Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook

Ссылки для упрощенного доступа

Нравственный дефолт. Виталий Портников – о Сергее Кириенко


Путинское нападение на Украину стало временем ежедневных нравственных катастроф, и тот факт, что лицом российской оккупации в Мариуполе, Херсоне или Мелитополе стал первый заместитель главы администрации президента России Сергей Кириенко – конечно же, отнюдь не самая главная катастрофа. Не стоит и сравнивать фотографии переодевшегося в хаки Кириенко с кадрами российских злодеяний в Буче, уничтоженного бомбежками Мариуполя или разгона украинских демонстраций в Херсоне. И все же сам факт того, что Владимир Путин поручил "оформить" оккупацию и аннексию именно Кириенко, поучителен.

Эта история заставляет задуматься, а была ли в России "либеральная альтернатива" Путину (или Евгению Примакову) вообще, если лицом её был именно Кириенко? В отличие от многих моих российских коллег, которые познакомились с Кириенко, только когда он возглавил преддефолтное правительство Российской Федерации, и уж тем более в отличие от многих украинских коллег, заинтересовавшихся этой фигурой только сейчас, я слежу за карьерой организатора оккупации с первого дня его появления в российской столице.

Один из моих тогдашних приятелей оказался помощником Кириенко в то время, когда выходец из Нижнего Новгорода стал первым заместителем министра топлива и энергетики Российской Федерации, ещё в 1997 году. И этот приятель уверял меня, что Кириенко – тот самый человек, который выступает за куда более либеральные реформы, чем политики "гайдаровского призыва". И я поверил. Ведь политики "гайдаровского" призыва были – почти все как один, за исключением самого Егора Гайдара разве что, – из Санкт-Петербурга, это была команда даже не Гайдара, а Анатолия Чубайса. И уже тогда можно было утверждать, что они – "системные либералы", то есть люди, которые в своих реформаторских действиях всегда будут учитывать интересы Её Величества Номенклатуры. Кириенко был креатурой переместившегося в Москву, в правительство Виктора Черномырдина, бывшего нижегородского губернатора Бориса Немцова. Бориса я знал ещё с первого Съезда народных депутатов РСФСР и был уверен, что этот молодой яркий человек – искренний сторонник настоящих, а не косметических перемен. И раз уж он пригласил в столицу своего земляка, то это и есть именно тот реформатор, который России нужен.

Именно Кириенко стал лицом новой путинской оккупации

Но Кириенко уже тогда был никаким не реформатором. И даже не технократом никаким он не был. Он был, говоря языком Евгения Шварца, "лучшим учеником Дракона", готовым исполнять самые деликатные поручения той самой номенклатуры, которая к концу 1990-х превратилась в прочный союз бандитов и чекистов. Современную Россию создал во многом именно кириенковский дефолт, пусть мы тогда этого не могли осознать. Именно дефолт позволил отказаться от ненужных попутчиков приватизации, именно дефолт создал в обществе страх перед либеральными реформами, потому что можно остаться ни с чем, именно дефолт вернул в большую политику настоящих мастодонтов, всех этих Примаковых с Маслюковыми, а значит, расчистил дорогу Путину. Путину, сама невзрачная фигура которого могла казаться многим компромиссом между общественным ожиданием реванша и либеральной мечтой о реформах. Помните лозунг "Путина – в президенты, Кириенко – в Думу"? Стоит его сейчас переделать в "Путина – в президенты, Кириенко – в Мариуполь", как всё сразу же встанет на свои места.

Понимал ли в 1998 году Кириенко, какую именно задачу ему предстоит исполнить на посту главы правительства Российской Федерации? Интересно ли ему было такое понимание? По-моему, не очень. Кириенко из тех чиновников, которым не присуще понимание последствий, ему присуща готовность к исполнению задач. Это, конечно, можно назвать технократией, но только в том случае, если технократия – синоним не профессионализма, а бездушия. Именно это бездушие и оказалось востребовано в современной путинской России. Именно поэтому Кириенко и прогуливается по Мариуполю с радостной ухмылкой, будто по Ордынке, а не по кладбищу, созданному на месте процветавшего города его соотечественниками. Именно поэтому Кириенко, именно Кириенко, стал лицом новой путинской оккупации. Оккупации, которая не размышляет и даже не обличает, как соревнующиеся между собой в социальных сетях Дмитрий Медведев и Вячеслав Володин. И не ёрничает, как Сергей Лавров. И не путается в показаниях, как Сергей Нарышкин. И не придумывает конспирологические теории, как Николай Патрушев. И даже не выступает с историческими речами, как Путин.

Оккупации, которая просто отбирает чужое и провозглашает его своим. Без лишних слов, аргументов, полемики и эмоций. Оккупации, которая доказывает, что имеет значение только сила, а все дополнительные аргументы – это лишь мишура, сказки для электората и возможности для самоутверждения Путина и его соратников. Оккупации, которая сама по себе ещё один – только уже нравственный – дефолт.

Это и есть оккупация с лицом Сергея Кириенко.

Виталий Портников – киевский журналист и политический публицист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Дороги к Свободе"

Мнения, выраженные в рубрике "Право автора", могут не совпадать с точкой зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG