"Компромиссы крайне не популярны". Сможет ли Москва помирить Кыргызстан и Таджикистан?

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Киргизский солдат

Автор фото, EPA-EFE

На саммите в Астане на этой неделе при посредничестве России прошли переговоры между Таджикистаном и Кыргызстаном. Приграничные стычки между ними случаются регулярно, но последня, сентябрьская, эскалация - во многом важнейшая за последние годы. Би-би-си объясняет, почему за развитием этого конфликта нужно следить - и можно ли рассчитывать на его скорое разрешение.

Последнее столкновение началось без очевидной причины и быстро набрало обороты

"Раньше говорили: вот проехала машина [по спорной территории], и ее закидали камнями, или кто-то начал строительство на несогласованном участке. Сейчас даже никаких таких поводов не было озвучено", - отмечает политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

Перестрелка началась 14 сентября вокруг таджикского эксклава Ворух (территории Таджикистана, полностью окруженной территорией Кыргызстана). В эскалации стороны традиционно обвиняют друг друга: по словам таджикских властей, огонь "без каких-либо оснований" открыла киргизская сторона; киргизы говорят, что таджики спровоцировали огонь, базируясь на спорной территории.

Оба президента - Эмомали Рахмон и Садыр Жапаров - в это время находились на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде.

Уже через два дня стало известно о применении обеими сторонами тяжелой военной техники, к которой редко прибегали в прошлом, - танков, минометов, реактивной артиллерии и боевых беспилотников. Таджикские военные впервые обстреляли город Баткен, административный центр области.

Договоренности о прекращении огня несколько раз нарушались, и окончательного перемирия удалось достичь лишь 19 сентября. Еще через несколько дней стороны договорились убрать по четыре погранпоста, на которых чаще всего возникают перестрелки.

10 октября в Душанбе приехала кыргызская делегация - вести переговоры о демаркации границы.

Это самый кровопролитный приграничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном

Точное число погибших не известно, но их как минимум более ста: последний раз, в конце сентября, власти Кыргызстана говорили о 63 погибших, власти Таджикистана - о 42-х - в основном это военные, но есть и гражданские. Местная служба "Радио свободы" (в РФ издание объявлено иноагентом) по открытым данным насчитала 74 погибших с таджикской стороны. Ранены были более 300 человек с обеих сторон.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Кыргызстанские военные ищут неразорвавшиеся снаряды

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

В ходе предыдущего конфликта в апреле 2021 года, который до этого сентября был крупнейшим в новейшей истории двух стран, погибли 55 человек.

Нынешний конфликт отличается еще и числом переселенцев - свои дома были вынуждены покинуть почти 140 тысяч кыргызстанцев (в прошлый раз были эвакуированы 33 тысячи, и многие из эвакуированных сейчас только недавно вернулись в свои восстановленные дома). Больше всего пострадали села Ак-Сай и Капчыгай, там были разрушены практически все жилые дома. Правительственная комиссия Кыргызстана оценила предварительный ущерб в полтора миллиарда сомов (18,4 млн долларов) - и эти цифры еще не окончательные.

Таджикская сторона не назвала число эвакуированных, сообщив только о сожженных домах, разрушенных школах и ударах по мечети.

По данным кыргызского МЧС на 11 октября, домой все еще не вернулись более 6 тысяч человек.

"Дома моих родственников, одноклассников были сожжены. Их имущество разграблено. Магазины разграблены, сожжены, - рассказывает 30-летняя Аида. Она перевезла своих родителей из приграничного села Арка в Бишкек и не хочет, чтобы они возвращались назад. - Мы уже не верим в спокойную жизнь. Они (власти - Би-би-си) и до этого говорили, что достигли мира. Мы поверили, отправили родителей обратно, и это повторилось".

Подпись к видео,

На грани конфликта. Как спорные границы Кыргызстана и Таджикистана ссорят вековых соседей

Соседние Баткенская область в Кыргызстане и Согдийская область в Таджикистане страдают от оттока населения: это экономически бедные регионы с высоким уровнем безработицы. Пограничные споры лишают местных жителей стабильности и надежд на будущее на своей малой родине.

