Svoboda | Graniru | BBC Russia | Golosameriki | Facebook

Ссылки для упрощенного доступа

Холокост и франкистская Испания


Депортация венгерских евреев

Каким образом испанские дипломаты в Европе спасали евреев и помогали им добираться до Иберийского полуострова? Зачем подвергали они себя риску? Малоизвестные страницы праведничества – в рассказе Виктора Черецкого

Иван Толстой: В годы Второй мировой войны тысячи евреев из разных стран Европы смогли спастись, перебравшись на Иберийский полуостров или найдя защиту у себя на родине у испанских дипломатов. О том, как и почему подобное происходило, учитывая, что Испанией правил близкий к нацистской Германии режим генерала Франко, до сих пор спорят исследователи. Этой теме, к примеру, посвящена только что изданная книга историка Энрике Морадьельоса "Холокост и Испания Франко", а также вышедшая несколько раньше работа Диего Карседо под названием "Среди убийц и героев: испанцы, которые противостояли Холокосту". Найти ответ на вопрос, что мотивировало испанцев помогать евреям, попытался и наш мадридский автор Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Наиболее известным специалистом в вопросе отношения испанцев к Холокосту и его жертвам является историк, журналист и писатель Диего Карседо.

Диего Карседо: Холокост стал одним из самых страшных преступлений последних столетий, неимоверным злодеянием. Это одно из наиболее трагических событий современности. Поначалу преследуемые нацистами евреи, к примеру, жившие в самой Германии или Польше, пытались бежать в соседние страны. Но германский милитаризм быстро подчинял себе Европу, и в конце концов почти вся она оказалась в орбите Рейха. Так что евреям, вынужденным переезжать из страны в страну, уже негде было укрыться от расовых законов Германии – некуда было бежать. Правда, рядом находилась нейтральная Швейцария, которая была не прочь принять некоторых состоятельных людей, но только их, а не всех подряд. Кроме того, Швейцария не желала ссориться с Гитлером, а посему ее границы были закрыты для основной массы евреев. Казалось, у последних еще была возможность переправиться в Великобританию через Ла-Манш. Ведь Лондон находился в состоянии войны с Германией. Но и британцы, похоже, не спешили принимать беглецов. Были попытки: евреи нанимали суда, но когда эти суда приближались к берегам Англии, их отгоняли местные пограничные катера и заставляли вернуться во Францию.

В Испанию евреи стали перебираться в 1940 году – после оккупации Франции

Что касается Испании, то в ходе Второй мировой войны она заявляла о своем нейтралитете – официально не участвовала в конфликте. Хотя – и это не было секретом – франкистский режим поначалу открыто симпатизировал и помогал нацистам. К примеру, испанцы поставляли Германии вольфрам, необходимый для военной промышленности, и принимали в своих портах – снабжали продовольствием – немецкие военные суда, в том числе подводные лодки. Франкистская пропаганда также была на стороне Германии. Тем не менее, наша страна стала одной из немногих в Европе, оказавшись в которой, обреченные на уничтожение люди могли спастись. Через Испанию лежала прямая дорога в Португалию, а оттуда – и это было очень важно – можно было переправиться в Америку, сбежать из Европы.

Виктор Черецкий: Мы знаем, что в Испанию евреи стали перебираться в 1940 году – после оккупации Франции. Известно и имя первого испанца, который стал им активно помогать. Это консул в Бордо Эдуардо Проппер-де-Кальехон.

Дипломат Эдуардо Проппер
Дипломат Эдуардо Проппер

Диего Карседо: Когда немцы захватили Францию, испанский дипломат Эдуардо Проппер-де-Кальехон решил помочь евреям. Вместе с французским правительством он отправился из Парижа, где работал до оккупации, на юг страны и возглавил консульство в Бордо. Там, по договоренности с португальским консулом, которого звали Аристидеш де Соуза Мендеш, дипломат начал выдавать транзитные визы для проезда через Испанию тем, кому его коллега выписывал визы в Португалию. При этом оба трудились не покладая рук, выдавая тысячи виз. Ведь люди буквально осаждали их офисы в надежде попасть на Иберийский полуостров. Консулы работали вместе до тех пор, пока португальский диктатор Салазар, симпатизировавший Гитлеру, не спохватился: в страну стало приезжать слишком много беженцев, да еще и по визам, на которые его режим согласия не давал. Аристидеш де Соуза Мендеш был отозван и наказан.

