"Марш смерти". Как девять отважных женщин помогли друг другу спастись весной 1945-го

  • Люси Уоллис
  • Би-би-си

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, Martine Fourcaut

Подпись к фото,

Элен Подляски

Когда твоя бабушка за обедом вдруг рассказывает, как в 1945-м сумела бежать из нацистского концлагеря вместе с восемью другими участницами Сопротивления, поневоле хочется узнать об этом больше. Писательница Гвен Штраус решила пройти по следам героических женщин, восстановить ход событий и сделать всё, чтобы сохранить для потомков память о произошедшем более 75 лет назад.

Дело было в 2002 году. Гвен Штраус обедала со своей 83-летней двоюродной бабушкой Элен Подляски. Элен была француженкой, Гвен, американская писательница, тоже жила во Франции.

Гвен лишь в общих чертах знала, что бабушка участвовала во французском Сопротивлении. Старушка ничего про это не рассказывала, а тут вдруг разговорилась.

И Гвен услышала драматическую историю об аресте, пытках в гестапо и нацистском концлагере.

В самом конце войны заключенных, среди которых была Элен Подляски, построили в колонну и куда-то повели. Они были уверены, что их гонят на казнь.

"А потом мне и моим подругам удалось бежать", - лаконично закончила пожилая дама.

Внучка была потрясена.

"Нередко случается, что выжившие узники молчат годами, либо рассказывают о пережитом посторонним людям, а не близким, - говорит она. - Но жизнь бабушки близилась к концу, и ей, наверное, захотелось со мной поделиться".

Гвен захотелось узнать больше - прежде всего о подругах бабушки по счастливому избавлению. Результатом стала книга под названием "Девять".

Автор фото, Swedish Red Cross

Подпись к фото,

Узницы концлагеря Равенсбрюк (архивное фото шведского Красного Креста)

Молодые подпольщицы

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

24-летняя Элен Подляски была связной Сопротивления на северо-востоке Франции, ее конспиративное прозвище было "Кристин". Она имела инженерное образование и говорила на пяти языках, включая немецкий.

"В иерархии Сопротивления она стояла достаточно высоко, - рассказывает Гвен. - Больше года поддерживала связь между агентами и занималась приемом грузов, сбрасываемых на парашютах. Она была выдающейся личностью: элегантная, спокойная и волевая".

Перед отступлением из Франции в 1944 году гестаповцы решили напоследок рассчитаться со своими противниками и провели массовые аресты. Среди схваченных оказались Элен, ее школьная подруга и еще семь женщин, с которыми они познакомились позже.

22-летняя Сюзан Моде (подпольная кличка "Заза"), по рассказам Элен, была очень оптимистичной, доброй и щедрой. Она и ее жених Рене помогали молодым французам скрываться от отправки на работу в Германию. Их арестовали спустя месяц после свадьбы.

Подпись к фото,

На правом снимке вверху Зинка, далее по часовой стрелке - Николь, Жози и Заза

Самой видной фигурой в подполье была Николь Кларанс.

"Ей было всего 22, а она руководила сетью связников во всем парижском регионе, - рассказывает Гвен Штраус. - Это было очень опасно. Николь арестовали за три недели до освобождения Парижа, в августе 44-го, и отправили в Германию последним рейсом".

Одной из последних вывезли из Парижа и 29-летнюю Жаклин Обери дю Буле ("Джеки") - разведчицу Сопротивления и самую старшую в "девятке". Ее муж был военным и погиб во время скоротечной войны в 1940 году.

Жаклин воспитывали дядя и тетя, потому что ее отец-моряк почти всегда был в плавании.

"Когда он появлялся в доме, дочка ходила за ним по пятам и сама, так сказать, просолилась. Она употребляла матросские словечки, не стеснялась прямо говорить, что думает, вечно курила, разговаривала низким хриплым голосом и старалась казаться суровой".

Но за внешней оболочкой скрывалась верная и заботливая душа, говорит Гвен.

27-летняя Маделон Верстийнен ("Лон") и 23-летняя Гилеметте Денделс "("Джиджи") происходили из богатых нидерландских семей и были подругами. Они приехали в Париж для связи с местным подпольем и почти сразу угодили в гестапо.

"Гилеметте была физически крепкой, но очень кроткой и какой-то воздушной, а Маделон - девушкой с характером, из тех людей, которые стремятся всюду влезть и быть в центре событий", - описывает их Гвен Штраус.

