожидать таких тектонических сдвигов в Европарламенте, как, например, появление мощного антиукраинского лобби?

Результаты выборов не замедлил прокомментировать пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, сказавший журналистам в понедельник: «Судя по всему, большинство будет проевропейским и проукраинским… И, безусловно, несмотря на то, что пока проевропейцы сохраняют свои ведущие, лидирующие позиции, но со временем, судя по всему, правые партии будут наступать им на пятки».

Разумеется, в Кремле небеспристрастно следили за выборами в Европарламент. Более того, в некоторых европейских странах Россию обвиняют во вмешательстве в эти выборы и поддержке ультраправых партий.

«По данным нашей разведки, цель Москвы предельно ясна. Она состоит в том, чтобы помочь избрать в Европарламент как можно больше пророссийских кандидатов и укрепить в этом институте некие пророссийские нарративы», — заявил незадолго до выборов премьер-министр Бельгии Александр де Кроо.

Очевидно, что расклад сил в парламенте по сравнению с прошлым созывом изменится. Вопрос в том, насколько.

Окончательные результаты голосования станут известны к вечеру понедельника, но уже понятно, что центристские блоки сохранят большинство: по предварительным данным, правоцентристская Европейская народная партия получит примерно 190 мест, социалисты и демократы останутся на втором месте с 135 местами, а либеральная группа Renew с 80 местами сохранит за собой третье место.

По ходу подсчета голосов эти цифры будут немного меняться, но можно с уверенностью утверждать, что в целом центристские партии сохранили свои позиции.

В то же время можно говорить и о победе правых и ультраправых партий — особенно если принять во внимание их достижения по сравнению с последними выборами в Европарламент в 2019 году.

Правый марш

Самую яркую победу одержало «Национальное объединение» Марин Ле Пен, получившее 30 из 81 места, закрепленного за Францией в Европейском парламенте. Это вдвое больше числа голосов, поданных за либеральную коалицию Renew президента Эммануэля Макрона. В своем комментарии Financial Times назвала результаты голосования во Франции «политической бойней».

«Братья Италии» премьер-министра Италии Джорджи Мелони получили 24 места и увеличили свое представительство в Европарламенте. За эту правую партию отдали голоса почти 29% избирателей, и этот результат закрепил позиции Мелони как доминирующей фигуры в ее правящей коалиции и поможет на переговорах с другими европейскими лидерами.

Подписывайтесь на наши соцсети и рассылку
Пропустить Реклама подкастов и продолжить чтение.
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Реклама подкастов

В Германии ультраправая «Альтернатива для Германии» обошла все три партии, входившие в коалицию Шольца, и заняла второе место после консервативной оппозиции ХДС-ХСС, получив 15 мест в Европарламенте. Несмотря на недавние скандалы, АдГ набрала 15,6% голосов — это один из лучших результатов на общенациональных выборах, хотя и меньше, чем предсказанные январскими опросами 22%.

Согласно данным экзит-поллов, ультраконсервативные и националистические партии также победили или добились значительных успехов в Австрии, Греции и Нидерландах, где ультраправая Партия свободы Герта Вилдерса сумела добыть шесть мест в Европарламенте.

Ультраправые также добились успеха в Испании, а на Кипре ультраправая партия ELAM впервые в истории получила место в парламенте.

Понятно, что успехи одних партий означают неудачи других. На нынешних выборах очевидные проигравшие — это «зеленые».

Рост поддержки «зеленых» на волне экологического энтузиазма оказался недолгим. В новом составе Европарламента они получат чуть больше 50 мест — в парламенте прошлого созыва у «зеленых» был 71 мандат.

Зеленый флаг

Автор фото, Reuters

Подпись к фото, «Зеленым» на этих выборах особо похвастаться нечем

Самые тяжелые потери они понесли в крупнейших странах-членах ЕС, в частности — в Германии, где «зеленые» входят в коалиционное правительство, предлагающее непопулярные законы.

Помимо крупного поражения во Франции, либеральная группа Renew понесла значительные потери в Германии и Испании, и в результате ее представительство в Европарламенте сократилось примерно на 20 депутатов. Она удержалась на третьем месте благодаря росту поддержки в таких странах, как Словакия.

«Центр держится»

Однако центристские партии сохранили большинство в новом парламенте.

Правоцентристская Европейская народная партия станет крупнейшей политической силой в новом составе Европарламента. Ей удалось провести шесть новых депутатов, разные оценки дают ей от 184 до 191 места.

В Польше центристская Гражданская коалиция премьер-министра Дональда Туска, входящая в ЕНП, выигрывает у консерваторов из «Права и справедливости». В Испании правоцентристская Народная партия, также входящая в ЕНП, вышла на первое место, опередив партию премьер-министра-социалиста Педро Санчеса.

Левоцентристские социалисты и демократы станут вторым по величине политическим блоком, хотя они потеряли четырех законодателей и в итоге, согласно экзит-поллам, могут рассчитывать на 135 мест.

По предварительным данным, проевропейские правоцентристские, левоцентристские, либеральные и «зеленые» партии сохранят большинство в 460 мест в 720-местном парламенте, хотя оно и будет немного меньше, чем 488 в парламенте предыдущего созыва, в котором заседали 705 депутатов.