Что касается испанца, то его направили в Виши, столицу французского коллаборационистского правительства Петена, где в то время начало работать испанское посольство. Однако оттуда он был вскоре отозван МИДом Испании. Дело в том, что гитлеровское командование было недовольно консулом, помогавшим евреям, и пожаловалось на него в Мадрид. Франкисты вынуждены были реагировать: Проппера-де-Кальехона перевели на работу в Марокко. Вскоре он добровольно покинул дипломатическую службу и уехал в Лондон.

Писатель Диего Корседо
Писатель Диего Корседо

В книге "Среди убийц и героев" я рассказываю и о других испанских дипломатах, которые служили в разных европейских странах и пытались помочь евреям, видя ситуацию, в которой они оказались из-за постоянных преследований и депортации в лагеря смерти. Дипломаты спасали людей, пользуясь своим статусом и тем, что испанское правительство поддерживало хорошие отношения с Германией. Правда, результаты их деятельности были разными: одни смогли спасти сотни людей, другие лишь нескольких. Самых больших успехов в этом плане добился Анхель Санс Брис, который был поверенным в делах – возглавлял дипломатическое представительство – в Будапеште.

Виктор Черецкий: Мы знаем, что португалец Аристидеш де Соуза Мендеш и его испанский коллега Эдуардо Проппер-де-Кальехон за свою деятельность получили от Израиля почетное звание праведников народов мира. К праведникам причислен и Анхель Санс Брис, которого еще называют "Ангелом Будапешта". Именно под таким названием вышел в Испании в свое время посвященный ему документальный фильм.

Дипломат Анхель Сан Брис
Дипломат Анхель Сан Брис

Диего Карседо: Этот человек в общем-то симпатизировал Германии. Он был убежденным франкистом, воевал на стороне Франко во время гражданской войны и пользовался полным доверием режима. Однако подобная позиция вовсе не помешала ему помогать переживающим трагедию венгерским евреям. Чтобы обмануть бдительность нацистов, Санс Брис пошел на хитрость. Он реанимировал давно отмененный испанский закон, который позволял предоставлять евреям-сефардам гражданство Испании. Речь шла о потомках лиц, которые были изгнаны с Иберийского полуострова в конце 15 столетия по религиозным соображениям. Впрочем, сефардов в Будапеште было мало – не более десятка. Но это дипломата не смущало. Он выдавал документы тысячам евреев, которые к Испании не имели никакого отношения. Сначала выписывал паспорта, а когда бланки закончились – справки, удостоверяющие, что их предъявители являются гражданами Испании, что на них не распространяются местные законы и что они находятся под защитой посольства и международного права. Всего Санс Брис выписал 5300 подобных справок. Он спешил. Ведь депортацией венгерских евреев занимался печально известный своей эффективностью в деле "окончательного решения еврейского вопроса" Адольф Эйхман. Тот самый, который в 1960 году был выкран израильскими спецслужбами в Аргентине и казнен за свои преступления.

Депортация евреев Будапешта
Депортация евреев Будапешта

В Венгрии к концу 44-го года оставалось порядка 400 тысяч евреев, около 450 тысяч уже были уничтожены. Гитлер проигрывал войну, но продолжал убивать. Это была его навязчивая идея. В подобной ситуации и пришлось действовать Анхелю Санс Брису. Он видел, как людей сгоняли в пригород Будапешта, чтобы посадить в поезда, которые Эйхман отправлял в лагерь уничтожения Аушвиц. В конце концов подобная участь постигла и подопечных испанца. Гестапо, местная полиция и венгерские фашисты из организации "Скрещенные стрелы", которые отличались особой жестокостью, стали хватать людей, имевших на руках испанские документы. Анхель Санс Брис с риском для карьеры и самой жизни боролся за каждого. Он применял в основном дипломатические методы, но не только. К примеру, однажды он узнал, что немцы отправили из Будапешта нескольких евреев с испанскими документами. Дипломат догнал на машине поезд, поругался с эсэсовцами охраны и заставил отпустить всех, кто имел на руках его документы.

Виктор Черецкий: Известно также, что Санс Брис был ограничен в казенных средствах и спасал людей, расселял и кормил на свои деньги. Он это мог себе позволить, поскольку был состоятельным человеком. Тем не менее, подобный поступок был единственным среди испанских дипломатов.