Рене Лебон Шатнэ, миниатюрную кудрявую блондинку с маленькой щербинкой меж передних зубов, остальные звали "куколкой", но Гвен говорит о ней как о человеке исключительной храбрости. В подполье Рене имела кличку "Зинка". Она и ее муж укрывали сбитых над Францией британских летчиков.

После ареста Рене родила девочку, которую назвала в честь своего отечества - Франс, но пробыла с ней лишь 18 дней. Потом ребенка отняли, а мать этапировали в Германию.

Подпись к фото,

На правом снимке вверху Джеки, далее по часовой стрелке Лон, Мена и Джиджи

Была еще Ивонн ле Гийю ("Мена") - "девушка из рабочего класса, которая любила быть влюбленной". Среди подпольщиков, с которыми она сотрудничала в Париже, были голландцы, один из них стал ее парнем. На момент ареста ей исполнилось 22 года.

Самой юной из девяти была 20-летняя Жозефин Борданава ("Жози"), арестованная в Марселе. Она была испанкой, имела прекрасный голос и особенно любила петь маленьким детям, которые сразу переставали плакать.

Молодые женщины встретились и подружились в бараке женского концлагеря Равенсбрюк в 90 километрах севернее Берлина.

Зловещее место

Нацистская администрация уничтожила списки заключенных. Но по имеющимся данным, с мая 1939-го по апрель 1945 года через Равенсбрюк и его отделения прошли 133 тысячи "немок, опозоривших нацию", и участниц Сопротивления со всей Европы. Туда же весной 1940 года доставили германских коммунисток, выданных Москвой после заключения пакта Молотова-Риббентропа.

Около 50 тысяч узниц умерли от недоедания и болезней, 5-6 тысяч тех, кто больше не мог работать, расстреляли или умертвили в газовой камере, 86 стали жертвами медицинских опытов.

Часть надзирательниц отличалась патологическим садизмом. Им помогали охранники-мужчины с собаками и плетками. После войны 16 бывших сотрудников лагеря были казнены за участие в массовых убийствах.

По прибытии заключенных стригли наголо и выдавали полосатые робы и деревянные шлепанцы. Пища состояла из кипятка, в котором плавали куски картошки пополам с очистками, брюквенного кофе и 200 граммов хлеба в день.

Помогла дружба

Героини этой истории говорили, что их спасла дружба.

Условия были ужасными. Узниц били, во время обысков раздевали догола, в дождливые и морозные дни проверки нарочно растягивали на два-три часа.

Женщины завели "миску солидарности". Во время обеда каждая отливала в нее ложку баланды, и образовавшуюся дополнительную порцию отдавали самой обессилевшей.

Их постоянно терзал голод. Возник вопрос - говорить о еде или нет? Решили, что лучше говорить. Каждый вечер Николь, умевшая хорошо готовить, делилась рецептом жареных каштанов со сливками или мусса по-баварски с клубникой и вишневым ликером. Ее рецепты записывали на с трудом добытых клочках бумаги, и так образовалась кулинарная книга, которую Николь прятала в своем матрасе.

Автор фото, Droits Réservés

Подпись к фото,

Николь сумела сохранить импровизированную поваренную книгу

Через какое-то время их вместе с большой группой узниц перевели в филиал лагеря при заводе по выпуску фаустпатронов в Лейпциге. Элен рассказала внучатой племяннице, что они продолжали чувствовать себя бойцами и при всякой возможности вредили производству.

"Марши смерти"

27 апреля 1945 года охрана Равенсбрюка, оставив на месте 3,5 тысячи неспособных передвигаться, погнала больше 20 тысяч заключенных на запад. Что с ними намеревались сделать, осталось неизвестным. 29-30 апреля пешая колонна и сам лагерь были освобождены советскими войсками.

Всего за последние месяцы существования Третьего рейха таких "маршей смерти" из концлагерей было 52.

То же самое чуть раньше случилось с заключенными лейпцигского филиала. После того, как завод разбомбила союзная авиация, около пяти тысяч изможденных женщин в легкой одежде, со стертыми кровоточащими ногами повели куда-то в восточном направлении.

"Они были уверены, что либо умрут с голоду, либо всех перебьют, и надо бежать, - рассказывает Гвен Штраус со слов двоюродной бабушки. - Улучив момент, когда охрана отвлеклась, они прыгнули в придорожную канаву и притворились мертвыми. Трупы тогда лежали повсюду, так что хитрость сработала и колонна ушла дальше без них".