«В центре по-прежнему большинство за сильную Европу. Центр держится», — заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен после подведения предварительных итогов. «Мы все заинтересованы в стабильности», — добавила она, обращаясь к другим центристским партиям с призывом поддержать ее на второй срок на посту председателя комиссии.

Урсула фон дер Ляйен

Автор фото, Reuters

Подпись к фото, Поддержку лидеров стран ЕС Урсула фон дер Ляйен, скорее всего, получит. А в Европарламенте нового созыва это может оказаться не так просто...

У самой фон дер Ляйен тоже не все гладко: она остается главным претендентом на пост главы Еврокомиссии (ее выдвигает Европейская народная партия), но для победы ей необходимо «квалифицированное большинство» из 27 голосов лидеров стран Европейского союза и минимум 361 голос европарламентариев.

В 2019 году она с трудом преодолела этот барьер, набрав всего на девять голосов больше, чем нужно, несмотря на то, что ЕНП была самой большой группой в Европарламенте и ее также поддержали социалисты и либералы — вторая и третья по величине фракции.

Однако размер ее традиционной коалиции вызывает опасения. ЕНП, социалисты и демократы и Renew получат примерно 403 места. С одной стороны, это больше необходимого ей 361 голоса, с другой — на таких голосованиях исторически примерно 10% депутатов голосует против, а это означает, что фон дер Ляйен нужны новые друзья.

В 2019 году около 100 евродепутатов от ЕНП, левоцентристской и либеральной коалиции не голосовали за фон дер Ляйен. Тогда она получила необходимые ей голоса от правых польских депутатов, но в этот раз на их поддержку рассчитывать не приходится.

Чтобы обеспечить себе поддержку в парламенте, фон дер Ляйен намекнула, что готова сотрудничать по важным вопросам с Европейской партией консерваторов и реформистов, объединяющей евроскептиков — итальянских «Братьев», испанскую партию Vox и польское «Право и справедливость».

Поскольку евродепутаты не могут сами предлагать новые законы, а лишь вносят в них поправки и голосуют по готовым проектам, такое сотрудничество может, по мнению дипломатов, сместить вправо политику ЕС еще на этапе подготовки законопроектов — именно этим и занимается Еврокомиссия.

Но заигрывая с ЕКР, фон дер Ляйен рискует растерять поддержку своих обычных союзников: социалисты, либералы и «зеленые» заявили, что не поддержат ее кандидатуру, если она будет сотрудничать с правыми.

Смогут ли правые радикально изменить баланс сил?

Сдвиг вправо в Европейском парламенте способен затруднить принятие новых законов, которые могут потребоваться для решения проблем безопасности, последствий изменения климата или промышленной конкуренции с Китаем и США.

Однако насколько влиятельными окажутся вновь прибывшие в Европарламент правые и ультраправые партии — пока непонятно. Большинство правых депутатов входят в две разные парламентские фракции — ЕКР и «Идентичность и демократия», но есть и те, кто, кто не входит ни в одну из них. К тому же в этом созыве Европарламента появится около полусотни новых депутатов, и к каким фракциям они присоединятся, если сделают это вообще — вопрос открытый.

Кроме того, отношения между некоторыми правыми партиями отнюдь не безоблачные. Например, в конце мая «Национальное объединение» Марин Ле Пен объявило, что больше не будет заседать вместе с депутатами от АдГ в Европарламенте. Ле Пен заявила, что ее партия должна разорвать отношения с АдГ, ставшей, по ее словам, слишком токсичным союзником, и обвинила «Альтернативу» в том, что та потеряла управление и находится в подчинении у радикальных элементов внутри партии.

В определенной мере успех правых объясняется тем, что они постепенно сглаживают риторику, отказываясь от наиболее одиозных заявлений и пытаясь попасть в рамки политического мейнстрима, что обеспечивает более широкую электоральную поддержку, но отношений между отдельными партиями не улучшает.

Но в некоторых вопросах даже у крупных правых фракций в Европарламенте существуют значительные разногласия. Например, Ле Пен критикует европейские институты, а итальянский премьер Джорджа Мелони, наоборот, стремится максимально усилить влияние Италии, сотрудничая с институтами ЕС, а не борясь с ними.

«Идентичность и демократия» выступает против усиления оборонной интеграции, а ЕКР устами сопредседателя группы Никола Прокаччини даже призвали к созданию общеевропейской армии.

То же касается и поддержки Украины. Аналитики полагают, что даже несмотря на пророссийскую позицию отдельных депутатов, сформировать в Европарламенте мощное антиукраинское лобби вряд ли получится — у разных партий слишком разные взгляды на многие ключевые вопросы. Однако в целом снижение уровня поддержки Киева, по мнению ряда обозревателей, вполне возможно.

С учетом поражения «зеленых» и продолжающихся уже почти год протестов европейских фермеров можно предположить, что амбициозные планы Еврокомиссии по борьбе с изменениями климата теперь придется по меньшей мере пересмотреть. Любопытно и то, что многие малые партии ультраправого толка своим успехом на выборах обязаны молодежи — то есть как раз той части общества, которая наиболее активно поддерживает борьбу с изменением климата.

Подводя итог, можно предположить, что фундаментальных перемен в общеевропейской политике пока не предвидится. Политические изменения в отдельных странах (в частности, возможный проигрыш Эммануэля Макрона на досрочных национальных выборах, которые он назначил после поражения на выборах европейских) — другой вопрос.