После возвращения на родину Анхель Санс Брис сделал блестящую дипломатическую карьеру

Диего Карседо: Поскольку возможность спасать людей, лишь выдавая им справки, иссякла, он решил снимать для них квартиры и целые здания. И, действительно, делал он это на собственные средства, поскольку бюджет посольства был крайне скудным. Санс Брис снял 11 помещений, куда поселил всех своих подопечных. На зданиях вывешивались объявления на венгерском и испанском языках, в которых указывалось, что они находятся под юрисдикцией испанского посольства. И на каждом углу виднелись испанские флаги. Венгерские фашисты пытались проникнуть в эти дома. Но всякий раз им давал отпор как сам дипломат, так и его служащие. Спасли всех. После возвращения на родину Анхель Санс Брис сделал блестящую дипломатическую карьеру. Он был первым послом Испании в Китае во времена Мао Дзэдуна и скончался, будучи послом в Ватикане, на посту, который в дипломатических кругах Испании считается особо престижным.

Виктор Черецкий: Известны имена и других испанских дипломатов, помогавших евреям. Это, к примеру, консул в Вене Хуан Шварц Диас-Флорес и советник по вопросам сельского хозяйства посольства в Берлине Хосе Руис Сантаэлья. Последний спас трех женщин, которые жили в его берлинском доме с фальшивыми документами под видом прислуги. Советник и его жена-немка Вальтрауд Шредер тоже причислены Израилем к праведникам.

Диего Карседо: В других странах, правда, в меньших масштабах, испанские дипломаты тоже помогали евреям. Так было, к примеру, в Болгарии, Румынии и Греции. В Афинах этим занимался консул Себастьян де Ромеро Радигалес. Он отправился в Салоники, где проживала большая диаспора сефардов, и в течение нескольких месяцев лично опекал их. Дипломат стал хлопотать об отправке этих людей в Испанию. Был план использовать шведское судно, доставившее в Грецию продовольствие. Реализовать его не удалось. Тем временем немцы требовали отправки сефардов в концлагерь в Германию и настояли на своем. И лишь спустя некоторое время, с помощью испанского посла в Берлине, удалось освободить этих людей – всего 360 человек – и отправить через Испанию в Марокко. Ну, а посол Испании в Болгарии Хулио Паленсия тоже выдавал евреям справки об испанском гражданстве. Однажды, узнав об убийстве одного торговца-сефарда, он помог его вдове тайком уехать в Румынию, где у нее были родственники, и усыновил, чтобы спасти, двоих детей убитого.

Железнодорожная станция Канфранк
Железнодорожная станция Канфранк

Виктор Черецкий: Помогали евреям не только дипломаты, но и рядовые испанцы. Дело в том, что испанская виза не всем позволяла свободно пересечь франко-испанскую границу. На границе, которая проходила по железнодорожной станции Канфранк, постоянно находились немецкие пограничники и гестаповцы. Женщин и детей они пропускали без особого интереса, а вот мужчин с паспортами, к примеру, той же Венгрии, заворачивали, заявляя, что их страна воюет на стороне Германии, а посему дело мужчин, невзирая на возраст, воевать, а не спасаться в Испании. И это – в лучшем случае. В худшем, если немцы обнаруживали, что речь идет о еврее, то беженца арестовывали и увозили в неизвестном направлении. Так что многие из них, с визой и без, предпочитали преодолевать границу нелегально – пешком по горам. И в этом, как утверждает Диего Карседо, им помогали испанцы.

Диего Карседо: В Испанию все годы Второй мировой войны не прекращался поток еврейских беженцев, которые пешком преодолевали Пиренеи и границу. Это были люди, пытавшиеся любой ценой уйти от своих преследователей. Им помогали испанцы, выходцы из различных слоев общества, разного культурного уровня и достатка. Они рисковали, поскольку речь шла о помощи лицам, незаконно пересекающим границу. То есть угроза для них исходила не только от немцев, но и от испанских властей. Группы добровольных помощников существовали как в Испании, так и во Франции. К примеру, во Франции действовала подпольная организация под руководством эмигрировавшего в эту страну испанского анархиста Франсиско Понсана. Он родился в Астурии, а по профессии был школьным учителем, страдал очень сильной близорукостью, жил в Марселе. Ему и другим членам его группы удалось провести по горам из Франции в Испанию порядка 300 человек. В конце концов испанца поймало гестапо. Понсан был казнен вместе с другими членами своей организации буквально за две недели до освобождения Марселя.