Процесс делимитации и демаркации кыргызско-таджикских границ начался в 2002 году. За два десятилетия властям республик удалось обозначить лишь 68% общей границы, спорными остаются 308 км и 70 прилегающих участков. На этих территориях находятся критически важные для обеих сторон инфраструктурные объекты, водные резервуары, дороги, посевные поля и пастбища, из-за которых часто вспыхивают споры.

Если раньше эти конфликты в основном носили бытовой характер и быстро разрешались, то в последние годы они все чаще перерастают в вооруженные столкновения.

Таджикистан впервые публично предъявил Кыргызстану территориальные претензии

С трибуны Генассамблеи ООН глава таджикского МИД Сироджиддин Мухриддин впервые разгласил детали территориальных претензий Кыргызстану - до этого предмет пограничных споров оставался за закрытыми дверями переговорных залов. Речь, по его словам, идет о более чем 2110 квадратных километров, которые Кыргызстан "начиная с 1950-х годов, самовольно захватил".

На большей части обозначенной Мухриддином территории фактически проживают кыргызстанцы. Наличие населенных пунктов - один из ключевых факторов в территориальных спорах. Оспаривать территории проще, если на них никто не живет. Бегство местных жителей из региона может быть одной из целей обострения, отмечают исследователи.

Автор фото, EPA-EFE

Подпись к фото,

Все меньше людей хотят возвращаться обратно в свои дома на границе

В Бишкеке заявленные претензии встретили непонимание. Садыр Жапаров сказал, что Кыргызстан открыт к переговорам, "но ни сантиметра своей земли отдавать не собирается".

"В Баткенской области всего 17 тысяч квадратных километров - 90% из которых горы. Ровной земли там три тысячи [кв км], не больше, и они претендуют на две тысячи из них", - возмутился депутат киргизского парламента Султанбай Айжигитов.

В своем споре Кыргызстан и Таджикистан опираются на советские документы и карты разных годов - 1924-го, 1956-го и 1989-го, которые противоречат друг другу. Ни одна их этих карт не отражает фактического проживания местного населения, что еще больше усложняет процесс переговоров.

К примеру, таджикский эксклав Ворух, находящийся вглуби Баткенской области Кыргызстана, на ранних картах был выпуклой частью Таджикистана, а на более поздних превратился в эксклав. Дорога, соединяющая его с Таджикистаном, оспаривается сторонами. Но уступи Кыргызстан соседу, у него самого, по сути, появится новый эксклав - весь Лейлекский район на западе Баткенской области, который соединен с остальной частью республики одной дорогой, проходящей по спорной территории (южнее Воруха - горы).

Стороны все больше культивируют "образ врага"

Когда-то тесные связи между народами ослабевают - когда с каждым новым конфликтом люди теряют своих близких и свое имущество. Чтобы избежать стычек на объектах общей инфраструктуры, власти вкладываются в новую - но любой строительный проект вблизи границы воспринимается местными в штыки и подвергается атакам при эскалации. Так, в сентябре был разрушен новый мост, построенный Кыргызстаном через реку Ак-Суу (Исфара).

Автор фото, EPA-EFE

Подпись к фото,

Разрушенный мост

На государственном уровне отношения между странами также напряжены - гневную реакцию Душанбе осенью прошлого года вызвал приговор двум гражданам Таджикистана, осужденным на пожизненное заключение по итогам одного и пограничных конфликтов. Бишкек был возмущен выдворением из Таджикистана десятков киргизских граждан в начале 2022 года.

Авиасообщение между странами прекращено, за редким исключением гражданам Таджикистана фактически запрещен въезд в Кыргызстан и наоборот.

Как отмечает эксперт Фонда Карнеги Темур Умаров, президенты обеих стран используют враждебную риторику в отношении соседа в том числе для набирания популярности у собственного электората.