Десять дней женщины пробирались на запад, чтобы попасть к американцам. Джеки была больна дифтерией, Зинка - туберкулезом, Николь недавно оправилась после воспаления легких, а Элен страдала от хронической боли в тазобедренном суставе.

Гвен Штраус понадобились три поездки в Германию и воистину детективная работа, чтобы в точности воспроизвести их маршрут. Информацию приходилось черпать по крупицам из оставленных женщинами записок, интервью с их родными, военных архивов и у кинематографистов, ранее занимавшихся историей Маделон Верстийнен.

"Больше всего меня поразило, как медленно они продвигались - всего по 5-6 километров в день", - говорит она.

"Нужно было что-то есть и где-то спать. Элен и Маделон, свободно говорившие по-немецки, отправлялись на переговоры со старостой очередной деревни и просили какой-нибудь пищи и позволения переночевать в амбаре. Они понимали, что лучшая тактика - вести себя как можно естественнее и не выказывать страха. Хотя, конечно, все боялись, что их убьют или выдадут".

Автор фото, Jetske Spanjer & Ange Wieberdink

Подпись к фото,

Элен и Лон в 2008 году

Последним препятствием на пути стала река Мульде в Саксонии.

"Стоя на мосту через Мульде и глядя на воду, я не могла сдержать волнения", - говорит Гвен.

Когда женщины перебрались на ту сторону, Джеки едва дышала и просила оставить ее, но все сказали, что спасутся только вместе.

И вот наконец послышалось рычание джипа, машина остановилась, два американских солдата приветствовали спасенных и угостили их сигаретами.

Молчание и одиночество

В ходе своего расследования Гвен Штраус узнала и о том, как нелегко было ее героиням освоиться в послевоенной жизни.

Часть людей относилась к женщинам, прошедшим депортацию и лагеря, мягко выражаясь, неоднозначно. Они скоро поняли, что эту часть биографии им лучше не афишировать.

"Они плохо выглядели, при этом считалось, что в пребывании в лагере есть нечто постыдное. Они были очень одиноки", - говорит Гвен.

"Они так много пережили вместе, но потом пошли каждая своей дорогой и оказались среди людей, которые не очень-то стремились их выслушивать, а они стеснялись рассказывать. Бывших солдат лечат от посттравматического синдрома, но они не были военнослужащими".

"В списке выдающихся героев французского Сопротивления [составленном по распоряжению президента де Голля] значится 1038 человек, и среди них всего шесть женщин, четырех из которых на тот момент уже не было в живых. Это смехотворно мало, с учетом того, что мужчин и женщин в Сопротивлении было примерно поровну".

Участницы этой истории долго не виделись, за исключением Джиджи и Мены, которые остались близкими подругами и сделались крестными матерями детей друг друга.

"Те, кто еще оставался в живых, в последний раз собрались вместе примерно в то время, когда двоюродная бабушка поведала мне свою эпопею. Я бы сказала, запоздалое свидание", - говорит Гвен.

Что случилось с маленькой Франс?

Гвен разыскивала ее три года. "По чистой случайности я наконец нашла ее. Оказалось, что она живет на юге Франции относительно недалеко от меня. "Надо же, - сказала она при встрече, - я дожила до 70 лет и только теперь узнала столько нового о маме!"

Автор фото, France Lebon Châtenay Dubroeucq

Подпись к фото,

Франс Лебон Шатнэ Дюбрюк в 2019 году

"Зинка" Шатнэ после войны отыскала дочь, но тяжело болела туберкулезом, которым заразилась в лагере, перенесла несколько операций и часто не могла заниматься девочкой, отсылая ее к родственникам. Она умерла в 1978 году, так и не поведав дочери о своих приключениях.

"В лагере Зинка все время повторяла, что обязана вынести всё и спастись ради дочери, а дочь только от меня узнала, как важна она была для мамы и как помогла ей выжить", - говорит Гвен.

Элен Подляски скончалась в 2012 году в возрасте 93 лет. По словам внучатой племянницы, до самого конца случались минуты, когда было ясно, что прошлое продолжает ее преследовать.

"Женщины страдают от войны по-особому, мы даже не до конца понимаем, насколько сильно, - говорит Гвен Штраус. - Я хотела, чтобы все об этом узнали".