Пиренеи.
Пиренеи.

Виктор Черецкий: Между тем, среди тех, кто помогал беженцам, были не только политически мотивированные активисты типа анархиста Понсана, но и лица, весьма далекие от политики. Так, во всех современных работах о спасении евреев испанцами непременно упоминаются сестры Тоуса – Лола, Ампаро и Хулия.

Диего Карседо: Речь идет о трех пожилых женщинах. В поселке Рибадавья, недалеко от границы с Португалией, они владели столовой на железнодорожной станции. Через эту станцию в те времена проходило очень много поездов. А жили сестры в центре поселка, рядом с казармой жандармерии и зданием мэрии. Там же у них был еще и бар, в котором по вечерам собирались соседи, чтобы поиграть в карты. Что касается беженцев, то они добирались до португальской границы часто тайком в товарных вагонах и не знали, где найти пристанище. К тому же они не говорили по-испански и не могли объясниться с местными населением. Сестры руководствовались чувством сострадания. Они сначала прятали прибывающих в подвале столовой, ночью уводили к себе домой, а потом организовывали их переезд в Португалию. Предосторожности не были лишними и вовсе не из-за местного населения и властей. Проблема заключалась в том, что неподалеку – в городе Виго – находилась штаб-квартира гестапо.

Сестры Тоуса
Сестры Тоуса

Вообще в Виго было много немцев, поскольку оттуда в Германию экспортировался вольфрам, стратегическое сырье, необходимое для производства танковой брони. Туда же заходили немецкие военные корабли. Разумеется, гестаповцы, которые чувствовали себя в этих местах как дома, догадывались, что через Рибадавья направлялись в Португалию евреи. Так что они нередко приезжали в поселок – расспрашивали жителей, но ни беженцев, ни сестер никто им не выдавал. Среди тех, кто помогал евреям, был местный бондарь. Он одно время работал в США, жил вместе с поляками, немного знал польский, а также английский, а посему мог объясниться с вновь прибывающими. В группе были еще два таксиста. Они доставляли беженцев к португальской границе – по ночам, с погашенными фарами. Любопытно, что один из таксистов до этого был личным водителем генерала Мильяна Астрая, близкого соратника и друга Франко. Помогали и два рыбака – отец и сын. Они давали беглецам снасти, одевали в рыбацкую одежду и сопровождали к пограничной реке Миньо, через которую переправляли на лодке. Нам, к сожалению, не известно число людей, которых спасли сестры и их помощники. Считается, что речь идет о сотнях спасенных.

Все эти люди предпочитали не говорить о том, чем занимались в 40-е годы

Виктор Черецкий: Любопытно, что в отличие от упомянутых нами дипломатов, имена сестер Тоуса до недавнего времени оставались в тени. При жизни о них никто не вспоминал, никто не чествовал, не присваивал почетных званий, а об их деятельности стало известно относительно недавно. Почему?

Диего Карседо: Все эти люди предпочитали не говорить о том, чем занимались в 40-е годы. Возможно, они чего-то опасались, но в основном, думается, из-за личной скромности, из-за нежелания чем-то выделяться среди окружающих. Никто из них никогда не хвалился добрыми поступками. Так, о деятельности сестер Тоуса стало известно случайно и лишь через много лет – от одного человека, который жил после войны в США и которого, когда он был ребенком, спасли эти женщины. История попала в прессу и к исследователям. Они выяснили все подробности, в частности, что сестрам помогали другие жители поселка. Подобные благородные поступки, совершенные испанцами в тяжелые времена, не были редкостью. Я привожу в книге "Среди чудовищ и героев" лишь несколько историй, но знаю, что их было значительно больше. Известно также, что большинство людей, которые помогали беженцам, сошли в могилу, не рассказав никому о своих делах. Тем не менее, они позволяют нам говорить сегодня о том, что испанцы внесли свой вклад в спасение евреев от Холокоста.

Виктор Черецкий: Мы говорим, что определенная угроза евреям и даже тем, кто им помогал на территории Испании, исходила, как и в оккупированных странах, от гестапо. Насколько все же реальна была эта угроза, ведь Испанию Германия не оккупировала?