"На фоне растущего национализма в Кыргызстане и подготовки к транзиту власти в Таджикистане, где Рахмон уже несколько десятков лет позиционирует себя как "защитник таджиков", попытки решить территориальные споры - что означает пойти на уступки и компромиссы - крайне не популярны", - отмечает Умаров.

"В Таджикистане начали выискивать в речах кыргызских политиков любые антитаджикские намеки, а таких было в избытке. В Кыргызстане регулярно грозили, что в случае чего "ответ будет жестким", на что с таджикской стороны отвечали обвинениями в "таджикофобии" и "нацизме", - отмечает Умаров.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

В Бишкеке прошел митинг с требованием к властям поддержать жителей приграничных регионов

Во время последнего столкновения в киргизских и таджикских соцсетях трендились хэштэги "stoprahmon" и "stopsadyr".

При этом если Таджикистан известен отсутствием свободы слова, то для Кыргызстана менее свойственен государственный контроль над СМИ и интернетом. Тем не менее в прошлом году на независимое кыргызстанское издание Kaktus Media завели уголовное дело по статье о разжигании межнациональной розни и призывам к войне - за то, что они перепечатали материал таджикского независимого издания Asia Plus. Дело тянулось почти полгода, но в итоге было закрыто за отсутствием состава преступления.

После недавней эскалации администрация президента Кыргызстана предложила поправки в закон о СМИ, которые позволят ограничивать свободу слова во время чрезвычайного и военного положений в стране.

Разрешить этот конфликт на самом деле некому

Таджикистан и Кыргызстан - не только соседи, но и партнеры по ОДКБ и ШОС - региональным организациям сотрудничества в сфере безопасности.

То, что на их площадках проблемы кыргызско-таджикской границы официально не обсуждаются, говорит многое об их приоритетах, отмечает политолог Асель Доолоткельдиева: "Обе эти организации обслуживают интересы России и Китая. О какой региональной безопасности может идти речь, если страны внутри организаций не могут договориться?"

На Генассамблее ООН представители Кыргызстана и Таджикистана обвинили друг друга в "запланированной военной агрессии" - по мнению политологов, это выводит конфликт на новый международный уровень, так как может сигнализировать поиск сторонами нового посредника в переговорах.

Автор фото, EPA-EFE

Подпись к фото,

Путин мечтает о том, чтобы оставаться главным посредником в регионе

Традиционно эту роль играла Москва. Но в октябре Бишкек был возмущен решением Владимира Путина наградить таджикского президента орденом "За заслуги перед Отечеством" III степени - за "обеспечение региональной стабильности и безопасности".

После награждения Кыргызстан отменил учения ОДКБ, которые должны были пройти в стране 10-14 октября, и заявил, что не будет принимать в них участие и в следующем году, когда учения будут проходить в Таджикистане.

13 октября в Астане Путин встретился с обоими лидерами стран - по сообщению киргизской стороны, встречу инициировал сам российский президент. Об итогах встречи известно немного, но в пресс-службе Жапарова отметили, что Путин "выразил готовность оказать содействие" в решении проблем на границе.

Ни Кыргызстан, ни Таджикистан не готовы сейчас к полномасштабной войне, соглашаются политологи. Садыру Жапарову надо укреплять позиции: он обязан своей властью масштабным протестам 2019-го года, и его электорат внимательно следит за каждым его шагом. Эмомали Рахмон же готовится передавать власть своему сыну.

Но и помогать искать выходы из ситуации некому: Кремль занят своей "специальной военной операцией", и, учитывая состояние дел на украинском фронте, вряд ли Москва может позволить себе уделять много внимания Центральной Азии. Китай же - другой крупный региональный игрок - традиционно предпочитает не вмешиваться в чужие локальные конфликты.

"Самое обидное, что, похоже, нет никого, кто мог бы вмешаться и попытаться разрешить конфликт, - говорит Раффаелло Пантучи, старший научный сотрудник Королевского Объединенного института оборонных исследований в Лондоне. - К сожалению, я не думаю, что мы слышим об этом конфликте в последний раз".