Диего Карседо: Приведу пример, чтобы было понятно, как обстояли дела – как действовали немецкие спецслужбы и насколько их действия представляли опасность. В те времена немецкое посольство в Испании официально имело более тысячи сотрудников. Но на деле их было значительно больше. Гитлеровцы никогда особо не доверяли франкистам. Повсюду действовали тайные агенты гестапо, эсэсовцы, абверовцы. Они присматривали за испанскими властями и за простыми испанцами, которые могли заниматься какой-либо антифашистской деятельностью, вести пропаганду против Германии. Так что мы вполне можем утверждать, что Испания была под определенным контролем нацистов.

Их жертвой стал, в частности, австрийский священник Якоб Гапп, который активно выступал против расовых теорий Гитлера. На родине его преследовали. Сначала он скрывался под чужим именем в Тироле, затем ему пришлось скитаться по разным странам и, наконец, перебраться в Испанию.

Священник Якоб Гапп
Священник Якоб Гапп

Сначала Гапп оказался в Сан-Себастьяне, а затем ему помогли устроиться подальше от французской границы – в Валенсии. Там он стал преподавать иностранные языки в церковной школе. И вот однажды к нему пришли два молодых человека, очень вежливых и симпатичных. Они представились евреями, беженцами из Германии, которые хотели бы принять христианство. И попросили священника подготовить их, объяснить суть и доктрину новой для них веры. Гапп начал их готовить, давать уроки Закона божьего. Ну а когда встал вопрос о крещении, молодые люди заявили, что на обряд непременно должны явиться из Франции их родственники. Для этого они захотели отправиться к границе, чтобы встретить родню, и пригласили священника сопровождать их. Гапп, будучи человеком доверчивым, согласился. Оказавшись на границе, молодые люди пожаловались, что их родственников не пускают в Испанию из-за отсутствия надлежащей визы. И тут же попросили священника поехать с ними во Францию, чтобы встретиться с родней и организовать там крещение. Но когда они втроем оказались на французской территории, и молодые люди, и их родственники "превратились" в гестаповцев. Священника схватили, сначала отправили в Париж, а потом в Берлин, где с ним безжалостно расправились.

Виктор Черецкий: В истории спасения евреев испанцами есть один момент, который до сих пор вызывает споры исследователей. Это отношение к спасению генерала Франко и его режима. Многие исследователи утверждают, что испанцы – от дипломатов до простых жителей глубинки – действовали исключительно на свой страх и риск, под угрозой попасть в немилость не только к вездесущему гестапо, но и к франкистам. Каудильо Франко был-де фашистом, сторонником Гитлера, а посему врагом евреев. Уже упомянутый нами историк Энрике Морадьельос считает подобную точку зрения упрощенной и даже наивной. Действительно, Франко, которому Гитлер в годы гражданской войны в Испании 1936-39 годов помогал авиацией, побаивался своего благодетеля и в угоду ему упражнялся в антисемитской риторике. Но при этом, как считает историк, он с самого начала закрывал глаза на помощь евреям своих дипломатов, о которой, разумеется, знал. Вражды к евреям, в отличие от Гитлера, Франко не испытывал. Морадьельос напоминает, что генерал, воевавший в 1920-е годы в Северной Африке с марокканцами, был в хороших отношениях с местной сефардской диаспорой, которая поддерживала испанцев. Она же оказала ему финансовую поддержку летом 1936 года, когда Франко поднял мятеж в Испании – против левого правительства Народного фронта.

Испанские дипломаты взяли под свою опеку и спасли в годы Второй мировой войны не менее 8 тысяч евреев

Кроме того, начиная с 1943-го года каудильо постепенно порывает с Германией. А его министр иностранных дел Гомес-Хордана требует от дипломатов в оккупированной Европе "защищать евреев по мере возможности". Прагматичный режим пытался таким образом заслужить доверие США и Великобритании, считает Морадьельос. Впрочем, по его словам, это нисколько не умоляет заслуг испанских дипломатов, таких как Санс Брис, которые часто переступали грань возможного, действовали больше не по приказу, а по зову сердца.

В работе Энрике Морадьельоса приводятся и некоторые цифры. Испанские дипломаты взяли под свою опеку и спасли в годы Второй мировой войны не менее 8 тысяч евреев. Более 35 тысяч смогли уцелеть, перейдя франко-испанскую границу. Шестеро испанцев названы Израилем праведниками народов мира.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG